Суперпушка Саддама Хусейна и трагедия ее канадского изобретателя

  • 25 марта 2016
Саддам Хусейн Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Саддам Хусейн занимал пост министра обороны Ирака, когда впервые познакомился с Джеральдом Буллом

Самая большая пушка в истории могла превратить Ирак в ведущую космическую державу. Корреспондент BBC Future расследует трагическую историю, в которой было всё - и непризнанный гений, и военные тайны, и убийства.

В постоянной экспозиции Королевской оружейной палаты в Форт-Нельсоне, графство Гемпшир (Великобритания), выставлены две огромные стальные трубы, накрепко соединенные болтами и направленные ввысь.

Их размеры поражают – они настолько велики, что сквозь них свободно может проползти взрослый человек.

Эти гигантские цилиндры – то немногое, что осталось от претендента на звание одного из самых дерзких творений инженерной мысли в истории, суперпушки "Большой Вавилон".

По задумке, орудие, врытое в холм, могло бы способно выстреливать из своего 156-метрового ствола спутники на околоземную орбиту.

Создатель пушки канадский изобретатель Джеральд Булл был одним из ведущих мировых экспертов в области артиллерии.

Он надеялся, что его детище произведет революцию в космических запусках, устранив потребность в традиционных ракетах-носителях.

"Булл был выдающимся ученым и харизматической личностью. Это – физическое воплощение памяти о его грандиозных проектах", - говорит о фрагментах суперпушки Николас Холл, хранитель артиллерийской коллекции Королевской оружейной палаты.

Правообладатель иллюстрации Word Clerk CC BYSA 3.0
Image caption На снимке 1964 года Джеральд Булл (крайний слева) - в Институте космических исследований при Университете Макгилла в Канаде

Но "Большой Вавилон" так и не был построен, и с тех пор никто даже близко не подошел к реализации идей, положенных в основу того проекта. Что же произошло?

Ответ содержится в мрачной повести о высокомерии одних, нереализованных амбициях других и военных тайнах.

В то время, когда знания и таланты Булла могли быть востребованы всеми мировыми сверхдержавами, он предпочел поставить свою работу по созданию суперпушки на службу Саддаму Хусейну. Это решение стоило ему жизни.

И сейчас, спустя десятилетия, продолжаются поиски ответа на интригующий многих вопрос: была ли идея Булла жизнеспособна? Умерла ли она вместе с ним или ещё вернется?

Инженер-диссидент

Джеральд Булл, одаренный ученый, начал разрабатывать технологию создания суперпушки в 1960-х годах. На первых порах инженеры использовали созданные им конструкции для имитации полетов на сверхзвуковых скоростях.

Проект Булла позволял обходиться без дорогостоящих аэродинамических туннелей – снаряд выстреливался с короткого расстояния из ствола большой пушки.

Он мог провести большую часть своей профессиональной жизни, разрабатывая ракетные и артиллерийские вооружения для воюющих стран в рамках государственных программ, финансировавшихся тем или иным правительством.

Но его собственные амбиции заключались в том, чтобы выводить на орбиту искусственные спутники, а не просто запускать ракеты.

Правообладатель иллюстрации Geni CC BYSA 4.0
Image caption На снимке – две секции ствола пушки "Большой Вавилон". Ее полная длина составила бы 156 метров при диаметре в один метр

"Суть замысла заключалась в дешевизне проекта, - рассказывает профессор Эндрю Хиггинс из механико-инженерного факультета Университета Макгилла в Канаде. – Вместо того чтобы просто каждый раз выбрасывать первую ступень ракеты, в качестве этой ступени предлагалось использовать большую пушку".

"Такое устройство можно было использовать многократно, и оно легко поддавалось ремонту и обслуживанию", - подчеркивает профессор.

В 1961 году Булл начал работать над совместной программой правительств США и Канады, получившей название "Проект высотных исследований" (High Altitude Research Project, HARP).

Используя пушки, ранее состоявшие на вооружении военно-морских сил, Булл и его коллеги выстреливали погодные зонды на суборбитальные высоты, откуда те спускались на поверхность Земли.

Скандальная и дорогостоящая война во Вьетнаме привела в 1967 году к консервации проекта, прежде чем инженерам и ученым удалось вывести хоть один искусственный объект на околоземную орбиту.

Но Булл уже был захвачен заманчивой идеей создания суперорудия, способного запускать спутники, – космической пушки.

Идея захватила Булла, поскольку позволяла отказаться от многоступенчатых ракет для вывода объекта на орбиту.

Первые стадии запуска обычной ракеты требуют огромных затрат энергии, чтобы заставить носитель начать движение, поскольку именно в это время он максимально загружен топливом, а нижние слои атмосферы – самые плотные.

Более того, ракетные двигатели очень дороги.

Пусковые орудия проекта HARP могли выстреливать снаряд с начальной скоростью в два километра в секунду, объясняет Хиггинс, а если использовать газ, скорость возрастает еще больше.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Запуск корабля "Союз" с космодрома Байконур в Казахстане

"Таким образом, можно было заменить первые полторы ступени ракеты", - говорит он.

Может сложиться впечатление, что ни один снаряд не в состоянии выдержать огромные перегрузки, которые возникают при запуске с помощью космической пушки, однако, по словам Хиггинса, "эта опасность часто преувеличивается".

"Современные артиллерийские снаряды оснащены навигаторами GPS и оптическими приборами лазерного наведения, и вся эта электроника выдерживает воздействие силы ускорения, так что это вполне достижимо, - продолжает Хиггинс. - Очевидно, далеко не все можно запускать таким способом, но пушечные пуски вполне подходят для запуска емкостей с топливом или строительных материалов".

"Прохождение сквозь нижние, более плотные слои атмосферы на высокой скорости создает проблему отвода интенсивного тепла, однако абляционное покрытие (отводящее тепло и массу с поверхности твердого тела) и тепловая защита носовой части снаряда могут устранить эти неудобства", - говорит Хиггинс.

К числу главных недостатков, добавляет он, могут относиться звуковой удар, экологические и политические последствия.

Булл был убежден, что его проекты по созданию суперпушки - это путь в будущее. Единственное, в чем он нуждался – финансовые средства.

Проблема заключалась в том, что к началу 1970-х мир утратил интерес к суперорудиям и обратил свои взоры на совсем иные конструкции.

Чтобы раздобыть деньги, Булл взялся за торговлю оружием, но попутно продолжал заниматься своей космической суперпушкой.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Стоимость запуска современного спутника, по оценке НАСА, составляет 22 тысячи долларов за килограмм веса

Он основал частную компанию, "Корпорацию космических исследований Квебека", и вскоре начал продавать вооружения правительству Южно-Африканской Республики.

В 1976 году Булл был арестован в ЮАР за нарушение оружейного эмбарго ООН и несколько месяцев провел в тюрьме в США, о чем уже после его смерти писала New York Times.

Выйдя на свободу, он снова стал продавать оружие в Южную Африку, и на этот раз был оштрафован на 55 тысяч долларов за незаконную международную торговлю.

Будучи сыт по горло вмешательством правительств Канады и США в его работу, он перебрался в столицу Бельгии Брюссель и начал действовать через европейскую компанию.

Работа с Буллом не требовала каких-то особых человеческих качеств, вспоминает Холл, однако ближе к концу его карьеры стали проявляться темные стороны его характера: поведение ученого стало автократическим.

"Не думаю, что он был архетипическим сумасшедшим гением, - добавляет Холл. - Он медленно, но верно начинал отчуждаться от западного мира".

На реках вавилонских

В 1981 году на Булла вышли представители правительства Ирака и предложили ему заняться разработкой артиллерийских систем, для дальнейшего использования в войне с Ираном.

Будущий диктатор Саддам Хусейн в это время занимал пост министра обороны Ирака. Он проникся симпатией к Буллу и его проектам, поскольку счел, что они важны для хода военной кампании.

"Он представлял особый интерес для Саддама Хусейна, поскольку мог оказать иракцам помощь в решении их проблем с артиллерией, - рассказывает Холл. – В те времена решение работать на Ирак не выглядело чем-то странным, поскольку Запад не считал эту страну угрозой для себя".

"Саддам Хусейн стремился стать лидером арабского мира и продемонстрировать свои технологические успехи. Он также проявлял желание в каком-то виде начать космическую программу, а это импонировало Буллу. Поэтому тот стал великолепным приобретением для Саддама Хусейна".

В 1981 году иракское правительство выплатило Буллу 25 миллионов долларов, чтобы он мог начать работу над проектом "Вавилон", первым настоящим проектом по созданию космической пушки, с условием, что он продолжит работы по развитию традиционной артиллерии для армии Ирака.

Проект "Вавилон" начал свое существование с трех суперорудий – двух полноразмерных пушек "Большой Вавилон" калибром 1000 миллиметров и пушки-прототипа калибра 350 миллиметров, получившей название "Малышка Вавилон".

Длина ствола орудия "Большой Вавилон" должна была достигать 156 метров при диаметре один метр. Общий вес системы составил бы 1510 тонн, что делало ее не подающейся транспортировке.

Было принято решение смонтировать пушку на склоне холма, ориентировав ее ствол под углом в 45 градусов.

"Большой Вавилон", будь он построен, затмил бы своими размерами все предыдущие суперпушки, включая те, что были созданы для военных целей, например, гигантские орудия, построенные немцами во время двух мировых войн.

Проект превосходил бы и позднейшие космические пушки, хотя сейчас мы можем оценить лишь отдельные его детали, например, стартовую скорость снаряда.

Эволюция суперпушки
Длина ствола Скорость снаряда Дальность
Большая Берта, 1908 г., Германия - 5,8 м 400 м/сек 12,5 км
Парижская пушка, 1918 г., Германия - 34 м 1,64 км/сек 130 км
Лондонская пушка, 1943 г., Германия - 130 м 1,5 км/сек 165 км
Проект HARP, 1962 г., США-Канада - 39,6 м 2,3 км/сек Высота 180 км
Проект SHARP, 1992 г., США - 47 м 4-7 км/сек Околоземная орбита
"Большой Вавилон", 1991 г., Ирак - (теоретически) 156 м 2-3 км/сек Околоземная орбита
  • Посмотреть полноразмерную диаграмму можно здесь

Теоретически с помощью девяти тонн специального ракетного топлива для суперпушки "Большой Вавилон" мог запустить снаряд весом в 600 килограммов на расстояние в тысячу километров.

Таким образом, Кувейт и Иран оказывались в зоне поражения из глубины территории Ирака.

В альтернативном варианте с помощью такой пушки можно было запустить снаряд, выполняющий роль ракеты-носителя весом две тысячи килограммов, несущий 200-киллограмовый спутник.

Для этого потребовался бы заряд чудовищной мощи.

"Одна из значительных технических проблем, связанных с пушкой такого размера, состояла в том, как воспламенить заряд, - объясняет Холл. – Он быстро сгорает, но при такой длине ствола нужно добиться устойчивого отвода [газов]. Это означало, что конструктору пришлось бы произвести куда более сложные расчеты, чем те, которыми необходимы, когда имеешь дело артиллерийскими системами меньшего калибра". Он считает, что Булл справился бы с этой задачей.

"Мы примерно представляем себе, как должен выглядеть снаряд. Что-то вроде противотанкового боеприпаса, у которого боевая часть находится в легком корпусе, который сбрасывается, как только снаряд покидает канал ствола орудия. И это все, что мы знаем наверняка".

Если бы Булл решил все эти технические ребусы, тактико-технические характеристики "Большого Вавилона" сделали бы суперпушку весьма привлекательным по своей дешевизне средством для запуска спутников.

Стоимость пуска составляла примерно 1727 долларов за килограмм с поправкой на инфляцию. Для сравнения, по расчетам НАСА, запуск современного спутника с помощью традиционной ракеты обходится в 22 тысячи долларов за килограмм.

Плодотворная идея

Булл был не единственным конструктором, который разглядел потенциал суперпушек. Эксперименты, проводившиеся в других местах, подтверждали, что эта идея вполне жизнеспособна.

В конце 1980-х ученый из Ливерморской национальной лаборатории имени Лоуренса в США Джон Хантер, ранее занимавшийся электромагнитным оружием, приступил к работе по созданию пушки на легких газах.

Он имел в своем распоряжении несколько миллионов долларов на финансирование работ, которые в память о предыдущем предприятии Булла получили название "проект сверхвысоких исследований" (Super High Altitude Project, SHARP).

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Традиционные ракеты используют несколько ступеней для выхода на орбиту

Пороховая пушка, как в проекте HARP, и газовая пушка, подобная SHARP, действуют по одному базовому принципу – за счет расширяющихся газов. Чем легче молекулы газа, тем быстрее они распространяются в воздухе.

Молекулярный вес порохового газа 22, то есть чуть меньше, чем воздуха (28). Но возгорание пороха сопровождается очень высокой температурой, поэтому расширение пороховых газов происходит быстро.

Однако водород, используемый в газовых пушках, имеет молекулярный вес два, поэтому распространяется в воздухе чрезвычайно быстро.

"В [пушке] HARP использовались пороховые газы для разгона [снаряда] до примерно двух километров в секунду, а затем применялась ракета, чтобы довести его скорость до восьми километров в секунду, необходимых для выведения на орбиту, - рассказывает Хиггинс. – Газовые пушки, такие как SHARP, показали способность доводить скорость [снаряда] до шести километров в секунду".

Это значит, что снаряд уже летел со скоростью, близкой к той, которая необходима для выхода на орбиту.

Проект SHARP продемонстрировал, что с помощью пушечных технологий можно достичь второй космической скорости (позволяющей преодолеть гравитационное притяжение небесного тела. – Ред.).

Булл знал о работах Хантера, однако нет никаких данных о том, что эта технология стала для него источником вдохновения.

Канадец не закрывал глаза на возможность того, что Ирак может использовать его суперпушку для запуска ракет, но оправдывал свои действия соображениями непрактичности создаваемого им оружия, говорит Холл.

Размеры пушки означали, что после завершения монтажа ее будет невозможно перемещать с места на место.

Она ориентирована только в одном направлении, обладает крайне низкой скорострельностью; при желании, ее легко обнаружить и уничтожить.

Кто угодно мог знать, где она находится, и кто угодно немедленно узнал бы, что орудие произвело выстрел, по сейсмическим колебаниям, сопровождающим его.

Энергия отдачи при выстреле достигала бы 27 тысяч тонн, что сравнимо с ядерным взрывом, и его немедленно засекли бы сейсмические станции.

"Она была абсолютно уязвима для атаки с воздуха, - продолжает Холл. – Ее невозможно было перемещать. Но если дать своим мозгам труд задуматься о том, что творил [Саддам] Хусейн впоследствии, трудно избавиться от искушения рассматривать ее как военную угрозу".

Пушка убивает конструктора

Вполне возможно, конечно, что иракское правительство стремилось заполучить такое оружие, несмотря на все его недостатки.

"Ее [пушку] предполагалось использовать для нанесения ударов на большие расстояния, а также для "ослепления" спутников, - сообщил после бегства в Иорданию, где он стал сотрудничать с ООН, генерал Хусейн Камель аль-Маджид, министр промышленности Ирака и руководитель военных программ, включая ядерный проект. – Наши ученые самым серьезным образом занимались этим проектом. Суть состояла в том, чтобы взорвать снаряд в космосе, вызвав распыление липкого вещества, которое покрыло бы спутник и "ослепило" его".

(Об этом генерал говорил в интервью CNN в сентябре 1995 года. Он был двоюродным братом и зятем Саддама Хусейна. Убит в 1996 году после того, как его заманили в Ирак, пообещав прощение. - Ред.)

Правообладатель иллюстрации SpaceX Public Domain
Image caption "Сейчас работы Илона Маска по SpaceX не оставляют места для таких проектов, как Quicklaunch", - говорит Хантер

В мае 1989 года прототип суперпушки, получивший название "Крошка Вавилон" (Baby Babylon), с длиной ствола 45 метров был смонтирован на склоне холма, и начались испытания. Эта более скромная по размерам пушка могла посылать снаряд на 750 километров.

Компоненты для "Большого Вавилона" производились в Великобритании, Германии, Франции, Испании, Швейцарии и Италии. Циклопические стальные трубы, выставленные в Форт-Нельсоне, произведены на британском сталеплавильном предприятии в Шеффилде (Sheffield Forgemasters), известном высококачественным стальным литьем, прокатом и ковкой.

Впрочем, меньше чем через год всему пришел конец.

22 марта 1990 года, когда Джеральд Булл входил в свою квартиру в Брюсселе, он был убит тремя выстрелами в спину и двумя в голову.

Свидетелей убийства не оказалось. Стреляли из пистолета с глушителем. Убийца до сих пор не установлен.

В течение нескольких месяцев, предшествовавших его гибели, в квартиру Булла несколько раз вламывались неизвестные. Задним числом это можно расценивать как предупреждения.

Как сообщала газета New York Times, когда наряд полиции прибыл на место преступления, ключ все еще торчал из дверного замка, а в запертом портфеле Булла лежали 20 тысяч долларов наличными.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Булл, ведущий эксперт-артиллерист, предпочел работать на Саддама Хусейна (на снимке) в обмен на финансирование "Большого Вавилона"

Кто убил канадца, неизвестно. По одной версии, это могла быть израильская разведка "Моссад", а убийство связывалось не столько с проектом суперпушки, сколько с параллельной деятельностью Булла, связанной с развитием иракской программы по созданию баллистических ракет.

Некоторые связывали гибель ученого с деятельностью разведслужб США, Соединенного Королевства, Южной Африки и собственно Ирака.

После смерти Булла приказал долго жить и проект "Большой Вавилон".

Спустя две недели после убийства в Брюсселе британская таможня с подачи службы внешней разведки МИ6 арестовала транспорт с компонентами суперпушки на выходе из порта Тиспорт в Северном Йоркшире.

Вскоре Ирак вторгся в Кувейт, и на этом закончился флирт Запада с иракским режимом.

Идеи не умирают

Возможно ли второе пришествие суперорудий? Кое-кто предпринимал такие попытки.

В 2009 году Джон Хантер и двое его коллег организовали предприятие, развивавшее идеи, положенные в основу программы SHARP. Новый проект получил название Quicklaunch (дословно - "Быстрый запуск").

Идея заключалась в том, чтобы с помощью водородной пушки запускать топливо на космические хранилища для использования в ходе пилотируемых полетов к Луне и Марсу.

По проекту, пусковая установка длиной 1100 метров должна была дрейфовать в океане почти в полностью погруженном состоянии.

Над поверхностью воды возвышалось бы только жерло трехметрового диаметра.

Правообладатель иллюстрации SpaceX Public Domain
Image caption Пуск c мыса Канаверал ракеты Falcon 9 (SpaceX), которая вывела на орбиту два спутника

Преимущество этой конструкции над сухопутными аналогами заключалось в том, что такую пушку легко перемещать и менять угол возвышения ее ствола.

Это позволило бы делать больше одного пуска в день и выводить объекты на разные орбиты. В своей лекции на площадке Google Tech Talks Хантер даже предположил, что его пушка способна запускать полезные грузы каждые два часа.

Проекту, однако, так и не суждено было реализоваться по ряду, как назвал их Хантер, "внутренних причин": "Его больше нет. Здесь имеются кое-какие объекты интеллектуальной собственности, но команды, работавшей над проектом, более не существует".

Возобновление работ по проектам суперпушек представляется маловероятным еще по одной причине: сейчас у всех на устах программа многоразовых ракет-носителей компании SpaceX.

"На данный момент работы Илона Маска в SpaceX не оставляют места для таких проектов, как Quicklaunch, - сказал Хантер. – Но я рад за Илона, правда, очень рад, потому он взвалил решение проблемы на себя, сняв ее с моих плеч".

Человек с финансовыми возможностями Маска вполне мог бы заняться созданием суперпушек, если бы захотел, считает Хантер, но вряд ли это в его интересах – подрывать собственные усилия по созданию ракет.

"Илон – очень умный бизнесмен. Он понимает, что если прибегнет к менее традиционным методам, он лишится той поддержки, которую имеет сейчас, - продолжает Хантер. – Он слишком сильно раскачал бы лодку. Он лишился бы основания. Было бы ошибкой поддержать это [проект супер-пушки], даже при том, что с точки зрения физики, как он знает, все верно".

Справедливо и то, что Булл бросил тень на потенциал суперпушек, выбрав себе покровителей, сомнительных с политической точки зрения.

"На репутацию суперпушек легло пятно; это значит, что за их разработку вряд ли возьмутся снова, даже при том, что в технологическом отношении они являются более предпочтительным средством для запуска спутников", - считает Холл.

А вот Хантер смотрит в будущее с оптимизмом: "Думаю, что нам снова суждено увидеть суперпушки. Не исключено, что я стану продвигать этот проект, если Илон бросит свой, но пока для этого должно случиться слишком много чудес".

Между тем, несколько университетов и исследовательских организаций по всему миру по-прежнему используют технологии, напоминающие суперпушку, для космических инженерных разработок, пусть и в ограниченных масштабах.

Только делается это не для запуска спутников, а с целью тестирования степени воздействия движущихся с большой скоростью фрагментов космического мусора на защитные оболочки искусственных аппаратов.

"У себя в лаборатории в Университете Макгилла я использую пушку, которая дает разгон до 11 километров в секунду (почти до второй космической скорости)", - рассказывает Хиггинс.

Он планирует увеличить скорость даже до 15 километров в секунду.

Такие невероятные скорости в лабораторных условиях нужны для имитации условий, возникающих при ударе крошечных фрагментов космического мусора о защитные оболочки спутников.

Этого невозможно добиться без мощных газовых пушек. Таким образом, хотя ни один спутник еще не был запущен способом, предложенным Буллом, его применяют для защиты аппаратов, уже находящихся там, на орбите.

Правообладатель иллюстрации US Air Force
Image caption Несколько университетов по-прежнему используют газовые пушки в целях космической инженерии

Сохранившиеся компоненты суперпушки Булла по большей части пылятся на складах или выставляются в музеях.

В конце войны в Персидском заливе оружейные инспекторы ООН захватили и уничтожили единственный действовавший прототип пушки "Крошка Вавилон" и компоненты для двух суперпушек "Большой Вавилон".

Некоторые фрагменты, впрочем, уцелели, например те, что были конфискованы британской таможней.

"После того как они утратили значение вещественных доказательств, их могли продать или разрезать на части, - рассказывает Холл. – Поскольку таможенную службу интересовала вся эта история, она устроила так, что некоторые трубы были переданы в музеи. Некоторые оставило у себя министерство обороны".

Для неискушенного наблюдателя те два гигантских цилиндра, что хранятся в Королевской оружейной палате, не представляют собой ничего особенного. Их можно принять за трубы для нефтепровода.

Но эти груды металла - едва ли не последнее, что сохранилось из наследия Джеральда Булла, человека, чьи мечты, устремленные ввысь, в конечном счете раздавили его.

Новости по теме