Помогает ли полиция в школах США бороться с криминалом?

  • 23 января 2012
Машина полиции в Нью-Йорке Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption В Нью-Йорке полицейские взяли на себя охрану школ в 1998 году

За порядком в государственных школах Нью-Йорка следят около пяти тысяч безоружных охранников, получающих жалование в полиции, и примерно 200 вооруженных полисменов, однако эта практика вызывает противоречивые оценки в обществе.

В прошлую пятницу у манхэттенской средней школы имени Томаса, как обычно, маячили две полицейские машины. В 15 часов закончились занятия, и из железных дверей школы, занимающей нижние этажи современного небоскреба на углу фешенебельной Парк-авеню и 33-й улицы, высыпала толпа темнокожих старшеклассников, которую поджидали на углах Парк-авеню полисмены с рациями и черными австрийскими пистолетами "Глок" на боку.

Я много лет живу рядом с этой школой, названной в честь социалиста и пацифиста Нормана Томаса, и иногда вижу рядом с ней до взвода полицейских, но в эту пятницу там дежурили лишь четверо. В нынешнюю стужу можно было выставить и меньше, потому что школяры не задерживались на улице, а сразу ныряли в метро, где тут же переходили на попечение другого подразделения правоохранительных органов, а именно транспортной полиции.

Охрану государственных школ изъяли из юрисдикции городского департамента образования и поручили полиции в 1998 году, когда мэром Нью-Йорка был Рудольф Джулиани, в прошлом бывший федеральным прокурором.

Как и во многих других школах города, в нашей установлены металлодетекторы. В частности, они помогают выявить мобильники, которые имеются у каждого уважающего себя школяра, но запрещены в школах и подлежат немедленному изъятию. При этом телефоны возвращаются не самим владельцам, а только их родителям.

Недобрые воспоминания

Окрестные жители в большинстве своем довольны нарядами полиции у школы, поскольку часть ее питомцев пугает их своим внешним видом и повадками. Пока у нас не запирался подъезд, школьники регулярно забегали туда помочиться и покурить марихуаны.

"У нас вовсю торговали наркотиками, и в туалетах, и где угодно", – вспоминает мой сосед 18-летний Майкл Фицпатрик, который учился в школе Томаса и сохранил о ней отвратительные воспоминания. Особенно запомнился ему эпизод, когда здоровенный старшеклассник спустил замдиректора школы по безопасности с эскалатора, в результате чего тот сломал ногу.

Image caption У жителей соседних со школой им. Нормана Томаса домов есть немало претензий к ее ученикам

Майкл принадлежал к ничтожному меньшинству белых учащихся школы. Как и в большинстве нью-йоркских государственных – или, по местной терминологии, публичных – школ, там учатся практически одни афро- и латиноамериканцы, преступность среди которых гораздо выше, чем среди белой молодежи.

В немалой степени это объясняется безотцовщиной, достигающей в Нью-Йорке у чернокожих американцев 70%.

В школе имени Томаса за последние годы также учились до 200 бездомных детей.

Майкл говорит, что при нем в школе им. Томаса было 5-6 белых учащихся на примерно 2,5 тысячи.

"Больше бы полиции!"

Белые родители либо уже давно перебрались в предместья, либо стараются отдать детей в дорогие частные школы. Мать Майкла, известная правозащитница Кэтрин Фицпатрик, которая перевела с русского на английский более 20 книг, в том числе работы Бориса Ельцина, Александра Яковлева и Евгении Альбац, отдала сына в публичную школу из-за недостатка средств на частную, стоящую от 20 до 40 тысяч долларов в год.

"Ты против того, чтобы в школах была полиция, или за?" – спросил я у Майкла. "Да они они там просто стоят и ничего не делают! – взволнованно ответил он. – Там ребята дикие, матюгаются всё время, их просто в клетку посадить, и всё!".

Практически все русские родители, с которыми я обсуждал в последние дни эту тему, не видят в присутствии полиции в школах ничего дурного и часто говорят, что чем больше, тем лучше.

"Хочется, чтобы полиции было больше", – сказала мне жительница Бруклина Елена Лазарева, чья дочь недавно закончила казенную школу.

"Больше бы полиции!" – вторит ей мать двоих старшеклассниц Елена Асташова, приехавшая в США из Алма-Аты. Ее девочки ходили в государственную школу, пока Елена не накопила достаточно денег на частную, в которой полиция не требуется.

"Нулевая терпимость" рождает протест?

Насколько известно, против присутствия полиции в школах не возражает в США большинство родителей. Однако эту меру всё больше критикуют правозащитники. Авторитетный Нью-йоркский союз гражданских свобод, например, еще в 2007 выпустил исследование под заголовком "Криминализация класса. Чрезмерное использование полиции в школах Нью-Йорка" (Criminalizing the Classroom: The Over-Policing of New York City Schools).

Его автор Элора Мукеджи скрепя сердце готова смириться с присутствием в школах полиции, но при условии, что та будет подчиняться школьному начальству, а не своему собственному.

Мукеджи также требует, чтобы охрана понимала разницу между уличной и школьной ситуацией, и чтобы деятельность полиции в школах была ограничена обеспечением безопасности.

Это требование объясняется жалобами на грубое обращение охранников с учащимися, и тенденцией полицейской охраны брать на себя всё более широкий диапазон функций. Автор, например, сетует, что полиция иногда занимается "несанкционированным изъятием личного имущества, в том числе еды, камер и необходимых школьных принадлежностей", "прибегает к арестам за некриминальные нарушения школьных правил", в частности, за несанкционированную форму одежды.

В результате серии массовых убийств в американских школах в конце 1990-х годов по всей стране начали следовать принципу так называемой "нулевой терпимости", то есть строго наказывать учащихся за любые отступления от правил, нередко пустячные. Сообщения прессы об этих наказаниях подогревают пыл критиков нынешней моды на использование полиции для поддержания порядка в государственных школах.

В школы категорически запрещено приносить оружие и наркотические вещества, но в первую категорию иногда зачисляются пилки для ногтей, а во вторую – лекарственные средства, многие из которых в США подпадают под ту же категорию "веществ, подлежащих контролю", что и кокаин или героин.

Другие перестраховываются еще пуще. "Я презираю "нулевую терпимость", - пишет один читатель на форуме газеты USA Today. – Моего 8-летнего ребенка чуть не выгнали из школы за то, что он написал рассказ о том, как монстры пожирают людей, а его любимый цвет – красный. Очевидно, это означает, что он психопат и убийца".

Новости по теме