Питер Брук показал минималистскую "Волшебную флейту" Моцарта

  • 14 апреля 2011
Волшебная флейта Правообладатель иллюстрации Pascal Victor
Image caption В минималистком спектакле и страсти минималистские

В английское название прошедшего только что в Лондоне спектакля "Волшебная флейта" внесена, по сравнению с привычным The Magic Flute, одна маленькая поправка – A Magic Flute.

Неопределенный артикль сразу дает понять – это лишь один из вариантов, одна из множества возможных версий великой оперы Моцарта. Впрочем, тут же рядом на афише стоит еще одно имя, гарантирующее именно этой версии зрительский интерес – Питер Брук.

86-летний английский режиссер считается одним из великих реформаторов театра ХХ века. Уже в 50-е годы он привнес в спектакли Королевского Шекспировского театра идеи Брехта, Гротовского и Арто. А в 70-е сделал величественную театральную, а затем и кинематографическую версию классического индийского эпоса "Махабхарата".

С конца 70-х Брук живет в Париже и моцартовскую оперу он привез в Лондон в исполнении руководимого им Théâtre des Bouffes du Nord.

Пустое пространство

В 1968 году Брук написал книгу "Пустое пространство" о новом революционном подходе к искусству театра. Название это сразу вспомнилось, как только я вошел в зал.

Огромная сцена Барбикана практически пуста. Роль декораций – будь то лес, замок, дворец, или даже лошади – выполняют стоящие на специальных подставках тонкие длинные гибкие бамбуковые стволы. Они перемещаются по залу, принимая то вертикальное, то горизонтальное положение, преобразуясь то в мебель, то в оружие.

Правообладатель иллюстрации Pascal Victor
Image caption Некоторые актеры на сцене не поют, а выступают лишь в роли мимов

Еще на сцене стоит рояль, за которым сидит аранжировщик Франк Кравчик. Рояль – тихий, неброский – взял на себя функции обычно сопровождающего моцартовкую оперу оркестра со всей его тембральной разноголосицей.

Так же к минимуму сведена и многофигурная композиция актеров и певцов. Вместе большого ансамбля и хора на сцене всего семь певцов и два актера. А два акта с десятью сценами сведены к 90-минутному представлению без антракта.

Цель всего этого минималистского подхода, как заявляет сам Питер Брук, –"создать легкую, искрометную "Флейту", в которой близость к исполнителям позволит проявиться нежности и глубине музыки".

Высказанные Бруком в бурные 60-е революционные и дерзкие идеи о преображении сценического пространства за прошедшие полвека освоены (к чести их создателя) практически всем мировым театром.

К сожалению для него и для зрителя нередко они превращается в выхолощенную и унылую схему. Тем более обидно и больно наблюдать эту трансформацию у самого Брука.

То ли действительно искрометный Моцарт решительно отказывается поддаваться упрощению, то ли Брук выдохся, но результат оказался удручающе скучным и неубедительным.

Классик Брук устарел...