Современный Лондон Чарльза Диккенса

  • 16 декабря 2011
Правообладатель иллюстрации Charles Dikkens Museum
Image caption Художник Роберт Уильям Басс поместил Диккенса в комнату, населенную героями его произведений

В Музее Лондона открылась выставка "Диккенс и Лондон", приуроченная к 200-летию со дня рождения великого английского писателя.

Диккенс родился 7 февраля 1812 года, так что до самого юбилея еще изрядный срок – почти два месяца. Однако выставку можно расценивать как начало грандиозной юбилейной кампании, которая, похоже, будет сродни тому, что происходило 12 лет назад в России в связи с 200-летним юбилеем Пушкина.

И тогда в России, и сейчас в Британии всевозможных юбилейных событий – выставок, фестивалей, юбилейных изданий, теле- и радиопередач – проводится и будет проводиться столько, что уже сейчас, за два месяца до самого юбилея, одна из газет обреченно написала, что мы все, похоже, в ближайшие месяцы будем явно перекормлены Диккенсом.

Музей Лондона - учреждение совсем не литературное. И вопрос о проведении выставки о Диккенсе именно здесь может показаться весьма резонным.

Лондон Диккенса и Диккенс в Лондоне

Не следует забывать, однако, что Диккенс большую часть своей жизни - не очень долгой, он прожил всего 58 лет, но очень плодотворной (за эти годы он написал 20 романов, не считая сборников рассказов, пьес, эссе и даже журналистской деятельности) - провел в Лондоне.

Диккенс неотделим от Лондона - город стал плотью от плоти писателя, не только фоном, но нередко и героем, неотъемлемой частью диккенсовских книг.

С другой стороны, Лондон XIX века - викторианский Лондон, как его называют здесь, в Англии - существует в нашем сознании, в нашем воображении, в нашей исторической памяти, если угодно, во многом именно через тексты Диккенса - как художественные, так и журналистские.

Мы – и лондонцы, и британцы, и люди по всему миру - видим Лондон той поры глазами Диккенса. Так что выставка о Диккенсе в Музее Лондона - событие более чем правомерное.

Но как музей решал непростой вопрос соединения в единое целое этих двух невероятно богатых концепций - Лондон Диккенса и Диккенс в Лондоне?

"Музей Лондона - это музей социальной истории, - говорит куратор выставки Алекс Вернер. - Нам интересны люди, жившие в нашем городе в разные времена, нам интересен городской пейзаж, топография города. Нам интересны проблемы, с которыми сталкивался Лондон и которые меняли его".

"Когда меня попросили сформулировать идею выставки, я понимал, что категорически не хочу, чтобы это были длинные ряды витрин с книгами и рукописями, - добавляет он. - Мы ведь не Британская библиотека, у нас и материала для подобного рода выставки просто нет".

Рукописи и тексты

"Но мне, тем не менее, ужасно хотелось раздобыть для нашей выставки рукописи некоторых самых значительных романов Диккенса", - продолжает куратор выставки.

Правообладатель иллюстрации Victoria and Albert Museum
Image caption Рукопись романа "Холодный дом".

"Я хотел, чтобы люди смогли увидеть своими глазами выставленные в наших витринах реликвии нашей великой литературы. Чтобы они могли подойти и прочитать начало "Холодного дома"... Ведь там описан канонический образ Лондона. Да, об этом можно прочитать в книге. Но есть что-то особенное в том, чтобы увидеть этот текст, написанный рукой Диккенса", - с гордостью говорит Алекс Вернер.

Рукописей на выставке - хоть она происходит и не в литературном музее - действительно, немало. Кроме уже упомянутого "Холодного дома", тут же - относящиеся к Лондону фрагменты рукописи "Дэвида Копперфильда" и некоторые другие, которые Музей Лондона позаимствовал в других, литературных музеях.

Тут же и личный письменный стол Диккенса, за которым он писал, в частности, свой знаменитый роман "Большие надежды" - тоже временный экспонат, заимствованный на время выставки.

От чайных ложечек до дилижанса

Но, разумеется, рукописями дело не ограничивается, и большую часть экспозиции представляют собой вещи из коллекции самого Музея Лондона, которые сейчас, в контексте предстоящего юбилея, обрели вдруг совершенно иной, конкретно диккенсовский смысл.

Правообладатель иллюстрации Museum of London
Image caption Лондон Диккенса

Алекс Вернер проводит меня по самым интересным из них.

"Вот дверь из Ньюгейтской тюрьмы, тесно связанной с так называемым бунтом лорда Гордона - массовым антикатолическим бунтом конца XVIII века, о котором Диккенс писал в одном из своих ранних романов "Барнаби Радж", - показывает он. - А вот ящик часовщика из таверны "Ферниваллз Инн", где молодой Диккенс снимал жилье".

"Так что у нас есть вещи, тесно и непосредственно связанные с Диккенсом, - резюмирует куратор. - Но у нас также много картин, гравюр, фотографий, которые дают прекрасное представление о том, как выглядел Лондон во времена Диккенса. И все это мы связываем воедино. Мы много знаем о Диккенсе, о том, как он писал, и мы знаем, что Лондон был фоном для его романов".

И действительно, выставка полна обычных вещей, отражающих лондонскую жизнь диккенсовских времен и в то же время жизнь самого Диккенса или жизнь героев его романов.

Например, уведомление о задержке выплаты квартплаты, и тут же - цитата из романа "Дэвид Копперфильд", в которой описывается именно такая ситуация. Или квитанции из ломбарда – ребенком Диккенс жил в условиях постоянной угрозы нищеты, и в том же романе он описывает ситуацию, когда для того, чтобы купить еду, пришлось сдать в ломбард две серебряные ложечки. И тут же в витрине мы видим две такие же серебряные ложечки.

Или модель почтового дилижанса. Именно в таких дилижансах молодой журналист Чарльз Диккенс путешествовал по стране и рвался в Лондон, чтобы успеть поскорее отправить свои заметки в печать. А хозяина одной их дилижансных компаний, Мозеса Пиквика, Диккенс увековечил в названии одного из своих главных романов.

Река и железная дорога

Диккенс и Лондон во многом неразделимы, и диккенсовские места можно встретить по всему огромному городу. И все же какие именно уголки города наиболее связаны с Диккенсом и как это отразилось на выставке?

Правообладатель иллюстрации William Raban and Museum of London
Image caption Бездомные на лондонских улицах все также ночуют под окнами магазинов, как и 150 лет назад (кадр из фильма Уильяма Раббана "Бездомная тень")

"Центральное место в его поздних романах занимает река. Особенно в "Больших надеждах" и "Нашем общем друге", - говорит Алекс Вернер. - Поэтому и часть экспозиции посвящена реке, местам в районе Кэмдена, появлению там железной дороги".

"Ребенком вместе с семьей Диккенс жил в Кэмдене и знал этот район очень хорошо, - поясняет куратор. - Он описывает, как в столице появляется железная дорога, и как ее прокладывают через район, где он жил".

Интересно, подчеркивает Вернер, что Диккенс, описывая конкретные, происходящие у него на глазах явления - такие, как строительство железной дороги, переломный момент в истории Лондона, - отражает революционный процесс глобального значения, феномен, который повлиял на все города индустриального мира. И Диккенс первым в мировой литературе описал этот процесс.

Классический текст и современные образы

Бродя по выставке, я наткнулся на кинозал - явление в современных музеях более чем распространенное. Но вместо ожидаемого стандартного скучного документального фильма с фотографиями Диккенса я увидел великолепно снятые кадры современного ночного Лондона.

Это, пожалуй, один из самых интересных экспонатов выставки – документальный фильм "Бездомная тень" режиссера Уильяма Раббана. Короткая 19-минутная лента основана на эссе Диккенса "Ночные прогулки", впервые опубликованном в 1860 году.

Уильям Раббан отправился по тем же местам современного Лондона, по которым 150 лет назад ходил Диккенс. И - удивительно или нет, - но он видит тот же дождь, тех же бездомных, те же вокзалы, те же фонари, те же поезда, те же мосты – иными словами, тот же город. А написанный полтора века назад сочный, яркий и образный текст Диккенса, который читает сам режиссер, точной иллюстрацией ложится на кадры современного ночного Лондона.

"Я знаю создателя фильма Уильяма Раббана уже довольно давно, - рассказывает Алекс Вернер. - Я хотел, чтобы что-то осталось после того, как выставка закроется. Останется этот замечательный фильм. А в этом эссе есть моменты, которые вообще являются чуть ли не лучшими строками, которые написал Диккенс. Это как Шекспир, это вне времени..."

Новости по теме