Бродвейский хит "Звуки музыки" поставили в России

  • 14 октября 2011
Дмитрий Богачев Правообладатель иллюстрации Stage Entertainment
Image caption Продюсер Дмитрий Богачев признается, что давно мечтал о постановке "Звуков музыки"

В Москве состоялась премьера российской постановки всемирно известного мюзикла "Звуки музыки". Хит Бродвея и Вест-Энда в России демонстрировался впервые.

Режиссером постановки стал художественный руководитель Театра имени Пушкина Евгений Писарев, оригинальные декорации разработал художник-постановщик спектаклей Большого и Мариинского театров Зиновий Марголин.

Жанр коммерческого мюзикла начал активно развиваться в России в конце 1990-х годов. За это время на различных сценах были поставлены российские версии таких мюзиклов, как "Метро", "Чикаго", "Нотр-Дам де Пари", "Монте-Кристо", MAMMA MIA! и CATS.

Генеральный ди­ректор компании Stage Entertainment и продюсер "Звуков музыки" Дмитрий Богачев в интервью Русской службе Би-би-си рассказал о новом проекте, а также о развитии российского рынка мюзиклов.

Би-би-си: В чем заключаются основные отличия мюзикла "Звуки музыки" в России от его бродвейского аналога?

Дмитрий Богачев: Оригинальная бродвейская постановка мюзикла с момента своего создания в 1959 году не претерпевала каких-то существенных изменений ни в одной из стран, в которых он ставился. Сценическая постановка и последующий голливудский фильм 1965 года с Джули Эндрюс и Кристофером Пламмером задали определенные стандарты. Американский и европейский зритель подсознательно ждет сходства с исполнителями главных ролей в фильме. Так получилось, что наша страна была в свое время отрезана железным занавесом, и российская публика не очень хорошо знает этот фильм. Тем более она не знает сценические версии этого мюзикла, поэтому с точки зрения творчества наша постановочная группа была более раскована в интерпретации этой пьесы и этой музыки. Не совершая серьезных изменений в прочтении спектакля, мы существенно продвинулись в придании этому мюзиклу большей динамики и драматичности. Наши персонажи говорят на современном языке.

Би-би-си: Почему, на ваш взгляд, этот мюзикл добрался до России только сейчас?

Д.Б.: Для меня это странно. Могу только сказать, что 10 лет своей профессиональной карьеры на поприще музыкального театра я не занимался этой постановкой, потому что материал "Звуков музыки" чрезвычайно сложный. Сложный драматически, сложный сценически, сложный для восприятия в каком-то смысле. Если бы мы ставили его в жанре драматического театра или приближали бы его к оперетте, как было несколько десятилетий назад, массовый российский зритель просто не пошел бы на него. Поскольку мы все-таки рассчитывали как минимум на миллионную аудиторию, нам нужно было сделать мюзикл действительно зрелищным, ярким и динамичным. Прошли годы, прежде чем я понял, что мы можем справиться с этой сложной задачей.

Би-би-си: Как продюсер, вы ставили российские постановки мюзиклов CATS, MAMMA MIA!, "Красавица и Чудовище", ZORRO. Какие из них пользовались наибольшей популярностью?

Д.Б.: С коммерческой точки зрения наиболее успешными были MAMMA MIA! и "Красавица и Чудовище", однако у каждого из этих мюзиклов была своя особенность. Страстный и авантюрный ZORRO, хитовая и жизнеутверждающая MAMMA MIA!, прекрасная сказка о любви "Красавица и Чудовище" и абсолютная классика мюзиклов - CATS. В "Звуках музыки" удивительным образом сошлось очень много элементов, которые были близки российскому зрителю. Дети находят в нем свое, взрослые - свое. Артисты, костюмы, музыка, трогательная история и атмосфера, конечно.

Зритель голосует кошельком

Би-би-си: Можно ли говорить о том, что мюзиклы в России перестали быть убыточными?

Д.Б.: Не только в России, а в любой стране мира, даже на самом зрелом и развитом рынке, плохие постановки проваливаются очень быстро и уносят миллионы, а хорошие - приносят десятки и сотни миллионов. К примеру, мюзикл MAMMA MIA! в Лондоне переносится сейчас на другую сцену, а совокупные сборы за последние годы проката этого мюзикла превысили 2 млрд долларов. В России происходит то же самое - хорошие постановки идут годами. Все зависит от продукта.

Би-би-си: Московские цифры сопоставимы с лондонскими?

Д.Б.: Еженедельные сборы от наших спектаклей по масштабу абсолютно сопоставимы с лондонскими и бродвейскими, а иногда даже превосходят в каких-то других развитых европейских странах. В прошлом году с мюзиклом ZORRO мы вошли в тройку-четверку лидеров по сборам проката в Европе, а с "Красавицей и Чудовищем" и вовсе лидировали несколько недель по сравнению со всеми другими постановками в мире.

Правообладатель иллюстрации Stage Entertainment
Image caption Декорации разработал художник-постановщик спектаклей Большого театра Зиновий Марголин

Би-би-си: Как вообще оценить степень успеха той или иной постановки в России?

Д.Б.: Исключительно по сборам, по количеству проданных билетов. Другого универсального измерителя нет. Любые мнения критиков всегда будут субъективны, хорошие они или плохие, а зритель голосует кошельком. Его невозможно заставить купить билеты. Например, мы думали продлить мюзикл ZORRO на второй сезон, но мне показалось, что все-таки потенциала этого мюзикла еще на 7-8 месяцев проката не хватит, может быть на 2-3, а завершать постановку посередине высокого театрального сезона нецелесообразно. Фактически отыграв половину сезона, вы не имеете возможности запустить новую постановку на оставшуюся половину. Поэтому мы решили прекратить прокат раньше, чем начнет падать спрос на спектакль, чтобы в следующем сезоне запустить новый продукт, что и получилось со "Звуками музыки".

Би-би-си: По каким критериям отбираются мюзиклы для постановки в России?

Д.Б.: Продюсер, который начинает новый проект, должен оценить, насколько эта конкретная постановка будет близка массовой аудитории. В репертуарных государственных театрах все немного по-другому - там командует режиссер. И зачастую, не особо задумываясь о востребованности той или иной постановки отечественными зрителями, творческая команда театров старается следовать каким-то трендам, удовлетворять свои собственные амбиции. В коммерческом театре все жестче. Планируя что-то, мы самым тщательным образом изучаем спрос. Речь идет не о том, что вы потеряете вложенные деньги, а о том, что вы можете потерять в десятки раз больше, чем вложено. К примеру, при инвестициях в спектакль от трех до четырех миллионов евро годовой оборот от продажи билетов составляет несколько десятков миллионов. Это та сумма риска, которую берет на себя продюсер и его команда.

Проблема с площадками

Би-би-си: Сколько времени уходит на постановку и репетицию нового мюзикла до премьеры?

Д.Б.: Сама подготовка начинается задолго до закрытия предыдущей постановки. Вообще, чтобы выпустить первоклассный мюзикл с нуля, то есть, написав музыку и пьесу, как правило, уходит от двух до трех лет. Если речь идет о готовой пьесе и существующей музыке, но не адаптации, а оригинальной постановки произведения - около года. Если же речь идет о лицензионном продукте и достаточно точном переносе существующей постановки, пусть с элементами адаптации - наверное, можно уложиться где-то в полгода. Репетиционный период, как правило, занимает от 8 до 12 недель, но это уже непосредственно работа с артистами и с музыкантами.

Би-би-си: Почему в России не получается прокатывать сразу несколько мюзиклов в течение одного сезона?

Д.Б.: Основная проблема сейчас в наличии театральной площадки, поскольку в репертуаре мы играть не можем и не хотим. Прокат в репертуаре подразумевает менее масштабный подход и сильно сказывается на материальной части постановки. Сразу видно, что это постановка гастрольного плана, более бедная и упрощенная, менее зрелищная. Я не хочу следовать этой модели. Мне вполне нравится, как мюзиклы играются в ежедневном режиме на Бродвее, в Вест-Энде, в Германии, Испании, Франции. Всегда лучше играть что-то большое и серьезное, призывать зрителей приезжать в Москву, нежели менять один спектакль на другой и делать это не вполне качественно. В настоящий момент в столице только одна площадка, которая доступна для ежедневного проката на протяжении нескольких месяцев или лет - Московский дворец молодежи, который за 7 последних лет мы превратили в настоящую мюзикловую Мекку. Как только у нас появятся возможности договориться с каким-то другим театральным зданием на длительную аренду, мы немедленно будем запускать по две постановки.

Би-би-си: Существует ли конкуренция на рынке коммерческих мюзиклов России?

Д.Б.: В нашем сегменте постановок ежедневного проката - нет. Среди репертуарных мюзиклов конкуренция есть. Таких мюзиклов несколько, от года к году мы видим, как 2-3 постановки между собой конкурируют за зрителя. Я был бы очень рад, если бы и в нашем сегменте появилась конкуренция. Люди могли бы сравнивать - что лучше, что хуже. Это бы и развивало рынок, и стимулировало. Человек, посмотрев хорошую постановку, хочет пойти еще куда-то. А сейчас получается, что он либо идет второй раз смотреть то же самое с другим составом артистов, либо ждет год-полтора, пока выйдет следующая постановка.

Би-би-си: В начале 2000-х, когда в Россию стали массово привозить мюзиклы, была попытка привлечь зрителей на оригинальные англоязычные постановки, такие как "42-я улица". Почему они не прижились?

Д.Б.: В этом смысле российская публика мало чем отличается от европейской, за исключением нескольких стран, где люди в совершенстве владеют английским языком. Как Голландия, например. Мюзиклы везде ставятся на родном языке. Если вы рассчитываете на массовую аудиторию, нужно считаться с ее вкусами, в том числе с уровнем владения иностранным языком. Показывать англоязычные постановки можно на тысячную аудиторию, а не когда зрителей ожидается 200-300 тысяч и больше. Если вы приходите в театр не на урок английского языка, а именно в театр, чтобы расслабиться и не думать, как перевести это слово, вы должны смотреть постановку на том языке, на котором вы видите сны, думаете и мечтаете.

Дорога в Европу и Америку

Би-би-си: Вы были коммерческим директором мюзикла "Норд-­Ост", основанного на романе Каверина "Два капитана". Почему, на ваш взгляд, ставится так мало мюзиклов, основанных на произведениях российских авторов?

Д.Б.: О каких-то тенденциях можно говорить, когда мюзиклов ставится десятки. Поскольку сейчас серьезные постановки можно пересчитать по пальцам двух рук, говорить о закономерностях сложно. Мне кажется, удачные российские постановки будут появляться в ближайшее время. Это не потому, что европейское или американское более привлекательно, просто так получилось. Прежде чем ставить что-то свое, нужно поучиться у старших товарищей, у которых опыта в десятки раз больше. Мюзикловые рынки Америки и Англии существуют уже много лет, а в нашей стране современная история мюзикла насчитывает всего 10 лет.

Правообладатель иллюстрации Stage Entertainment
Image caption Главную роль исполнила звезда российских мюзиклов Наталия Быстрова (справа)

Би-би-си: Когда в таком случае российские мюзиклы могут выйти на международный рынок?

Д.Б.: Я думаю, что это произойдет в течение следующих пяти лет. Первые российские постановки потихонечку начнут прокладывать себе дорогу в Европу и Америку. Как вода проникает через многие расщелины, трещинки по всем направлениям, например, отрадно видеть имена российских постановщиков больших бродвейских мюзиклов. Два года назад я был очень рад увидеть в афише диснеевской "Русалочки" фамилии Георгия Цыпина и Татьяны Ногиновой, которые оформили сценографию этой постановки и костюмы для нее. В 2011 году вышел скандально известный благодаря своему беспрецедентному бюджету "Человек-паук", сценографию для которого тоже сделал художник Цыпин на Бродвее. Наши соотечественники с их огромным творческим потенциалом постепенно прорываются в Америку и в Европу, прокладывая дорогу другим.

Би-би-си: Чем объяснить резкое увеличение за последние годы числа ледовых мюзиклов? Могут ли они конкурировать с театральными?

Д.Б.: Здесь конкуренции чуть больше, потому что есть профессиональные продюсеры, стремящиеся работать в этом жанре. Кроме того, наша школа фигурного катания - может быть, самая авторитетная в мире. Однако если вы делаете некое ледовое шоу и называете его мюзиклом, это должно быть не просто показательное выступление. Это должен быть такой же продукт, как и мюзикл, в котором присутствуют все средства художественной выразительности. То есть люди приходят смотреть не только на тройные тулупы и какие-то технические элементы, а, в первую очередь, чтобы погрузиться в сюжет, чтобы сопереживать. Большинство постановок преследуют какую-то одну из целей - либо показать хорошее фигурное катание, либо показать такое шоу ростовых фигур, когда красивые костюмы, но люди едва катаются с весьма примитивной хореографией. Мы приглашаем фигуристов, которые не только умеют хорошо кататься и выполнять сложные элементы, но которые имеют определенные актерские навыки. В первую очередь, они - актеры на сцене.

Би-би-си: Какой мюзикл вы бы особенно хотели поставить в России?

Д.Б.: Я очень хочу, чтобы на нашей сцене в ближайшее время появился "Фантом Оперы", на русском языке с российскими артистами, и диснеевская "Мэри Поппинс". И еще хочу поставить мюзикл "Анастасия", который не существует еще в сценической версии, по фильму 1956 года с Ингрид Бергман и Юлом Бриннером и последующему анимационному фильму про Анастасию Романову, самую большую легенду и загадку ХХ века, которая будоражила умы нескольких поколений людей.

Новости по теме