Иранка, ослепленная кислотой: "Я хочу мести"

  • 2 июня 2011
Media playback is unsupported on your device

Амине Бахрами стала жертвой ужасного по своей жестокости преступления. В 2004 году один из претендентов на ее руку и сердце плеснул девушке в лицо серной кислотой. Она полностью потеряла зрение и перенесла десятки пластических операций по восстановлению лицевых тканей.

В соответствии с законами шариата, иранский суд приговорил преступника к ослеплению, однако приговор так и не был исполнен.

Семь лет назад 24-летняя Бахрами училась на инженерном факультете в одном из университетов Тегерана и подрабатывала в лаборатории.

"Я была очень красивой, - вспоминает она. - В наш дом постоянно приходили молодые люди - причем как студенты, так и преподаватели университета – и просили моей руки".

Когда дома раздался звонок от матери Маджида Мовахиди с предложением о женитьбе, Амине даже не знала, о ком идет речь.

После получения отказа Маджид, который как выяснилось, учился в том же университете, поймал Амине в коридоре и, по ее словам, устроил ей сцену. На тот момент она так и не знала его имени.

Затем последовали звонки с угрозами - как от самого Маджида, так и от его матери. "Она сказала, что ее сын настоящий мужчина, поэтому он добьется меня даже против моей воли", - рассказывает Амине.

"Странная радость"

Уже в ходе первого телефонного разговора молодой человек заявил, что убьет ее, если Амине не согласится выйти за него замуж.

"Он сказал, что поставит крест на моей жизни и сделает все для того, чтобы никто и никогда не захотел на мне жениться", - говорит она.

Амине обратилась в полицию, однако, поскольку на тот момент физического вреда ей нанесено не было, власти отказались что-либо делать.

Двумя днями позже по дороге с работы она заметила, что кто-то идет за ней следом. Она замедлила шаг, чтобы дать мужчине обогнать ее, и поняла, что это Маджид Мовахиди.

"Он улыбался, а потом вообще рассмеялся. Это была какая-то странная радость", - вспоминает Амине день, повернувший ее жизнь на 180 градусов.

Сначала девушка подумала, что жидкость, которой он плеснул ей в лицо, - это обычная горячая вода. "Но когда я почувствовала жжение, то поняла: это кислота", - говорит она.

Когда ее привезли в больницу, зрение на левый глаз уже было безвозвратно потеряно.

"Я боялась прикоснуться к своему лицу, но понимала, что у меня нет ни носа, ни губ", - вспоминает Амине. - Мама запретила мне смотреться в зеркало. Но уже через неделю я и не смогла бы сделать это: правый глаз тоже ослеп".

"Повесить его будет проще"

Благодаря поддержке тогдашнего президента Ирана Мохаммада Хатами Амине смогла поехать в Барселону на операцию по восстановления зрения в правом глазу.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption 14 мая этого года Бахрами пришла в тюрьму, где содержится ее обидчик, однако исполнение приговора было в очередной раз отложено

Но уже в 2005-м, когда на выборах победил Махмуд Ахмадинежад, финансирование ее лечения прекратилось, и она осталась в Испании одна и без денег. Единственным выходом стал приют для бездомных. Именно там, вспоминает Амине, она подхватила глазную инфекцию, поразившую ее единственный глаз.

"Я помню, как протирала глаз носовым платком, а когда убрала руку от лица, в платке осталось что-то тяжелое", - говорит она.

Потеря единственного глаза, а вместе с ним и надежды на восстановление зрения, изменило и ее отношение к человеку, ставшему причиной ее страданий.

Как говорит сама девушка, пока борьба за зрение продолжалась, она редко думала о мести. Теперь же ей захотелось во что бы то ни стало довести дело до обвинительного приговора.

С помощью своего бывшего работодателя в 2007 году Бахрами вернулась в Иран и добилась возбуждения дела с требованием приговора "око за око", дающего юридическое право причинить обидчику точно такой же вред, который был причинен потерпевшему.

"Я просто прошла в суд и сказала: "Я хочу мести". На что мне ответили, что сделать это будет очень сложно и что повесить его будет проще", - говорит она.

"Око за око"

Шариат в принципе позволяет вынесение приговоров "око за око", однако на практике применяются они крайне редко.

В 2008 году иранский суд приговорил 27-летнего Маджида Мовахиди к ослеплению кислотой, тюремному заключению и выплате компенсации, однако выносить первую часть приговора иранские власти не спешили.

В итоге после почти трех лет ожидания ослепление Мовахиди было назначено на 14 мая этого года.

В этот день Амине пришла к зданию тюрьмы, в которой сидит ее обидчик. Однако и на этот раз исполнение приговора было отложено: тюремное руководство объяснило это тем, что им не удалось найти врача для того, чтобы ослепить осужденного.

Преступление и наказание

Против приговоров "око за око" активно выступают правозащитники.

"Просто невероятно, что иранские власти всерьез рассматривают исполнение подобного приговора, - говорит заместитель директора регионального отделения организации "Международная амнистия" Хасиба Хадж Сахрауи. - Каким бы ужасным ни было преступление, совершенное против Амине Бахрами, ослеплять человека кислотой – это жестоко и бесчеловечно. Это сродни пыткам".

Сам Мовахиди все это время находится в тюрьме в ожидании исполнения приговора.

А Амине, получив финансирование от одной из американских благотворительных организаций, вернулась в Барселону на лечение.

"Если я прощу его, то не получу взамен абсолютно ничего, - говорит она. – А если его лишат зрения, то, по крайней мере, таким как он станет понятно, что за преступлением всегда следует наказание".

Новости по теме