Нью-йоркские скитания Доминика Стросс-Кана

  • 23 июня 2011
Дом Стросс-Кана на Манхэттене Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Дом Стросс-Кана на Манхэттене находится под неусыпным наблюдением полиции

25 мая нью-йоркские скитания бывшего директора МВФ Доминика Стросс-Кана подошли к концу.

За предшествующие 10 дней он ночевал в манхэттенской гостинице "Софитель", в полицейском участке в Гарлеме, в камере городской тюрьмы на Райкерс-Айленд, в двух роскошных жилых домах, где ему были не рады, и вот, наконец, приземлился в доме №153 по Франклин-стрит, снятом за 50 тысяч долларов в месяц.

Дом находится в Трайбеке на южной оконечности Манхэттена. Когда-то в этом узком трехэтажном строении находилась пожарная часть. В соседнем квартале, в доме №173, находилась другая, от которой над огромными дверями до сих пор сохранилась вывеска "Пожарная часть №27". То ли в этом районе в старину было много пожаров, то ли пожарные команды предпочитали селиться на одной улице, как сейчас индийские рестораны на Лексингтон-авеню или русские на 52-й улице.

Соседние улицы давно заасфальтированы, но в этом квартале редкие машины еще грохочут по брусчатке. Жить ей, возможно, осталось недолго: в округе чинят канализацию, и соседний квартал разрыт с начала до конца. Хотя газеты неизменно называют этот район Манхэттена "фешенебельным", он являет собою безрадостную картину, ибо уставлен мрачными многоэтажными домами фабрично-заводского обличья.

Раньше в них действительно располагались цеха и конторы, но по мере деиндустриализации Манхэттена их раскупили под лофты, и сейчас в этих огромных помещениях живут богачи и местные знаменитости вроде актера Майкла Империали, исполнявшего роль гангстера-киномана Кристофера, племянника крестного отца Тони Сопрано в телесериале "Клан Сопрано".

Не дом красит человека...

Но роскошная жизнь происходит внутри, а снаружи тамошние улицы выглядят несколько индустриально. Район производит впечатление нежилого, и лишь кнопки звонков на некоторых подъездах, да детские коляски, вообще в Манхэттене крайне редкие, свидетельствуют о том, что за его фасадами теплится жизнь.

О том же говорят многочисленные тамошние рестораны, например, знаменитый японский Nobu, в котором покойный грузинский олигарх Бадри Патаркацишвили ужинал в свой последний приезд в Нью-Йорк. Узник Манхэттена, который по нынешним временам редко выходит из дома, может заказывать блюда оттуда или из находящегося в соседнем квартале модного ресторана Tribeca Grill, совладельцем которого является актер Роберт Де Ниро.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Перебравшись на новое место, Стросс-Кан, его жена Анна Синклер и дочь Камиль, которая учится здесь в аспирантуре, решили гульнуть

На тротуаре перед рестораном стоит на тонких железных ножках черный застекленный ящик, наполненный пустыми бутылками из-под французских вин и устланный пробками. Там же меню. Комплексный обед из трех блюд стоит 24 доллара семь центов.

В находящемся на другой стороне Франклин-стрит кафе Benvenuto дают сэндвичи "Петр Великий", состоящие из пастрами, квашеной капусты, дижонской горчицы и расплавленного швейцарского сыра и стоящие девять долларов 95 центов.

Перебравшись на новое место, Стросс-Кан, его жена Анна Синклер и дочь Камиль, которая учится здесь в аспирантуре, решили гульнуть и заказали в другом окрестном ресторане - Landmarc - стейк и салатики. Угощение обошлось им в 242 доллара. Камиль заплатила кредитной картой и дала на чай 25 долларов, хотя по местным правилам надо было бы дать 15%.

Но вынужденный гость города питается не только из ресторанов. Когда я в очередной раз отправился к его дому на экскурсию, в дверь Стросс-Кана стучался развозчик с железной тележкой, на которой лежали две картонные коробки. Дверь открыл высокий молодой мужчина в белой рубашке в полосочку. К моему сожалению, это был не Стросс-Кан. Мужчина расписался, принял коробки, и развозчик покатил тележку к своему фургону.

"Там что, еда?" - спросил я наугад.

"Будем надеяться, что да", - сострил в ответ он.

Из надписи на его фургоне явствовало, что он принадлежит фирме, которая доставляет продукты на дом и призывает потребителей покупать их у окрестных фермеров. Так Стросс-Кан вносит свою лепту в поддержку сельского хозяйства Нью-йоркщины.

Стросс-Кан, известный во Франции как ДСК, вряд ли выбирал себе пристанище по национальному признаку, но улица, на которой стоит его нынешний дом, названа в честь Бенджамина Франклина, заядлого франкофила и первого американского посла в Париже.

Особняк ДСК сиротливо притулился между двумя высокими зданиями, приводя на память песню Вилли Токарева "Небоскребы, небоскребы, а я маленький такой..."

Но эта сиротка была куплена в 2008 году за 6,8 млн долларов. После этого дом был поставлен на капремонт и преобразился под руководством архитектора Леопольда Розати. По его словам, ремонт занял полтора года и стоил 4 млн долларов, после чего особняк уже выставили на продажу за 15 млн. В связи с нынешним кризисом цену снизили до каких-то 13,995 млн, но желающих пока не сыскалось, хотя в этом году к особняку приценивались актриса Камерон Диас и ее постоянный спутник бейсболист Алекс Родригес.

Владелец дома надеется, что нынешний жилец привлечет к дому внимание и поможет его продать. Но, как говорится, sic transit gloria mundi.

Чайник на медленном огне

После переезда ДСК на Франклин-стрит полиция создала на ее противоположной стороне вместительный загон для прессы, отгородив его переносными металлическими барьерами. Первое время загон был набит журналистами, особенно французскими, которые говорили, что выстоят эту вахту до конца. По бокам высились фургоны телевидения с антеннами на крышах.

Но тяжело наблюдать за стоящим на огне чайником, особенно когда он закипит очень нескоро. На этой неделе барьеры оставались на месте, но в загоне уже не было ни души.

К этому месту еще не до конца заросла народная тропа французских туристов, но их тоже было негусто. За два часа я видел три молодых пары с рюкзачками и в шортах. Мимо объекта не проехал ни один экскурсионный автобус.

Поначалу в дверь ДСК стучалось много непрошеных гостей. Нарочный компании Balloon Saloon принес шесть воздушных шаров белого, красного и синего цвета, один – в форме оскалившейся акулы. Дар не приняли.

От ворот поворот получила и троица явившихся несколько часов спустя раввинов, вызвавшихся провести вместе с ДСК его первый шабат на новом месте. Еврейская миссионерская организация послала Стросс-Кану бандероль с духовными книгами на французском и иврите, но ее по ошибке доставили в винную лавку Dandelion Wine ("Вино из одуванчиков"), которая находится по тому же адресу, но в Бруклине.

Сейчас Франклин-стрит была почти пуста, за исключением низкорослого полисмена, скучавшего у дверей дома, в котором поселился ДСК, и лихорадочно славшего SMS. Похоже, что это общая болезнь местных силовых структур: охранники на недавнем процессе ростовчанина Константина Ярошенко тоже неустанно работали пальцами.

Чуть в стороне у тротуара стояла пустая полицейская машина.

За истекший месяц ДСК потратил не только 50 тысяч долларов на квартплату, но и 200 тысяч, которые берет приставленная к нему охранная компания. Она следит за тем, чтобы ДСК не убежал и не выходил из дома, кроме как в суд, к адвокату, к врачу и в храм.

Расходы на адвокатов тоже влетят в огромную сумму и не обязательно себя оправдают. "То, что вы потратили на защиту миллионы долларов, - говорит нью-йоркский адвокат Стив Зиссу, которого недавно наняла семья Ярошенко, - еще не гарантирует вам желаемый результат".

Новости по теме