В Тбилиси показали грузино-осетинский "След войны"

  • 16 февраля 2012
Media playback is unsupported on your device

"След войны" - документальный фильм грузинского и осетинского режиссеров - показали в кинотеатре Руставели в Тбилиси. Это первый совместный грузино-осетинский фильм, снятый после войны 2008 года.

Двадцатишестиминутная лента - история о войне и дружбе, основанная на реальных событиях. Герои фильма, друзья - Миша, грузин, проживавший до августовской войны в селе Авневи, и Темо, осетин, который и сегодня живет в Цхинвали.

Оба взяли в руки оружие. Темо верил, что Южная Осетия должна быть независимой республикой, Миша боролся за территориальную целостность Грузии.

Оба потеряли близких: Темо - двоюродного брата, Миша - шестилетнюю дочь.

После войны они встретились вдали от родной земли – в Стамбуле. Миша до сих пор верит в то, что Южная Осетия неотделима от Грузии, Темо - что его республика должна быть независимой.

Завершают фильм кадры на могилке маленькой девочки, дочери Миши, Этуны, за которой сегодня ухаживает Темо. Он чистит могилку от травы и зажигает свечку, одну из тех, которые ему дал Миша.

"Фильм просто о людях"

Основную работу над "Следом войны" проделала грузинские кинематографисты, однако значительную часть фильма занимает материал, предоставленный осетинской творческой группой.

По мнению создателей, именно в этом - одна из главных сильных сторон этой ленты.

"Я опасался, что мы не сможем, например, снять Цхинвали и сожженные грузинские деревни. Но компромисса быть не могло, иначе не было бы смысла делать этот фильм", - говорит грузинский режиссер и автор фильма Тома Чагелишвили.

По словам Чагелишвили, задачей для него было сделать "фильм просто о людях, о тех, кто перенес эту войну".

"Без патетики, я скажу просто, люди хотят друг с другом общаться, им это нужно и не надо им этого запрещать", - сказал он в интервью Би-би-си.

С осетинской стороны над фильмом работал режиссер Зураб Тавасиев, который проживает во Владикавказе. Он надеется, что этот фильм вскоре увидят и в Цхинвали.

"Этот фильм о дружбе, - сказал Тавасиев в телефонном интервью Русской службе Би-би-си. - Он был создан для того, чтобы его, рано или поздно, увидели и с той, и с другой стороны"

"Это все-таки политика"

Продюсер фильма и руководитель Коалиции по правам беженцев Зураб Бендианишвили говорит, что "След войны" будет представлен на различных фестивалях. Однако пока неизвестно, когда пройдет показ фильма в Цхинвали.

"В Цхинвали сейчас напряженная ситуация, там выборы, но я думаю, когда с выборами ситуация утрясется, там будет презентация", - надеется Бендианишвили.

Фильм подготовлен в рамках проекта "Экс-комбатанты за ненасилие" при поддержке Eвросоюза и Программы развития ООН.

"Фильм построен на человеческих судьбах, хотя, если посмотреть в целом - это всё-таки политика, - говорит Бендианишвили. - Политика ненасилия и мира, которая должна встать выше региональных интересов и глобальных актеров".

Бюджет фильма составил около 15 тысяч долларов.

По ту сторону

"Я не смог сдержать слезы, когда увидел кадры, на которых он зажигает свечку, которую я ему дал, на могилке моего ребенка. Это тяжелый фильм. Но он молодец – потому что он это делает не для фильма и не для телевизора. Он это делает в реальной жизни! ", – говорит Михаил Табатадзе, который присутствовал на премьере "Следа войны" в Тбилиси.

По словам Табатадзе, история их дружбы с осетинским героем фильма Тимуром Цхурбати началась в Зестафони в начале 1990-х.

"Тогда меня обманули, оставив абсолютно без денег и даже без бензина на дорогу, - рассказал он Русской службе Би-би-си. - Остановилась машина, и я увидел, что это осетины. Несмотря на то, что была война, я их посчитал своими и попросил одолжить мне 50 долларов. Он без единого слова дал мне деньги. Я его потом две недели искал, чтобы отдать. Он не взял их обратно".

Тимур, по словам Табатадзе, всегда сильно переживал и чувствовал себя виноватым за то, что произошло с дочкой Миши - первым ребенком в семье, Этуной.

Жена Миши испытала сильный стресс во время одного из военных нападений. Врачи считали, что из-за этого ребенок родился с дефектом зрения.

"Война началась, и я всё время думал, что я делаю благородное дело, - рассказывает в фильме Тимур.- И потом выяснилось, что в результате того, что мы напали на грузинское село, через шесть лет я узнал, что одна девочка родилась косоглазой. Я себя плохо почувствовал, я подумал, я ведь вроде с этой девочкой не воевал..."

Когда Этуне было шесть лет, родители решили сделать операцию. Девочка так и не вышла из-под наркоза.

В поисках общего языка

Табатадзе вспоминает, что ему зачастую приходилось защищать своё село вместе с другими жителями. С другой стороны с оружием в руках был Тимур.

"Мы, конечно, ни на кого не нападали, мы защищали своё село. Это были неформальные части, и мы стреляли туда, откуда стреляли в нас, - говорит Табатадзе. - Это случалось очень часто".

По словам Михаила, у друзей всегда были разногласия по поводу будущего их родной земли.

"Он считает, что обязательно должна быть независимая республика Южная Осетия. Я, конечно, всегда об этом спорил - в течение 50 лет я гражданин Грузии и хочу жить достойно на родине, а он думает, что это другая страна. Но, несмотря на это разногласие, из-за дружбы, из-за любви друг другу, мы находили общий язык".

Табатадзе уверен, что если бы политики также умели находить общий язык, его судьба и судьба его друга сложилась бы иначе.

Сегодня Михаил Табатадзе живет в здании детского сада в Тбилиси, вместе с пятью детьми и женой. Его дом в Авневи, селе, где жили более 400 семей, сожгли.

"Много негативного сегодня - но я отдохнул уже от того, что я не вижу автоматы и людей в военной форме. Я устал от этого! - говорит Михаил Табатадзе.- Я больше, наверное, никогда не возьму в руки оружие и не выстрелю".

Новости по теме