"Пятый этаж": российская экономика снова на подъеме?

  • 18 мая 2016
Рубли Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Одна из проблем российской экономики - инвестиционный климат

Агентство Bloomberg пишет, что российская экономика переживает сегодня самые значительные изменения за последние 15 лет.

Падение нефтяных цен и международные санкции дали толчок целым отраслям российской экономики, особенно наукоемким.

Конечно, отмечает агентство, есть и проблемы, главная из которых - инвестиционный климат, однако завершения нынешней рецессии можно ожидать уже в третьем квартале этого года.

Хотя углеводороды по-прежнему остаются главными наполнителями российского бюджета, Россия, по мнению агентства, готовится к "жизни после нефти", причем, в отличие от, например, Саудовской Аравии, делает это без фанфар и лишнего шума.

Насколько оправдан оптимизм Bloomberg?

Ведущий программы "Пятый этаж" Михаил Смотряев беседует с экономистами Сергеем Алексашенко и Валерием Мироновым.

М.С. В статье говорится, что отпуск рубля и те жесткие условия, в которых оказалась российская экономика в связи с падением цен на нефть, международными санкциями и контрсанкциями вывели Россию на некое плато. Интересно сравнение с саудовским планом, который был объявлен в конце апреля, где к 2030 году предполагается сделать рай, не зависящий от цен на нефть.

С.А. Благополучие российской экономики несколько преувеличено. Заметка Блумберга построена на цитировании правительственных чиновников, которые еще прошлым летом говорили, что пик кризиса пройден, экономика начинает расти. На самом деле она продолжает медленно скользить вниз, и серьезного перелома в тенденциях нет. Если неправильно считать нефтяной сектор, то он сжимается, а остальной в результате статистически растет. Сырьевой сектор чувствует себя замечательно в статистике, там все растет. Не буду отрицать, растут и те сектора, которые называет Блумберг, в частности, сельское хозяйство, но рост там начался лет 10 назад, даже больше, с 2003 года. Он растет устойчиво со скоростью около 3% в год, независимо от того, что происходит в российской экономике. И последнее – экономика не может не расти, и, естественно, реагирует на то, что происходит вокруг, и ослабление рубля дает конкурентные преимущества другим секторам. Внешний туризм сократился, в том числе в связи с событиями в Турции и Египте, и стал развиваться туризм внутренний. Я бы не стал сравнивать Россию с Саудовской Аравией, там делается упор на большую инвестиционную программу за счет накопленных национальных резервов. А в России, наоборот, трансформация экономики происходит в условиях минимизации бюджета.

М.С. У меня некоторые сомнения вызвал 28% рост IT –индустрии.

В.М. И рост, и падение нефтяных цен оказывают двоякое воздействие на экономику, как и санкции. Рост нефтяных цен стимулирует спрос, но снижает конкурентоспособность. Сегодня нефтяные цены упали на 50%, и можно ожидать кумулятивное падение ВВП должно составить больше, чем в прошлом году. Падение продолжится за счет отмирания секторов, которые при притоке экспортной выручки раздулись. Будут отмирать секторы в торговле – торговые центры закрываются, сектор ресторанов будет оптимизироваться – закрываться более дорогие, и т.д. С другой стороны, особенно если финансовые санкции будут отменены, мы будем иметь какой-то рост, хотя процесс адаптации будет идти медленно. Возместить потерю дохода от продажи дорогой нефти будет сложно. Но промышленность в прошлом году падала достаточно медленно, и даже наблюдался рост в некоторых секторах. По итогам первого квартала можно прогнозировать рост промышленности на 1,8%, при том, что ВВП продолжит падать. Это химия, металлургия, текстильная и швейная продукция, обувь и машинное оборудование.

М.С. Блумберг цитирует Росстат. За IT идут фармацевты с 9%, медицинское оборудование, обрабатывающие станки, и рост там 4-6%. Дальше идет добывающая промышленность, где темпы роста менее впечатляющие. Если принять это за истину, означает ли это, определенный сдвиг в "жизнь после нефти"?

С.А. Может быть, и был рост IT –индустрии в указанных размерах, но сколько она составляет процентов в российской экономике? Это десятые процента. Нефть – это половина российского экспорта. Когда IT –индустрия будет составлять хотя бы 10% экспорта, она станет точкой опоры для экономики. Когда в российской экономики нефть составит хотя бы меньше 25%, то структура экономики будет меняться. А иначе это просто реакция на снижение нефтяных цен. Говорить об изменении структуры экономики по данным одного квартала смешно. Надо подождать хотя бы года три. Вот сектор сельского хозяйства действительно растет, но в российской экономике он тоже составляет около 3% всего. И оно не станет точкой опоры, потому что так устроена мировая экономика. В ней сегодня больше всего ценятся знания, а не природные ресурсы. Нужно увеличивать сектора с высокой долей добавленной стоимости, а об этом пока речи нет.

В.М. Кроме IT –индустрии есть ряд секторов, которые могут иметь спрос на мировом рынке. Сейчас население в России перешло к сберегательной модели поведения. Упали и инвестиции в компаниях. Внутренний спрос пока не растет. Поэтому надо выходить на внешние рынки. Девальвация привела к значительному снижению зарплат в валютном выражении. Оплата часа работы в обрабатывающей промышленности в России находится на уровне Китая. С точки зрения европейских зарплат у нас есть некоторые конкурентные преимущества. Поэтому часть производства из Китая можно перебазировать в Россию – например, энергоемкие производства, связанные с обработкой сырья и выпуском недорогой продукции, например, удобрений.

М.С. Да, речь шла о диверсификации российской экономики в более широком смысле и на более продолжительный период. Но отрасли, о которых Вы говорите, неэкологичны, энергоемки и не очень технологичны. Это не может быть полноценной программой диверсификации российской экономики.

В.М. Модернизация идет постепенно, надо переходить от простого к сложному. В дальнейшем нужен план до 30, или 40 года, как действительно перейти к экономике знаний, основанной на новациях. Бизнес должен такой план иметь, потому что существующая в экономике неопределенность связана и с тем, что у нас нет долгосрочного плана. Надо инвестировать в высокотехнологичные сектора.

М.С. Здесь не столько проблема инвестиции, сколько проблема доверия. Блумберг рапортует, что определенные успехи есть и в этой сфере. Упоминается и рейтинг «doing business». Инвестиционный климат – прямая производная политической ситуации. Пока не начнутся политические реформы, не последуют и экономические. В Кремле же полагают, что эти вещи не связаны. Или начинают понимать, что без политических реформ экономического роста не будет?

С.А. Определенные шаги по снижению давления на бизнес со стороны госорганов предпринимаются, так как последние годы оно резко усилилось. В сельском хозяйстве примерно 16 посредников от поля до прилавка, взятки они зафиксировали в валютном выражении еще до девальвации, так что новый бизнес создать очень трудно даже там, где есть для этого предпосылки. Так что реформы здесь необходимы.

М.С. Вы говорите о проблемах на низовом уровне. Я говорил не об этом. Давление есть на всех уровнях, и начинать надо сверху.

С.А. Рейтинг "doing business" очень сомнителен. По нему выходит, что качество российской судебной системы выше, чем американской. Реальные бизнесмены российский инвестиционный климат оценивают по-другому. А Кремль тоже неоднороден. Есть человек, который принимает решения, а есть люди, которые готовят ему материалы. И у них есть понимание, что является главным тормозом в инвестиционном секторе. А человек, принимающий решения, не велит им вмешиваться в политику и заставляет ограничиваться экономикой. Вот они и изобретают всякие мифы.

М.С. Но есть китайский опыт, где основу-то не трогают.

С.А. Китайские реформы начались с 1984 года, а в сельском хозяйстве вообще в 1979. И я не слышал там про политический рэкет, чтобы силовики отбирали бизнес у хозяина. Там есть свои проблемы, но о таком я не слышал. У Китая была уникальная возможность – неограниченная квалифицированная дешевая рабочая сила. Они создали всемирную фабрику, которая сегодня обеспечивает весь мир. Если у нас есть то же, давайте попробуем с ними конкурировать. Но в Китай приходили иностранные инвесторы, вкладывали деньги, строили промышленные мощности. Чтобы инвесторы пришли в Россию, нужно добиться отмены санкций, прекратить войну на востоке Украины. Но и силы рабочей у нас столько нет. И привычка к патернализму государства. Как только нефть начнет дорожать, мы потребуем все назад. Поэтому конкурировать с Китаем мы не можем.

__________________________________________________________

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Новости по теме