Путеводитель по сновидениям: как побороть кошмары и начать летать

  • 25 августа 2015
Таинственные процессы в нашем мозгу Правообладатель иллюстрации Getty

Почти век тому назад одной эксцентричной английской леди удалось раскрыть секрет управления сновидениями. Она продолжала исследовать неизведанные уголки сознания и добилась результатов, которые поражают современных ученых, рассказывает корреспондент BBC Future.

Как это часто бывает в кошмарных снах, за Мэри Арнольд-Форстер гнались. Действие разворачивалось в Лондоне времен Первой мировой войны; каким-то образом она оказалась впутанной в опасные шпионские игры.

"Мне удалось раскрыть сложный заговор, угрожавший безопасности Британии, - писала она в дневнике. – Узнав, насколько много мне известно, заговорщики бросились в погоню". Мэри удалось спрятаться, но ее преследователи приближались: "Главный заговорщик, мужчина с бледным лицом и в котелке, выследил меня и приказал окружить здание, в котором я пряталась".

В этот момент многие из нас проснулись бы в холодном поту. Но Арнольд-Форстер была сделана из другого теста. Она нашла способ контролировать свои сновидения - иными словами, прекрасно осознавала, что спит, и что все вокруг нее – преследователь, его котелок, земля под ногами – не что иное, как плод ее воображения.

(Другие статьи сайта BBC Future на русском языке)

Вместо того чтобы вырваться из объятий морфея, Мэри погрузилась в детективные хитросплетения сновидения.

"Страх исчез; меня наполнял героизм — приятное чувство, насладиться которым в полной мере могут лишь те, кто осознает, что находится в безопасности", - писала она.

Ночной кошмар превратился в "доставляющий удовольствие сон с приключенческим сюжетом", позволивший ей переживать свои шпионские фантазии, не покидая постели.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Во сне за Мэри Арнольд-Форстер гнался ужасный человек в котелке, но она испытывала удовольствие от этого приключенческого сюжета

Феномен осознанных сновидений (lucid dreaming) сегодня хорошо известен, но к началу прошлого века он был весьма мало изучен. Вдохновленная первым успехом, Арнольд-Форстер вскоре стала использовать свои ночные приключения для того, чтобы найти ответы на ряд волновавших ее вопросов, связанных со сном.

Что происходит с сознанием в "сумеречной зоне" между бодрствованием и засыпанием? Откуда появляются образы, которые мы видим в сновидениях? И почему воспоминания о том, что нам снилось, после пробуждения исчезают как туман поутру?

В результате получился подробный "путеводитель" по миру снов, в котором Мэри описала самые потаенные уголки сознания так, как никто до нее.

Ее выводы расходились практически со всем, что было написано на данную тему к тому времени, но история показала, что многие из выдвинутых ею предположений, совершенно точны.

Даже через сто лет труд Арнольд-Форстер все еще вдохновляет ученых. Возможно, вы тоже почерпнете из этой статьи несколько полезных советов относительно того, как получать больше удовольствия от сновидений.

Мэри Арнольд-Форстер родилась в 1861 г. в семье английских аристократов. Ее мужем был политик Хью Окли Арнольд-Форстер - племянник писателя Эдварда Моргана Форстера, известного своими романами "Комната с видом" и "Поездка в Индию".

Правообладатель иллюстрации Science Photo Library
Image caption Чтобы лучше понять свой ум, нужно исследовать собственные сновидения

Мэри вполне могла оставить след в истории лишь в виде скромного упоминания в биографиях двух этих видных британских деятелей, если бы в возрасте 60 лет не написала малоизвестную книгу под названием "Исследования сновидений" (Studies in Dreams).

Неизвестно, когда именно Мэри увлеклась исследованиями снов, но, судя по всему, интерес ее к этой теме возрос во время Первой мировой войны, когда женщину начали мучить кошмары, в которых ее сыновья погибали на передовой.

Мэри нашла выход. Он заключался в том, чтобы в течение дня и перед отходом ко сну повторять своеобразную мантру: "Это всего лишь сон; стоит проснуться, и все закончится, все снова будет хорошо".

Как она и надеялась, заклинание проникло и в ее сновидения, так что во сне она осознавала, что находится в мире фантазий.

Вскоре ужасные видения похоронок с фронта прекратились. "Трудно описать, какое облегчение я испытала, когда поняла, что могу спать, больше не испытывая этого конкретного страха", - писала она.

Так при помощи повторения одной и той же фразы Мэри открыла для себя осознанные сновидения. (Действительно, в наше время повторение на ночь подобных мантр, связанных с самовнушением, считается одним из наилучших способов достижения осознанности во сне.)

И, как многие другие люди после нее, практиковавшие осознанность во сне, Арнольд-Форстер вскоре поняла, что ей необязательно просыпаться от плохого сна – теперь, когда она понимала истинную природу сновидений, она могла отдаться ночным фантазиям и наслаждаться головокружительными приключениями.

Ей было особенно интересно испытать во сне свои физические возможности, включая способность летать.

"Стоит слегка оттолкнуться ногами от земли, как я взлетаю, - писала она. - Легкие движения руками как при плавании увеличивают скорость полета - я или поднимаюсь выше, или изменяю направление движения, особенно при пролете сквозь узкие места, такие как дверной или оконный проем".

В своих сновидениях Мэри даже надевала специальную "юбку для летания", которая целомудренно прикрывала ее ноги, пока она парила над землей.

Удивительно, что умение летать потребовало от Мэри усердной практики - по-видимому, даже во сне нельзя достичь мгновенных успехов, не приложив определенных усилий.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Не хотите ли полетать? Даже в осознанных сновидениях искусство полета требует практики

"Прошло немало времени, прежде чем я смогла подниматься выше полутора-двух метров над землей, - писала она. - Лишь после наблюдения за птицами и размышлений о том, как они летают, как парят жаворонки над меловыми горами Уилтшира, как зависает в воздухе пустельга, после наблюдения за движениями сильных крыл грача и за юркими ласточками мои полеты во сне начали отдаленно напоминать полет птицы. После длительных и частых размышлений о полетах над высокими деревьями и зданиями я обнаружила, что мне составляет все меньше труда подняться на такую высоту".

В конечном счете Мэри протестировала свои способности к полету, попытавшись во сне перелететь через Атлантику.

Десятилетия спустя записи Мэри, написанные колоритным языком, заинтересовали Аллана Хобсона, ныне профессора Гарвардской медицинской школы, которому рассказали о ее книге на вечеринке. В свободное от работы в местном больничном отделении для больных шизофренией время Хобсон попытался применить рекомендации Арнольд-Форстер на практике.

"И действительно, вскоре я достиг осознанности во сне и отдавал себе отчет в том, что сплю. Я мог наблюдать за ходом сновидений и даже управлять им, - недавно написал он о своем тогдашнем опыте. – Так же, как Мэри Арнольд-Форстер, я мог летать. Я мог заниматься любовью с кем хотел... Я даже мог произвольно пробудиться, чтобы лучше запомнить экзотический сюжет сновидения, а затем или вернуться к тому месту, на котором проснулся, или выбрать более предпочтительный сюжет. Благодаря этому опыту я убедился в том, что изучение сновидений - весьма многообещающее занятие".

Совместно с Урсулой Восс из франкфуртского Университета имени Гете Хобсон недавно просканировал мозг нескольких людей, практикующих осознанные сновидения, чтобы выяснить, каким образом обычно пассивный мозг спящего человека достигает состояния повышенного самоосознания и свободы воли, характеризующего осознанность во сне.

По словам ученых, речь идет о феномене того же порядка, как и тот, что в свое время превратил нас из животных, способных лишь на простейшее неосознанное восприятие окружающего мира, в думающих, чувствующих и обладающих самосознанием существ, которыми мы являемся сегодня.

Хобсон и Восс склоняются к тому, что явление осознанных сновидений связано с высокой активностью лобных долей головного мозга и с возникновением в мозге определенной разновидности гамма-волн.

Если это действительно так, возможно, данные виды мозговой активности являются признаками некоего более высокого состояния человеческого сознания.

Другие ученые тем временем изучают возможность использования осознанных сновидений в терапевтических целях - как и предлагала Арнольд-Форстер, для избавления пациентов (особенно детей) от ночных кошмаров.

При внимательном изучении записей Арнольд-Форстер нетрудно обнаружить множество других высказанных ей предположений относительно природы сна, предвосхитивших современные гипотезы.

При всей своей эксцентричности Мэри очень серьезно подходила к попыткам изучить неизведанные уголки спящего сознания. "Наша задача при изучении сновидений заключается в том, чтобы путем экспериментирования и внимательного наблюдения получить как можно больше знания о том, как проявляются разнообразные способности ума в состоянии сна", - писала она.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Спящее сознание, освобожденное от оков логики бодрствования, способно создавать сюрреалистичные образы

Возьмем, к примеру, символизм снов. Работа Зигмунда Фрейда "Толкование сновидений" была опубликована за два десятилетия до публикации "Исследований сновидений" Арнольд-Форстер, и его теория психоанализа уже пользовалась популярностью в кругах европейской интеллигенции.

Тем не менее Арнольд-Форстер по большей части отвергала гипотезу Фрейда, согласно которой сновидения являются аллегориями наших самых низменных импульсов.

"Исходя из личного опыта, я убеждена в неправильности утверждения о том, что все сны символичны, - говорила она. - По счастью, нам нет нужды верить в то, что природа сновидений, которые для многих из нас являются важной составляющей удовольствия, получаемого от жизни, имеет какое-либо отношение к нездоровой одержимости".

Арнольд-Форстер считала, что в основе сновидений лежит нечто гораздо более банальное, а именно - воспоминания: "Это происходит постоянно: какая-либо мысль, занимающая наши мысли в течение дня, определяет ход наших сновидений либо следующей же ночью, либо по прошествии нескольких дней".

Сегодня этот феномен можно объяснить тем, что мы знаем о консолидации памяти — процессе переноса воспоминаний из краткосрочной памяти в долгосрочную.

Когда мы спим, наш мозг сортирует наши недавние впечатления, индексирует их и переносит на хранение в долгосрочную память. В ходе этого процесса могут реактивироваться связанные с памятью нейронные связи, и воспоминания входят в наши сны удивительным и порой сюрреалистичным образом.

Высказанная Арнольд-Форстер догадка относительно того, сколько времени требуется мозгу для архивации воспоминаний, оказалась на удивление точной — в первый раз свежие воспоминания появляются в сновидениях через день-два после связанных с ними событий, а затем возвращаются неделю спустя, что приводит к так называемому эффекту отсроченных сновидений.

Причиной может быть то, что мозг переносит воспоминания в долговременную память в два приема.

В отличие от своих современников, Арнольд-Форстер также усматривала близкие параллели между сновидениями и свободными ассоциациями, которыми порой занимает себя блуждающий ум в периоды бодрствования.

"Сложный процесс создания сновидений весьма схож с процессом, наблюдаемым днем, когда перед нашим внутренним взором быстро проносятся разнообразные образы, а одна ассоциация приводит к другой, - писала она. - Разница в том, что ночью наше воображение не сковано дисциплиной, обуздывающей блуждающий ум и не дающей нам слишком увлекаться, следуя за каждой из хаотично возникающих мыслей".

Сегодня ученые полагают, что и "игра" ума в свободные ассоциации, и сновидения вызваны деятельностью так называемой сети пассивного режима работы головного мозга, в рамках которой взаимодействие между различными областями мозга происходит, в том числе, за счет активации воспоминаний и генерирования новых идей.

В действительности свободные ассоциации, которыми занимается мозг в периоды малой активности (когда мы не заняты умственной работой), подпитывают наши творческие способности во время бодрствования.

А вот когда мы спим, лобные доли мозга, отвечающие за логику и внимание, даже менее активны, чем во время дневного ничегонеделанья.

В одной из недавно опубликованных научных работ авторы приходят к выводу, что "сновидения можно трактовать как более интенсивную версию блужданий бодрствующего мозга".

Это очень хорошее подтверждение тому, что в состоянии сна наш мозг, по элегантному выражению Арнольд-Форстер, сбрасывает оковы дисциплины и логики бодрствования.

Медленная активация пассивного режима может также приводить к гипнагогическим галлюцинациям - странным образам, которые мелькают у нас перед глазами непосредственно перед засыпанием или перед пробуждением. Арнольд-Форстер очень поэтично описывает это явление в главах, посвященных "пограничному состоянию" между бодрствованием и сном.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Мечтать не вредно. В состоянии, не скованном логикой бодрствования, наша способность к творчеству повышается

Кроме того, изменение активности головного мозга при пробуждении может объяснять тот факт, что зачастую мы не можем припомнить наутро, что нам снилось — сюжет сновидения "тает при пробуждении подобно туману под лучами солнца", как пишет Арнольд-Форстер.

Ее рецепт - "потихоньку промотать сон назад кадр за кадром" до тех пор, пока их отдельных частей не сложится вся история.

Все больше ученых включаются в работу, начатую эксцентричной аристократкой, и может оказаться, что высказанные ей предположения были лишь первыми шагами на пути к познанию того, что происходит с сознанием во время сна.

Арнольд-Форстер сама признавала, что не успела найти ключ к очень многим загадкам, но ее, несомненно, очень удивил бы нынешний интерес к "книжечке", как она скромно называла свой труд.

По ее собственным словам, главная цель для нее заключалась в том, чтобы помочь нам всем чуть больше ценить радость сна, "напомнить о той лепте, которую вносят сновидения в радость, получаемую нами от жизни".

Действительно, несмотря на то, что мы проводим во сне треть жизни, очень немногие уделяют должное внимание сновидениям.

"Лишь тогда, когда видения, полные ужаса, горя и зла, более не будут иметь над нами власти, мы сможем получать настоящее наслаждение от сна, - писала Арнольд-Форстер. - Лишь тогда мы получим возможность без колебаний отправиться в ночные приключения наших сновидений и заняться исследованиями неведомой и восхитительной страны, к которой они дают нам ключ".

Если мы последуем за Мэри, эта восхитительная страна, возможно, распахнет двери и перед нами.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Новости по теме