"Опасный метод": психоанализ и ягодицы Киры Найтли

  • 17 февраля 2012
Фрейд и Юнг в исполнении Мортенсена и Фассбендера Правообладатель иллюстрации Recorded Picture Company
Image caption Об общих интересах Фрейда и Юнга многие забывают

В центре нового фильма "Опасный метод" (A Dangerous Method) - первые годы психоанализа, история дружбы, а затем разлада знаменитого основателя концепции Зигмунда Фрейда с его сначала последователем и другом, а затем оппонентом Карлом Густавом Юнгом.

В их отношения вовлечена и молодая Сабина Шпильрейн, поначалу пациентка Юнга, затем его помощница и любовница, а еще позже - дипломированный психиатр и немаловажная фигура в истории психоанализа.

В основе фильма - пьеса "Исцеление словом" драматурга Кристофера Хэмптона. Он же и автор сценария "Опасного метода". Пьесу Хэмптон, в свою очередь, написал на основе книги-исследования "Очень опасный метод" американского писателя Джона Керра. Поставил фильм известный канадский режиссер Дэвид Кроненберг.

"Как и Фрейда, меня занимает физическая реальность человеческого тела, - признается Кроненберг. - Фрейд настаивал на этой реальности во времена, когда большая часть людей ее отрицала, когда гениталии, экскременты, сексуальное возбуждение и влечение были запретными темами, их само существование как бы не признавалось".

"Фрейд же показал, насколько огромное влияние все это имеет на жизнь каждого конкретного человека и, соответственно, всего общества", - добавляет режиссер.

Сцены и диалоги

Физическая реальность человеческого тела, наверное, главная тема практически всех фильмов 68-летнего режиссера. Достаточно вспомнить "Муху" - о постепенном превращении ученого в гигантское насекомое.

В другом его фильме, "Автокатастрофа", речь идет о группе людей, для которых автомобиль - объект и неизбежный спутник сексуального влечения. А его экранизация знаменитого романа Уильяма Берроуза "Голый завтрак" описывает психоделические галлюцинации одержимого героином писателя.

Новый фильм обошелся без шокирующих трансформаций и галлюцинаций. И хотя в нем есть несколько рискованных - даже по сегодняшним меркам - сцен, главное его содержание - бесконечные диалоги между тремя основными героями фильмами.

Фильм начинается с душераздирающей сцены дикой истерики – 18-летнюю Сабину Шпильрейн, дочь преуспевающего еврейского промышленника из России, привозят на лечение в швейцарскую клинику Юнга. Ему с помощью разработанного Фрейдом метода психоанализа удается излечить молодую женщину, и этот успех становится поводом для знакомства двух ученых.

Тема профессионального и духовного родства и даже дружбы Фрейда и Юнга, по мнению исполнителя роли Фрейда Вигго Мортенсена, - главная в фильме.

"Сейчас об этом часто забывают, в обоих лагерях предпочитают делать упор на различия между ними. На самом деле, в идеях их было много общего. Фрейд был старше Юнга, он был уже известным ученым, пионером психоанализа, и Юнг специально поехал в Вену, чтобы с ним познакомиться. Здесь был и интеллектуальный интерес, и желание подкрепить собственную репутацию", - рассказал актер.

Для евреев и не только

"А для Фрейда, - продолжает Вигго Мортенсен, - встреча с Юнгом была как глоток свежего воздуха. В Вене было широко распространено мнение, что эта так называемая новая наука, психоанализ, изобретена венскими евреями-врачами для таких же евреев, как и они сами. И Фрейд понимал, что психоанализу для его всемирного признания очень важно обрести самых разных сторонников других национальностей".

Правообладатель иллюстрации Recorded Picture Company
Image caption Героиня Киры Найтли стала причиной знакомства двух ученых

Как отмечает Мортенсен, Юнг (актер Майкл Фассбендер) был не только молод, умен, амбициозен и полон энергии. Он был еще и ариец.

"Так что здесь был взаимный интерес. Практический интерес плюс неподдельное любопытство привели к тесному контакту - не случайно во время первой же встречи они проговорили 13 часов без остановки - а затем к настоящей дружбе", - добавляет актер.

Вигго Мортенсен считает, что расхождения между учеными были не такими уж фундаментальными. Противоположную точку зрения высказывает Виктор Мазин - заведующий кафедрой теоретического психоанализа Восточноевропейского института психоанализа.

"Психоанализ – создание Фрейда, к которому Юнг не имел никакого отношения. У Карла Густава Юнга своя, абсолютно другая теория, называется она аналитическая психология, и эти две теории ни в одном пункте не пересекаются", - отмечает ученый.

"Кроненберг в фильме сумел гениально, образно показать разницу между этими двумя людьми. Юнг все время сидит либо у озера, либо находится в обстановке больницы. Он - ученый и одновременно мистик. Фрейд же – рационалист, и его мы видим гуляющим по регулярным паркам. Для меня очень ценна вот такая кинематографическая, а не словесная передача идеи", - подчеркивает Мазин.

Между Фрейдом и Юнгом

"Играть эту роль было очень непросто, - говорит знаменитая актриса Кира Найтли о своей роли Сабины Шпильрейн. - Ведь видеть депрессию в кино мы все привыкли, а вот истерия с экранов практически исчезла. Ни в коем случае нельзя было выглядеть смешной, и я очень много времени провела, исследуя причины и симптомы этого состояния".

Любовные отношения с Юнгом стали для героини Найтли возможностью высвободить затаенную склонность к мазохизму. Мы видим, как Юнг хлещет ремнем по обнаженным ягодицам стонущую от боли и удовольствия Сабину.

Было бы, однако, упрощением считать, что эти рискованные - даже по сегодняшним меркам - сцены привнесены в фильм исключительно для придания ему так называемой клубнички.

"Она осмысляла отношения между любовью и смертью. В своей работе "Деструкция как причина становления" - о ней речь идет и в фильме - она показывает, что никакой любви без смерти нет. И проявление этого единства деструкции (или в конечном счете смерти) и любви – мазохизм, что фильм прекрасно и демонстрирует. Сабина мечется от Юнга к Фрейду и обратно. Испытывая почтение к обоим теоретикам, она пытается их как бы увязать вместе через Ницше и через Вагнера", - рассказывает Виктор Мазин о роли Сабины Шпильрейн в истории психоанализа .

Четвертый полюс

О четвертом важном идеологическом полюсе фильма знают только специалисты. Речь идет еще об одном психоналитике-пациенте (в психоанализе такое единство - распространенное явление) по имени Отто Гросс. Брутального дерзкого Гросса играет замечательный французский актер Венсан Кассель.

"Отто Гросс просто необходим Кроненбергу для того, чтобы показать принципиально иную позицию по отношению к сексуальности, - говорит Виктор Мазин. - Фрейд - любитель высокой культуры и для него сублимация - то есть направление либидо на научный поиск, на творчество - принципиально важна. А Отто Гросс - совершенно другой человек, и в фильме он говорит ключевую фразу: " Я считаю, что ничего вытеснять не надо". Вот такой был человек: анархист, наркоман и сексуальный маньяк".

Фильм завершается в канун Первой мировой войны, но нам интересно проследить судьбу его героев. В 1938 году, после присоединения Австрии к Германии, Зигмунд Фрейд, спасаясь от нацистов, бежал из Вены в Лондон, где и умер год спустя.

Карл Юнг - подлинный ариец – наоборот, занимал важные посты в медицинской иерархии Третьего Рейха, для идеологии которого и его мистицизм, и его теории коллективного бессознательного и архетипа пришлись как нельзя кстати.

Проповедник анархизма и свободной любви Отто Гросс ненадолго пережил Первую мировую войну и умер совсем молодым человеком в 1920 году в возрасте 33 лет.

Сабина Шпильрейн возвращается в Советскую Россию, где в то время под патронатом Троцкого активно развивался психоанализ. Психоанализ был поставлен на службу идее создания нового человека, которая реализовывалась в так называемом детском доме-лаборатории "Международная солидарность", где дети самых высокопоставленных родителей - в том числе Василий Сталин - воспитывались без родителей и без пресловутого фрейдистского эдипового комплекса.

С опалой Троцкого в опалу попал и психоанализ. Сабина Шпильрейн вернулась в свой родной Ростов-на-Дону, где как еврейка вместе с двумя дочерьми была расстреляна фашистами в августе 1942 года.

Новости по теме