Сеть стратостатов Google: будущее интернета в глубинке?

  • 29 октября 2015
Стратостат Google Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Google намерен уже в следующем году развернуть глобальную сеть стратостатов

Корпорация Google отправляет в стратосферу около трехсот наполненных гелием шаров, с помощью которых будет обеспечиваться высокоскоростное интернет-соединение с удаленными и труднодоступными районами Земли.

Компания рассчитывает, что уже в следующем году сможет развернуть глобальную сеть стратостатов. Это позволит вести непрерывную передачу и обработку данных по всему миру.

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев обсудил этот проект с издателем сайта Roem.ru Юрием Синодовым и представителем компании OpenGarden Антоном Меркуровым.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

___________________________________________________________________

Михаил Смотряев: Воздушные шары используются в местах, куда интернет-кабель не проложишь. Но ведь собирались делать все через спутник.

Юрий Синодов: Спутник – это радиоканал. А достаточно широкую полосу пропускания некуда впихнуть, чтобы была высокая скорость.

М.С.: И Google, и Facebook говорят о лазерных средствах связи. Но Google сейчас говорит о средствах мобильной связи 3-4 поколения, в лучшем случае 4G. Это 10 мегабит в секунду. Для одного человека очень много. Но один такой шар закрывает 40-50 км пространства.

Ю.С.: Воздушный шар работает на небольшой территории, и на него не будут приходить большое количество абонентов. А спутник, который находится выше, влияет на работу передающих устройств, которых сейчас около Земли огромное количество. Возможны проблемы.

М.С.: То есть выбрали оптимальный вариант?

Ю.С.: Он достаточно дешев, не требует большого количества наземной инфраструктуры. Места, где они будут использоваться – тропические леса, горный рельеф, люди живут на побережье. Повесить там дирижабль, с помощью которого будут вещать, – удобно.

М.С.: К нам присоединяется представитель компании OpenGarden Антон Меркуров. Google и Facebook, которые занимаются доставкой интернета в труднодоступные места, эти конкуренты, не ставят друг другу палки в колеса. Они хотят охватить высокоскоростным интернетом весь мир. Зачем?

Антон Меркуров: Facebook занимается доставкой не интернета, а "Фейсбука". Их задача – подсадить на "Фейсбук" развивающиеся страны. Наши коммуникации сейчас будут происходить в двух сферах – в космосе вокруг нас, через запуск спутников, а то, чем занимается наша компания – объединение мобильных устройств в единую сеть для обеспечения связи на Земле. Количество вышек ограничено, вышки дорогие, и объединение в единую сеть, как мы сделали на острове Таити, где большая сейсмическая активность. И таких компаний будет много.

М.С.: Прогноз для операторов не самый благоприятный. Пока, конечно, Google и Facebook имеют достаточно средств для экспериментов, а вот кто за ними потянется и насколько жесткая будет конкуренция? И не будет ли каждая компания проталкивать свой стандарт, несовместимый с другими?

А.М.: Мы пока еще на раннем этапе, так что многие войны еще в будущем. Спутники надо будет лицензировать, и воздушные шары, чтобы они не столкнулись в воздухе. А проблемы стандартов пока еще далеко. Мы сильно завязаны на абонентское оборудование, и все зависит от его развития.

М.С.: Мы будем наблюдать войну фейсбуковских дронов с гугловскими воздушными шарами?

Ю.С.: О войне речь не идет. Обе компании увеличивают свою потенциальную аудиторию, хотя борются за деньги одних и тех же рекламодателей. Они пока не очень хорошо понимают, где интернет будет востребован, и пока будут возить свои устройства с места на место. Это некий тест-драйв.

М.С.: Когда глава Facebook несколько лет назад объявил, что Африка немедленно должна получить доступ к скоростному интернету, это выглядело почти как благотворительность, в которой его заподозрить трудно. Но это очень затратно, а если после теста выяснится, что надо ставить вышки, то это еще большие затраты. В Африке и Индии огромная часть населения живет за чертой бедности. Где выгода?

Ю.С.: Будет понятно, сколько рекламодатели готовы платить. Не вышло – забрали стратопланы и полетели в другой регион. Это наименее затратный и рисковый способ.

А.М.: Сегодня доступ в интернет в развивающихся странах дорог. Его стоимость должна уменьшаться. Сегодня большинство приходящих в интернет – новые пользователи, новые рынки. Их интересно захватывать.

М.С.: Но что можно продать этим клиентам в Африке и Индии? Что туда могут рекламировать?

А.М.: Люди, подсоединенные к интернету, совсем другие. У них другое информационное пространство, у них возникают другие потребности. На чем заработать, найдем, главное – подключить.

М.С.: А у правительства, территорию чьей страны охватывает воздушный шар, могут быть свои идеи, нужно ли его гражданам сидеть в интернете. Вот передо мной карта мира, где отмечено, в каких странах нет доступа к YouTube.

Ю.С.: Мои знакомые сделали в Пакистане рекламную сеть. Пакистан был под эмбарго, туда не ходили платежи. Население – около 100 миллионов. Продавать можно было, а рекламу размещать – нет. Они разработали схему, как туда завозить деньги, бизнес оказался очень большой. Каждый человек тратит всего несколько долларов, но объемы большие, способные заинтересовать Google. В Индии, например.

М.С.: Я немного не о том. Сбивать спутники никто не будет, но могут построить какой-то фильтр, который закроет доступ населению.

Ю.С.: Google как-то коммуницирует со всеми, кто пытается его запрещать.

А.М.: Технологиям и прогрессу не нужны разрешения, а государства, особенно тоталитарные, прогресса боятся. С точки зрения специалиста все попытки помешать достаточно карикатурны. Но любое государство пытается контролировать, даже Британия. Но технологии победят.

М.С.: По итогам разговора у меня создается впечатление, что альтруистические заявления о том, что мы предоставляем людям интернет, чтобы они читали и просвещались, а не рубили друг другу руки, на самом деле камуфлируют далеко не такие благородные цели – побольше продать, побольше получить. Это коммерческое предприятие и с этой точки зрения его и нужно рассматривать.

А.М.: Почему мы видим в коммерческом мероприятии что-то плохое? Если у компании есть благородная миссия, и она зарабатывает деньги, чтобы ее лучше реализовывать – в этом нет ничего плохого. Гораздо хуже, когда деньги берутся у государства под благородные намерения, а на самом деле в интересах узкого круга лиц. Кто, кроме бизнеса, так мотивирован все развивать?

Ю.С.: Чем больше я работаю в интернете, тем больше убеждаюсь, что людям нужны хорошее медицинское обслуживание, хорошие школы для детей, хорошие условия жизни. А интернет – всего лишь канал, чтобы узнать, где хорошее, и отделить его от плохого.

М.С.: Люди, выросшие на интернете, сравнивают его с питьевой водой. Это правомерно?

Ю.С.: У меня в телефоне интернет почти всегда выключен. Он мешает сосредоточиться. Когда моим мозгом через синхронные средства связи пытаются управлять, это неправильно.

М.С.: Да, неизвестно, какие еще откровения нам выдаст Сноуден, а там и до показанного в "Терминаторах" дело дойдет.

Новости по теме