Франция привыкает к запрету на исламскую одежду

  • 11 апреля 2011
В полицейском участке Правообладатель иллюстрации na
Image caption Полиции далеко не всегда легко определить, что является мусульманской одеждой

В понедельник во Франции вступил в силу закон о запрете на ношение в общественных местах традиционных мусульманских одеяний, которые скрывают лицо.

Отныне штраф за ношение паранджи составит 150 евро (около 220 долларов), а принуждение женщины к закрытию лица обойдется в 30 тысяч евро и два года тюрьмы.

Как и предполагали многие противники закона, в первый же день, когда ношение во Франции паранджи стало запретным, на улицах французских городов появились женщины с закрытыми лицами.

Три из них были задержаны полицией в понедельник утром в центре столицы, на площади перед собором Парижской богоматери, где проходил несанкционированный митинг в знак протеста против вступления закона в силу.

Эта тема обсуждается на форуме bbcrussian.com.

Одна из задержанных, 32-летняяя Кенза Дридер, приехала в Париж из Авиньона. Ее лицо было скрыто коричнево-бежевым никабом. В таком одеянии мадам Дридер села в поезд на вокзале в Авиньоне. На Лионском вокзале столицы ее встречали десятки журналистов.

"Это вовсе не провокация с моей стороны, – заявила Кенза Дридер. – Я просто защищаю свои права французской гражданки, поскольку этот закон их нарушает".

Муж Кензы Аллаль Дридер остался в Авиньоне с четырьмя детьми. "Моя жена носит никаб последние 13 лет, и это никогда никого не шокировало, – заявил он журналистам. – Теперь, согласно этому закону, она должна никуда не выходить и сидеть дома взаперти! Вы считаете, что это нормально для страны, защищающей права человека?"

По словам самой Кензы Дридер, если бы в понедельник она была оштрафована в соответствии со вступившим в силу законом, она бы заплатила штраф, однако затем была бы вынуждена обратиться в Европейский суд по правам человека.

Не провокация

Две другие задержанные, на которых также были никабы, признались, что надеялись быть отштрафованными, однако полиция по непонятным причинам не выписала им штрафы.

Действия сил правопорядка объяснил комиссар полиции Алексис Марсан.

Правообладатель иллюстрации na
Image caption На французских улицах можно нередко увидеть женщин в традиционной мусульманской одежде

"Сегодня причиной задержания было не то, что у женщин были закрыты лица, – цитирует Марсана агентство Франс Пресс. – Они принимали участие в несанкционированном митинге, и именно поэтому и были задержаны вместе с другими манифестантами".

Впрочем, еще задолго до вступления закона в силу, многие во Франции говорили о том, что сама идея запретить ношение паранджи в общественных местах бессмысленна, поскольку ее будет практически невозможно воплотить в жизнь.

"Я как-то слабо представляю себе полицейских, которые будут носиться по улицам французских городов, чтобы сорвать с женщин паранджу", – говорил год назад член социалистической партии Жан-Кристоф Камбаделис.

Сегодня сами силы правопорядка не скрывают, что плохо представляют, как именно новый закон следует применять на практике. Как заявил агентству Франс пресс генеральный секретарь профсоюза французских комиссаров полиции Манюэль Ру, "закон будет применяться весьма редко, поскольку он чрезвычайно сложен для исполнения".

"Совершенно очевидно, что полицейские не станут проявлять излишнее рвение, – сказал Манюэль Ру. – При встрече с женщиной в парандже мы попытаемся действовать педагогическими методами, постараемся убедить ее открыть лицо".

"Но представьте, что она откажется это сделать? – продолжает Ру. – Тут-то мы и столкнемся с настоящей проблемой, поскольку министерство внутренних дел строго запрещает нам применять силу, а предписывает препроводить женщину в участок для выяснения личности. Жаль, что они не объяснили, как нам действовать, если события будут развиваться по худшему сценарию".

Паранджа не столь уж популярна

Впрочем, многие сегодня убеждены в том, что масштабы проблемы явно преувеличены: из шести миллионов мусульман, живущих сегодня во Франции, паранджу носят около двух тысяч женщин.

"Даже если таких мусульманок не так много, все равно я против ношения во Франции паранджи, – говорит акушерка Моник Куртад. – Я хочу видеть лица тех людей, которые меня окружают, которые ездят со мной в общественном транспорте, сидят в кинотеатре, стоят на регистрацию в аэропорту или приходят на прием в больницу".

"Как я могу поздороваться с женщиной, если она меня видит, а я ее нет? Пусть она тогда приподнимает свою паранджу и показывает лицо", – говорит Моник.

Доктор Бернар Бенаби недовольно качает головой. "Почему православные покрывают голову, заходя в церковь? – спрашивает врач. - У них такие обычаи, верно? А у мусульманок обычаи – закрывать лицо от посторонних глаз".

Акушерка Моник Куртад, однако, стоит на своем.

"Если мусульмане хотят сохранять свои обычаи, живя во Франции и являясь гражданами этой страны, то почему я не могу поехать в арабскую страну и гулять там в шортах или мини-юбке, как я привыкла делать у себя дома во Франции?" – спрашивает Моник.

"Потому что с твоей стороны это будет провокация, – отвечает ей доктор Бенаби. – А для них – эта религиозная и культурная необходимость. Я уж не говорю о том, что сама по себе паранджа – это красиво, а шорты – далеко не всегда".

Споры вокруг необходимости принятия закона о запрете на ношение паранджи начались во Франции еще год назад. Тогда главным аргументом Николя Саркози и его сторонников была убежденность в том, что сам факт ношения паранджи унижает достоинство женщины и наносит ущерб равноправию полов. В ответ на это многие французские мусульманки уверяли, что носят паранджу из религиозных убеждений и по доброй воле. Были, впрочем, и те, кто признавались: скрывать лицо от окружающих их вынуждают мужья.

27-летняя Мериам везде появляется в хиджабе – платке, покрывающем голову, но не скрывающем лица. Два года назад Мериам приехала во Францию из Алжира к своему жениху. Эрхам живет здесь десять лет и недавно получил французский паспорт.

"Лично я не могу выйти на улицу с непокрытой головой, и вовсе не потому, что мне это не позволил бы муж, – говорит Мериам. – Я так воспитана. Если к нам в дом приходят друзья мужа, я тоже надеваю хиджаб, если приходят мои подруги, то хиджаб мне не нужен. Но если женщина хочет полностью скрыть от окружающих свою улыбку, свои брови и губы, если она именно в таком виде чувствует себя комфортно – это ее право", - убеждена Мериам.

Эрхам слушает жену и согласно кивает.

"У нас есть свои традиции, свои правила поведения, - говорит Эрхам. – Если мы приехали сюда и стали гражданами этой страны, то значит она нас приняла такими, какие мы есть! Почему же нас вынуждают отречься от наших обычаев? Мы никому не причиняем зла, мы только хотим, чтобы соблюдались наши права".

Исламофобия

Иного мнения Хамид Афтати, которого родители в трехлетнем возрасте привезли во Францию из Марокко.

"Я против паранджи на улицах Франции, – говорит Хамид. – Когда мы приезжаем жить в другую страну, получаем гражданство этой страны, то мы должны адаптироваться и уважать принципы и обычаи этого государства, его традиции".

Впрочем, по мнению Хамида, паранджа – это лишь повод, главная причина в другом.

"Я наблюдаю все большую враждебность к исламу во Франции, и именно это волнует меня гораздо сильнее, чем ношение или неношение паранджи, – говорит Хамид. – У меня создается впечатление, что общественное мнение искусственно фокусируется именно вокруг мусульман, и каждый раз, как возникает проблема, причину ищут в мусульманской среде".

Между тем, многие французы не сомневаются: сегодня принятый закон нужен правым во главе с Саркози главным образом для того, чтобы хоть немного приумножить свой электорат, отобрав голоса у ультраправого Национального фронта во главе с Марин ле Пен, которая сейчас стремительно набирает обороты.

С момента основания Национального фронта в 1972 году ее отцом Жан-Мари ле Пеном, тема иммигрантов и той опасности, которую они представляют для общества и страны, была визитной карточкой партии.

В середине января Марин ле Пен сменила своего отца на посту лидера партии, однако осталась верна идеалам французских ультраправых. В первых же своих выступлениях в качестве главы Национального фронта ле Пен заявила, что выступает против "введения особого расписания в бассейнах для женщин мусульманского происхождения" и против "введения в столовых отдельного меню с учетом религиозных запретов".

Новости по теме