Как родилась "Алиса в стране чудес"

  • 8 июля 2012
илююстрация к книге "Алиса в стране чудес" Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Сказочную историю про Алису продолжают читать дети и интерпретировать взрослые

4 июля в Оксфорде отмечалась 150-я годовщина знаменитой прогулки, которая вошла в историю мировой литературы.

Именно в этот день профессор Сэмюэль Доджсон, преподаватель математики из Christ Church college, вместе со своим приятелем преподобным Робинсоном Даквортом поплыл на лодке по Темзе, прихватив с собой за компанию трех дочек ректора колледжа Генри Джорджа Лидделла: 13-летнюю Лорину, 8-летнюю Эдиту и 10-летнюю Алису, которая, будучи, видимо, девочкой настырной, и упросила профессора-заику развлечь их какой-нибудь занятной историей.

По словам Кат Найтингейл из Музея сказок, который в нынешние выходные восстановил в этом университетском городке не только сам ставший знаменитым пикник у Темзы, но и многие сцены из самой книжки, сказка про Алису - одна из самых известных историй, родившихся в Англии, в Оксфорде, а Льюис Кэрролл - один из самых известных оксфордских рассказчиков, поэтому все, что с ним связано, широко празднуется по всему Оксфорду.

Интеллектуальный междусобойчик

Достаточно однажды побывать в Оксфорде, чтобы если не проникнуться, то хотя бы понять, что место это даже при всей нынешней туристической направленности все равно достаточно уникальное в своей интеллектуальной замкнутости, где игра ума и воображения заменяет порой все остальное, так что неудивительно, что сказки для взрослых рождаются именно в этом городе.

Неискушенному читателю, каким обычно является ребенок, конечно, невдомек, что "Алиса в стране чудес" - это своего рода междусобойчик, книжка, сочиненная своим для своих, что в ней полно дружеских шаржей, подмигиваний и подтруниваний, и расшифровать их удаленному во времени и пространстве человеку, даже взрослому, очень непросто.

Прототип Алисы, настоящая Алиса Лидделл, допилила автора сюжета до того, что он записал свою историю на бумаге, а через два года подарил ей манускрипт "Приключения Алисы под землей", украшенный собственными рисунками.

Как рассказала старший куратор восточно-европейского отдела в Британской библиотеке Катя Рогачевская, эта рукопись в электронном виде доступна теперь любому интересующемуся.

История, написанная для своих, после первого же издания в 1865 году уже под заглавием "Алиса в стране чудес" стала набирать популярность, и уже через 14 лет после первого выхода в свет была издана в России.

Ее переводчик так и остался неизвестен, а вот заглавие у нее было такое: "Соня в царстве дива", где многие реалии и даже почему-то имя героини были перенесены на русскую почву.

Перенос иностранного текста на русские реалии вообще был традиционным для переводов, сделанных в конце 19-го - начале 20-го веков. Даже Владимир Набоков, большой поклонник этого произведения, назвал в своем пересказе Алису Аней, Кролика Дворянином Кроликом Трусиковым, заменил речь Мыши об истории Англии и Вильгельме Завоевателе на Киевскую Русь и Владимира Мономаха.

Сергей Курий, ведущий на портале "Время Z" проект "Зазеркалье имени Льюиса Кэрролла", вообще полагает, что постичь эту книжку можно только прочитав как можно больше разных переводов.

"Я как раз дал возможность читателю сравнить разные переводы Кэрролла, русскоязычные и украиноязычные, чтобы прояснить некоторые темные места, понять, почему разные переводчики перевели именно так, и что же на самом деле писал Кэрролл", - говорит Сергей.

Математическая сатира

Что на самом деле писал Кэрролл - это, наверное, самая большая загадка, остающаяся до конца неразгаданной и по сей день.

Совсем недавно в 2009 году в журнале New Scientist была опубликована работа оксфордского математика Мелани Бейли (Alice's adventure's in algebra: Wonderland solved), в которой она выдвигает теорию о том, что Доджсон, будучи традиционалистом в математике, с опаской воспринял новые открытия, сделанные в этой науке - развитие неевклидовой геометрии, абстрактной алгебры, непривязанной к арифметике или геометрии, и все возрастающую популярность воображаемых чисел.

Бейли полагает, что "Алиса в стране чудес" - это сатира на математическую науку того времени.

"Я никакой сатиры там не увидел, но сразу ясно, что это писал не просто литератор, а математик, - полагает математик Миша Носик, вице-президент канадской компании AFORE. - Мне понравился момент, когда Алиса умножает 4 на 5 и на разные числа и в результате все время получает меньше 20. Оказывается (я это тоже понял из комментариев), это получается потому, что Кэрролл меняет основу исчисления – он использует не десятичную систему, а двенадцатеричную, тринадцатеричную и так далее. Конечно, 10-летней девочке не под силу умножить в уме в недесятичной системе исчисления два числа, это надо крепко подумать, а у нее это получается сходу, и в этом, наверное, шутка".

Когда смеяться?

Но и более доступный юмор оказался за скобками для многих не только читателей, но даже переводчиков Кэрролла, пытавшихся, например, от непонимания нивелировать многие его каламбуры и несуразности, а некоторые вещи открывались только после постоянного заглядывания в комментарии.

Ведь, чтобы полностью осознать несуразность сцены чаепития и ее действующих лиц - Шляпника и Мартовского Зайца, - неплохо бы знать две английские поговорки: as mad as a hatter и as mad as a March hare, то есть безумный как шляпник и безумный как мартовский заяц, и тогда вся сцена приобретает совершенно иную перспективу.

"Он превратил лингвистические парадоксы, игры, смысловые забавы в искусство. Это чистая игра ума, настолько чистая, что Кэрролла можно цитировать где угодно и по какому угодно поводу, это как бы улыбка без кота, а кота каждый может дорисовать сам, какого хочет: физики находят что-то для себя, литераторы для себя, кинематографисты для себя", - полагает Сергей Курий.

По словам моего собеседника, еще одна заслуга Кэрролла в том, что он создал особый мир, где все шиворот-навыворот, но своя логика все же в нем присутствует.

В истории "Алисы" и в том, как она рассказана, безусловно, много новаторского.

Вспомнить хотя бы, как именно в книжке приведена история Мыши - способом, названным впоследствии американским философом Чарльзом Пирсом "художественной хирографией" - то есть когда слова пытаются визуально воссоздать образы. Теперь эта техника широко применяется в рекламе, кино- и телетитрах.

"Когда я читала "Алису" в эпоху позднего Советского Союза, абсурдизм этой книжки был очень актуален, он будто бы накладывался на современное нам состояние. Для нас тогда это было очевидно. Я не знаю, может ли это быть очевидно сейчас", - размышляет Катя Рогачевская.

Абсурдизмы нового века

Оксфорд, ценящий свою историю и свое наследие, пытается как может охранять внутренний интеллектуальный эскапизм своих героев и жителей, но новый абсурдизм наступает на пятки.

Теперь, 150 лет спустя, подобная прогулка по реке взрослого профессора с маленькими девочками уже невозможна - ее можно только воссоздать под неусыпным оком родителей, педагогов, социальных работников.

Лена Васильева из Бодлианской библиотеки рассказывает, что в местных околоакадемических кругах активно обсуждается тема, чем именно была обусловлена дружба Кэрролла с девочками, учитывая, что профессор очень увлекался фотографией и якобы фотографировал обнаженных и полураздетых детей.

Сейчас ведется много дискуссий о том, можно ли его считать педофилом или нельзя, и как это все преподнести современному читателю.

"То есть с точки зрения 21 века это педофилия, а с точки зрения викторианской эпохи это было совершенно нормально. Рисунки обнаженных детей помещали на рождественские открытки, так как тогда существовал культ ребенка: детское тело было символом ангельской чистоты и невинности, - поясняет Лена Васильева. – Биографы Кэрролла говорят, что он просто следовал моде и духу времени, и что все фотографии и рисунки – а он еще и рисовал - были сделаны в присутствии родителей, и никаких сексуальных поползновений не было".

Был ли Кэрролл наркоманом - еще один вопрос нового времени, ведь у него там и волшебный гриб, помогающий уменьшаться и увеличиваться, и курящая кальян улитка, и бутылочка с непонятным содержимым, которое выпивает Алиса?..

Что ж, нравы в очередной раз продемонстрировали свою сиюминутность, а книга со временем доказала свою универсальность: и дети, и взрослые продолжают ее читать - кто с удовольствием, кто с комментариями, а кто и с тем и другим - и открывать для себя все новые смыслы.