Чилийские шахтеры год спустя строят жизнь заново

  • 5 августа 2011
Чилийские шахтеры Правообладатель иллюстрации AFP

Прошел ровно год с тех пор, как на севере Чили обрушилась шахта Сан-Хосе, и 33 горняка оказались на два месяца отрезаны от внешнего мира под ее завалами. О судьбе застрявших шахтеров волновался весь мир - вплоть до окончания спецоперации по их подъему, беспрецедентной по сложности и масштабам.

Сейчас эти 33 человека пытаются заново построить свои жизни самыми разными способами. Многие из них стараются, по возможности, держаться вдали от внимания СМИ, сделавших их мировыми знаменитостями год назад.

Бригадир пострадавшей смены Луис Урсуа, которого капсула "Феникс" последним доставила на поверхность с глубины 700 метров, рассказал Би-би-си, как шахтеры живут спустя год после аварии.

"За этот год мы много путешествовали по миру, но в финансовом плане наши дела не очень хороши. Мы работаем каждый день, а некоторые в дополнение к обычной работе еще и стали выступать с речами на различных мероприятиях. Но, я думаю, что после 5-го августа мы вернемся к нормальной жизни", - говорит Урсуа.

Дела идут по-разному

Сразу после вызволения шахтеры получили приглашения посетить разные страны. Они съездили в центр Disney World в Орландо, увидели стадион команды "Манчестер Юнайтед" в Англии и побывали в Израиле, где их крестили в водах реки Иордан.

Но теперь шахтеры занимаются тем, что ищут способы, как свести концы с концами, будь то поодиночке или группами.

Так, для Марио Сепульведы, Омара Рейгадаса и Эдисона Пеньи одним из способов заработка стали выступления с мотивационными речами.

"Мы привлекли еще и Луиса Урсуа, Самуэля Авалоса, Клаудио Яньеса и Хорхе Галлегийоса. Мы пытаемся создать команду. Мы хотим собрать 22 человека", - сказал Омар Рейгадас, вышедший на поверхность 17-ым.

После спасения шахтеров особенно большой интерес у прессы и общественности вызвал Марио Сепульведа, с самого начала проявивший себя харизматической личностью.

В настоящий момент Марио работает с большой командой помощников, которые рекламируют его выступления, а, кроме того, у него есть дополнительный личный проект: центр отдыха на окраине Сантьяго. Шахтер надеется установить там вольер для животных, устраивать лошадиные скачки в чилийском стиле и проводить "иппотерапию" – реабилитацию людей с различными заболеваниями посредством общения с лошадью.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Бригадир Луис Урсуа рад, что не пришлось никого хоронить

Недавно Сепульведа вместе с Хорхе Галлегийосом, Карлосом Барриосом и Хосе Энрикесом открыл посвященную 33-м шахтерам выставку в Вашингтоне. Пока деятельный горняк находился в Америке, его жена Эльвира Вальдивия рассказала Би-би-си, насколько позитивным стал его настрой спустя год после обвала шахты.

"Был тяжелый момент, когда его переполняли негативные эмоции, но ему удалось новыми глазами посмотреть на пережитый опыт и посвятить себя благим делам. Как раз ими мы и занимались в последнее время: придумывали разные затеи и пытались их воплотить. Так что, в общем, дела у нас идут неплохо", - поделилась с Би-би-си жена Марио Сепульведы.

Бытовые заботы

Как и большинство чилийцев, освобожденные горняки в основном живут заботами о заработке, необходимом для того, чтобы прокормить семью. Но Эдисон Пенья – шахтер, ставший известным благодаря своему таланту пародировать Элвиса Пресли и участию в марафонах в Токио и Нью-Йорке – говорит, что многим кажется, будто они наживаются на своем положении.

"Мне было очень тяжело, что бы ни говорили вам некоторые чилийцы. Многим кажется, будто мы зарабатываем как какие-нибудь футболисты, но на самом деле все не так - нам не досталось ничего. Мы продолжаем жить, как раньше", - сказал Пенья.

Другой горняк, Пабло Рохас, принял решение сразу же вернуться к работе на печально известной шахте, расположенной недалеко от города Копьяпо.

"Я хотел заниматься этим с тех пор, как мне исполнилось 16 лет, - сразу по выходе на поверхность сказал Рохас. – Я не умею делать ничего другого".

Зато Осман Арайа и Дарио Сеговия, наоборот, кардинально изменили карьеру и теперь продают овощи на так называемых "свободных рынках" в Копьяпо.

"Заняться торговлей было рискованно с моей стороны, но пока все получается", - доволен Арайа.

В свою очередь, Карлос Мамани - шахтер из Боливии, застрявший вместе с чилийцами - взял годовой отпуск и потратил полученные от пожертвований доброжелателей деньги на дом и машину. Сейчас он живет с семьей в области Атакама на севере Чили.

Иск против правительства

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Чилийские шахтеры считают своим моральным долгом подать иск против правительства

Все, кроме двух из 33 шахтеров, проживших два месяца под землей, подали иск против правительства Чили за халатность со стороны Управления безопасности шахт. Горняки требуют 16 млн долларов компенсации.

"Если бы [этой аварии] не произошло, все продолжалось бы как раньше. Наш моральный долг направить этот иск, чтобы такого больше не повторилось с теми, кто пришел работать после нас" , - поясняет Эдисон Пенья.

В день годовщины аварии 33 шахтера собираются вместе, чтобы вспомнить, через что им пришлось пройти. Их заключение продлилось почти 70 дней. Начавшись с отчаяния, оно завершилось триумфальным освобождением, за которым в прямом эфире следило большинство мировых СМИ.

"Сегодня мы живы и жаловаться не можем. Нас по-прежнему 33, живых и бойких. 33 креста на кладбище ставить не пришлось", - заметил Луис Урсуа.

Новости по теме