В Израиль прибывают невесты из соседней Сирии

  • 10 ноября 2011
Сирийская невеста Правообладатель иллюстрации Ksenia Svetlova
Image caption Сирийская невеста дожидалась разрешения приехать к своему жениху в Израиль целых десять лет

Рано утром в промозглой тьме возле контрольно-пропускного пункта Кунейтра, расположенного на сирийско-израильской границе, остановились несколько автомашин. На израильскую сторону границы прибыл свадебный поезд из северного города Мажд аль-Шамс.

Зябко поеживаясь, из машины вышел несколько растерянный жених, которого вскоре окружили десятки заботливых родственников. Они несли в руках подносы с традиционными сладостями, предусмотрительно накрытыми полиэтиленом.

Вокруг свадебного кортежа уже кружили десятки журналистов, тщетно искавших укрытия от ненастья. Кто знал, что израильская зима неожиданно нагрянет именно в день свадьбы Майады Аббуд, гражданки Сирии, и Мунжеда Аввада, гражданина Израиля.

Моросящий дождь и клубящийся туман не позволяли хорошо рассмотреть сирийскую сторону границы, куда в любую минуту должен был подъехать другой свадебный кортеж. Единственным светлым пятном на этом сером фоне был трехцветный сирийский флаг, трепыхавшийся на ветру. В непосредственной близости развевалось и бело-голубое полотнище израильского флага.

Холм криков

38 лет назад, в октябре 1973 года здесь, в районе Кунейтры, под этими знаменами двигались друг на друга две армии: сирийская и израильская, а небо озарялось зарницами взрывов и обстрелов. Одним из итогов войны Судного дня (1973 год) стало подписание сепаратных соглашений о мире с Египтом, тогда как с Сирией общий знаменатель так и не был найден.

Правообладатель иллюстрации Ksenia Svetlova
Image caption С израильской стороны границы невесту ожидали десятки заботливых родственников, которые несли в руках подносы с традиционными сладостями

Голанские высоты, захваченные в ходе Шестидневной войны 1967 года, а с ними и десятки друзских деревень остались под контролем Израиля. Другая часть друзской общины продолжала проживать в своих же деревнях, но на территории Сирии.

За долгие годы, которые прошли с момента прекращения огня, сирийско-израильская граница стала одним из самых спокойных и безопасных пограничных районов, но была закрыта на замок до лучших времен. Пока лучшие времена так и не наступили, друзской общине на Голанских высотах приходится довольствоваться общением с близкими родственниками и друзьями по ту сторону границы по телефону и интернету.

Поскольку друзские деревни находятся в непосредственной близости друг от друга, в хорошую погоду люди нередко приходят к так называемому "Холму криков" и переговариваются друг с другом при помощи громкоговорителей, обмениваясь последними новостями, поздравлениями и пожеланиями.

Приехать в гости друг к другу, то есть преодолеть 10-15 километров пути, не позволяет политическая ситуация. Исключение делают только для студентов (начиная с 1992 года), а также для молодых друзов, которые намереваются вступить в брак с представителями своей общины по ту сторону границы.

Друзская община невелика, и подобные браки необходимы для ее процветания, поэтому старшее поколение всячески поддерживает молодых людей, которые ищут путь друг к другу, невзирая на препятствия . Иногда такие браки заключаются в результате сватовства между семьями, и тогда молодые впервые видят друг друга незадолго до свадьбы. Подобная ситуация стала основой для известного фильма "Сирийская невеста" (Израиль-Германия, 2005 г.).

10 лет в ожидании свадьбы

Майада и Мунжед познакомились во время учебы в Дамасском университете и ждали друг друга целых 10 лет. Сразу после знакомства выяснилось, что деревня, откуда происходит Майада, расположена в считанных километрах от Мажд аль-Шамса, родного города Мунжеда.

Правообладатель иллюстрации Ksenia Svetlova
Image caption Ворота на границе наконец открылись, и невеста благополучно перешла на израильскую территорию

Молодые люди закончили учебу, вернулись домой, начали работать, объявили о помолвке и терпеливо дожидались подходящего момента и необходимых разрешений от властей обеих стран.

Решением процедурных вопросов занимались сотрудники ООН и Международного Красного Креста, а также друзский депутат израильского Кнессета Аюб Кара, который приложил немало усилий для того, чтобы невеста случайно не "застряла" в охваченной арабской весной Сирии.

Майада должна была приехать еще летом, однако в последний момент ей сообщили, что не все документы готовы, и поэтому свадьбу пришлось переносить на ноябрь. На этот раз все должно было пройти как по маслу, но все же принимающая сторона откровенно нервничала и переживала, несмотря на заверения сотрудников Красного Креста в том, что невеста уже прибыла на границу и начала процесс оформления документов.

Процедура продолжалась несколько часов, в течение которых члены семьи негромко переговаривались между собой о ситуации в Сирии.

Несмотря на то, что за годы, прошедшие после окончания Шестидневной войны, на свет появились уже два поколения друзов, рожденных в Израиле, они по-прежнему считают себя сирийцами и украшают свои дома сирийскими флагами и портретами обоих Асадов, Хафеза и Башара.

За последние двадцать лет вопрос о мирном урегулировании с Сирией поднимался практически каждым израильским правительством, и община чувствовала, что нынешняя ситуация, в которой они являются гражданами или жителями Израиля, носит временный характер, и рано или поздно они, вместе с Голанскими высотами, вернутся в Сирию.

Правообладатель иллюстрации Ksenia Svetlova
Image caption "Конечно же, я очень волнуюсь – как любая невеста, и даже еще больше", - рассказала Майада

Видимо, поэтому разговоры о политике, равно как и попытки журналистской братии вызвать длинноусых старейшин и модно одетую молодежь на откровенный раговор, были быстро сведены на нет.

Новый дом в новой стране

Прошло еще несколько мучительных долгих и холодных часов до того, как на сирийской стороне границы началось движение. Издалека показалось белое облако кружев, которое резко контрастировало с металлом медленно открывающихся ворот и тусклым осенне-зимним пейзажем.

Девушка впервые в своей жизни вступила на территорию Израиля, где ей предстоит строить свой дом и свою семью.

"За время нашей долгой помолвки Мунжед уже успел немало рассказать мне о своей жизни и об этих краях. Он постарался меня немного подготовить, но, конечно же, я очень волнуюсь - как любая невеста, и даже еще больше", - рассказала Майада, которая всю ночь готовилась к свадьбе и выехала из своего дома под утро. Всего через четыре часа в доме семьи жениха в Мажд аль-Шамсе началась свадьба, которая продолжалась несколько дней.

Позади Майада оставила родной дом, семью и страну с неясным будущим. Скорее всего, пройдет еще много лет до тех пор, пока ей предоставится возможность посетить родные пенаты, которые находятся всего в нескольких минутах езды от ее нового дома.

Ежегодно несколько друзских невест из Сирии приезжают на постоянное жительство на Голанские высоты, а десятки невест из друзской общины Израиля пересекают границу в обратном направлении.

Новости по теме