Мировая история Би-би-си: кого оставить за бортом?

  • 17 сентября 2012
Эндрю Марр
Image caption Эндрю Марр поставил перед собой нелегкую задачу: пересказать историю мира заново

За один присест рассказать всю историю мира - задача не из легких. Невыполнимая, скажем прямо, задача. В самом деле, как решить, кто достоин упоминания, а без кого можно обойтись? Ведущий новой серии программ Би-би-си "Мировая история" Эндрю Марр объясняет, чем он руководствовался в выборе эпизодов и личностей для своего телесериала.

Знакомая история

История знакомая. Когда-то многие из нас получали представление об истории из иллюстрированных книг. Для меня, к примеру, таким источником была огромная историческая энциклопедия 20-х годов прошлого века.

Сегодня эту задачу во многом выполняет телевидение, с успехом заменяя цветные картинки моего детства.

Но даже телевизионный сериал ограничен по времени. Даже если отвести на каждую историю по пять-восемь минут, больше 60 историй никак не расскажешь. Что же выбрать?

Мы решили начать с рассказа о древнем человеке - охотнике и собирателе, который боролся за выживание с другими видами, и закончить тем, как наш вид разросся до семи миллиардов и стал доминировать на планете.

Вопросы дальнего космоса, доисторических эпох, возникновения жизни и ее эволюции я оставил ученым.

НАША история начинается 70 тыс. лет назад, с африканского исхода и распространения человека по планете.

Легко, скажете? Но мы решили усложнить задачу.

Image caption Генрих VIII - "всего лишь" напыщенный толстяк?

Мы не стали брать за основу Европу, как все предыдущие авторы, потому что Китай, Индия и Латинская Америка не менее значимы с точки зрения Истории.

Мы также постарались не забывать о женщинах в истории, где традиционно доминировали мужчины – политики, воины, ученые.

Кроме того, мы постарались учесть тот факт, что история постоянно ускоряется. Каменный век тянулся нескончаемо долго, потом стали расти города, как грибы возникать империи, а потом все завертелось с калейдоскопической скоростью.

Поэтому наши первые программы затрагивали продолжительные отрезки истории, но по мере приближения к нашему времени мы стали замедляться и уделять больше внимания каждому отдельному периоду.

Мао вместо Сталина

Ну а потом мы придумали принцип, по которому каждую большую историю нельзя рассказывать дважды.

К примеру, мне нужно было рассказать об абсолютизме в XVIII веке. Насколько велика была власть правителей, и насколько это ограничивало общественное развитие.

Я решил рассказать о правителях Индии, Великих Моголах и, в частности, об Аурангзебе, правление которого сопровождалось сплошными захватническими войнами.

Image caption Клеопатра - не просто красавица, но изощренный политик

Имя Аурангзеба малоизвестно в Европе, однако для иллюстрации абсолютизма он подходил больше, чем Фридрих Великий или Людовик XIV, так что ни правитель Пруссии, ни Король-солнце в фильм не попали.

Позже мне необходимо было рассказать о том, какими жертвами сопровождались коммунистические диктатуры, и вместо очевидного претендента, Сталина, я выбрал в качестве антигероев Мао Цзедуна и Дэн Сяопина.

Но помимо этого были еще и проблемы чисто технические. Так, я вознамерился снять сюжет о ранних империях Месопотамии. Но снимать на натуре в Иране или Ираке по ряду понятных причин было невозможно. Сирия тоже отпадала. И тогда мы избрали неожиданный путь. Дело в том, что в Месопотамии необходимость контролировать реки в целях ирригации или защиты от наводнений привела к объединению тех, кто жил на их берегах, под общей политической властью.

Именно поэтому многие цивилизации зародились именно на берегах рек. В случае с Месопотамией, реки породили империи, а те, в свою очередь, дали целый пантеон богов, письменность и математику.

Сходные исторические процессы протекали и в Китае, на берегах Хуанхэ, и мы решили снимать именно там.

Шекспира пришлось принести в жертву

Я не упоминаю о Нельсоне и Веллингтоне, о королеве Виктории и битве за Британию просто потому, что наша аудитория об этом и так достаточно знает.

Image caption Марр не нашел места даже для Шекспира. Его заменил изобретатель вакцины от оспы Эдвард Дженнер

Что же касается таких личностей, как Генрих VIII, то с точки зрения мировой истории он никакой не великий правитель, а просто напыщенный толстяк.

Конечно, без некоторых англичан я обойтись не мог. Конечно, скажете вы, куда же без Шекспира… Увы, в моем рассказе бард уступил место Эдварду Дженнеру, создателю первой в мире вакцины против оспы.

Другие исторические личности, попавшие в серию, напротив, могут вызвать у вас вопрос: а заслуживают ли они того?

Так, я нашел место для Клеопатры, которая была не просто красавицей, но изощренным политиком и опытным манипулятором.

Историю двух Мировых войн мне тоже пришлось рассказывать на примере нескольких срезов: биографии молодого Гитлера, массового расстрела евреев в Бабьем Яру и создания атомной бомбы.

Некоторые отрезки европейской истории уступили место историям Перу, Бразилии, Японии и Монголии.

Даже мой любимый Чарльз Дарвин остался за бортом – в последнее время ему было посвящено слишком много фильмов.

В общей сложности на подготовительную работу у нас ушло три года и еще полтора – на сами съемки.

Во время работы я сделал один очень важный вывод: бумага может вместить сколько угодно, но фильм… Телевидение требует особой дисциплины и даже жестокости в отборе материала. Тем интереснее было столкнуться с этим препятствием и преодолеть его.

Новости по теме