"Пятый этаж": Куда податься опытному менеджеру?

  • 9 июня 2016
аэропорт Франкфурта, пассажир Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Больше всего опрошенных топ-менеджеров хотят работать в США, Германии или Британии

На фоне экономического спада и продолжающегося "закручивания гаек" во всех сферах жизни многие российские профессионалы твердо намерены уехать из страны.

В 2015 году из России уехали 350 тысяч человек - что в 10 раз больше, чем в 2011 году.

На этой неделе московское кадровое агентство "Контакт" опубликовало результаты опроса российских топ-менеджеров, согласно которому почти половина из них собирается уехать из страны, причем 16% собираются сделать это в течение ближайших двух лет.

Почему профессионалы хотят покинуть Россию, и каковы их шансы устроиться за рубежом?

Ведущий программы "Пятый этаж" Михаил Смотряев беседует с исполнительным директором инвестиционной компании "Арбат Kапитал" Алексеем Голубовичем и директором Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ Олегом Буклемишевым.

__________________________________________________________

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Михаил Смотряев: Добрый вечер, девятое июня, четверг. В гостях у "Пятого этажа" директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ Олег Буклемишев и исполнительный директор инвестиционной компании "Арбат Kапитал" Алексей Голубович. Сегодня разговор об утечке мозгов, хотя не совсем то, что под этим обычно подразумевается. Там обычно говорят об ученых, работающих в фундаментальных областях науки. Насколько отъезд топ-менеджеров – потеря для российского государства? Означает ли это, что российская экономика рассыпается?

Олег Буклемишев: Нет, конечно. Ответ зависит от того, что вы понимаете под "государством". Сейчас идет примитивизация российской экономики, какие-то бизнесы сворачиваются, какие-то уменьшают свою активность. То есть это отражение тенденции того, что происходит с российской экономикой.

Алексей Голубович: Для экономиста важно прогнозировать последствия, от этого будет зависеть спрос на специалистов, возможности инвестирования. А причины – тема отдельная.

М.С.: Опрос показал, что одной из главных причин является нестабильность в стране в том, что касается бизнеса. События последних двух лет, давление, оказанное на бизнес в связи с санкциями, с ужесточением внутренней политики, объясняет десятикратный рост уехавших. Но верхушка бизнес-сообщества всегда ищет, где лучше. Статистика по 100 крупнейших компаний мира показывает, что нашествия иностранцев нет. Насколько это норма в мире бизнеса?

О.Б.: Сегодня это норма. Границы для богатых людей и верхушки среднего класса перестают существовать, а профессиональный уровень некоторых из них позволяет им перемещаться туда, где им больше нравится.

М.С.: Может быть, для глобального бизнеса это неплохо?

О.Б.: Да, здесь два фактора: доходов и перспектив – интересно или нет работать. Оба эти фактора значимы в равной степени, особенно в России сегодня.

М.С.: Кого считать топ-менеджерами и по какому принципу их вычленять? По мере ответственности, количеству людей в подчинении или по зарплате?

А.Г.: Можно по всем. Зарплата чаще всего сопоставима с квалификацией. Я встречал много менеджеров, которые уезжали в Европу за большей зарплатой, и многих, которые приезжали в Россию в период бума. Для менеджера главное – возможность применить свои навыки. Но им сложнее всего устраиваться, если сравнивать с другими людьми с высокой квалификацией. В Европе, благодаря общему трудовому законодательству люди стали перебираться на работу в другие страны, а в России всегда по формальным моментам иностранцам было труднее.

М.С.: Я тут посмотрел статистику: управленец высшего звена в США в среднем получает 180 тыс. долларов в год, в Великобритании – 120 тыс. фунтов, то есть сопоставимые суммы. Не миллионы. А в Москве?

А.Г.: Я могу сказать только об отраслях, где я работал. Два года назад зарплаты здесь были порядка раза в два выше, чем менеджер получал, работая за границей. Сейчас этого нет.

М.С.: Сейчас то же происходит в Китае, который на рынке зарплат перебил всех конкурентов, но условия работы там непростые вследствие разницы культуры управления. Насколько последнее – серьезное препятствие для переезда российского высокого чина в крупной компании, банкира на работу за границу?

О.Б.: Это зависит от того, в какой компании и среде человек работает, насколько ему близка чужая деловая культура, международная языковая среда. Далеко не каждый российский управленец, даже знающий иностранные языки, готов к этому.

М.С.: По результатам опроса, 47% всерьез размышляют и готовы. То есть люди готовы. Вопрос, насколько их за границей примут.

О.Б.: Многие из этих людей неверно оценивают свои возможности и не понимают, куда они попадут. Человек, работающий здесь в государственном бизнесе, может не суметь себя проявить на любой должности в коммерческой компании в международной среде.

М.С.: Около половины опрошенных собираются наняться в новую компанию, треть собирается открыть собственный бизнес, пятая часть планирует сдавать недвижимость в России и жить на вырученные средства, остальные собираются жить на накопления и не работать. Последние две категории наиболее точно представляют себе, насколько возможно им будет там трудоустроиться.

А.Г.: В Великобритании, которая наиболее приспособлена для жизни в Европе россиян, у которых либо есть деньги, либо способности их зарабатывать, поскольку это страна с наименьшим уровнем ксенофобии, эти люди будут жить на деньги, которые они заработали в России. Они могут это сделать через визу инвестора или создадут компанию и будут делать вид, что работают. Я встречал там 3 категории менеджеров: менеджеры "Газпрома" и аналогичных структур, которых туда послали работать из России; вторая категория – люди, которым удалось устроиться в западных компаниях, обычно связанных с природными ресурсами или финансами. Они обычно преуспевают, потому что действительно могут достигнуть на Западе большего. И третья – люди, которые создали там бизнес и сумели им управлять, но их крайне мало.

М.С.: Лет пять назад многие мечтали перебраться из частного бизнеса в государственную структуру на хорошую позицию и там спокойно досиживать. А сейчас эти же люди собираются уехать. "Газпром" никуда не делся, а таких зарплат в Великобритании просто нет.

О.Б.: Часть смотрит на темпы развития экономики, новую ситуацию на рынке углеводородов, которая наступила, похоже, надолго. Второе, люди начинают задумываться о будущем своих детей. Экономические перспективы сомнительные, появляется желание поискать других.

М.С.: Это вы говорите о внутреннем мире человека. У нас сегодня вообще часто звучит "добиться большего". Но есть, наверное, и внешние факторы. В опросе было упомянуто, что непрозрачность юридической системы вызывает опасения, можно ли вообще дальше будет вести бизнес. Это элементы внешнего воздействия. Насколько это принципиально?

А.Г.: У нас главный специалист в этом – Борис Титов. Они рассматривали многочисленные случаи "наездов", от которых страдают не только собственники, но и наемные менеджеры, они попадают в тюрьму, никто им этого не компенсирует. Такое из больших стран характерно особенно для России. И становится хуже. Это порождает чувство неуверенности. Но это не главная причина. Риски в России велики и помимо этого. Но и возможность заработать большая – многие рынки пустые. Но структура экономики такова, что возможность инвестировать во что-то все уменьшается, и ситуация ухудшается. Поэтому многие опускают руки, что тоже влияет на настроения. Люди постарше готовы жить на свои сбережения, а люди помоложе надеются в Англии, Америке или Израиле сделать свой бизнес. Возьмите статистику эмиграции в Израиль – такого не было со времени Горбачева.

М.С.: В Израиле, по крайней мере на первых порах, меньше проблем с языком. Но вообще ситуация с владением языками, по сравнению с 20 годами назад, изменилась. Давайте пофантазируем. Если предположить, что структурные экономические реформы, не касающиеся политики, произойдут, часть экономики будет либерализирована, беззакония остановлены – ситуация изменится?

О.Б.: Структурные реформы без политики невозможны. Любые изменения в итоге упрутся в судебную систему, правоохранительные органы. Но, если предположить, что это произошло, будет колоссальный взрыв оптимизма и деловой активности. Если будут отменены санкции, это моментально приведет к притоку капитала в Россию, улучшению настроения бизнес-элиты, и нам придется решать совершенно противоположные проблемы.

А.Г.: Как только появится спрос на услуги высокооплачиваемых менеджеров, многие могут вернуться назад, но там еще много деталей – раньше можно было иметь несколько паспортов, работать здесь, а семья жила за границей. Теперь это сложнее. Часть людей подумает, стоит ли все бросать даже ради более высокой зарплаты. Плюс нужна уверенность, что снова не станет хуже из-за каких-то действий властей. Нужны долгосрочные инвестиции, чтобы менялась структура экономики, нужны реформы, а не перераспределять бюджет и осуществлять допэмиссию.

Похожие темы

Новости по теме