Семья усыновителей: "Путин нанес нам смертельный удар"

  • 31 декабря 2012
Image caption Иван и Мария Древинские

Запрет на усыновление российских детей американцами стал большим ударом для нескольких сотен семей, строивших соответствующие планы.

Особенно болезненным он был для нескольких десятков семей, которые уже выбрали себе ребенка в российском детском доме, познакомились с ним и проходят последние стадии сложной и дорогостоящей процедуры усыновления.

Среди этих семей - Иван и Мария Древинские, живущие под Нью-Йорком в уютном городке Си-Клифф, который стоит на утесе над Лонг-Айлендским заливом. В Си-Клиффе находится одна из старейших русских колоний на Восточном побережье США.

Старожилы называют ее "дворянским гнездом" и упоминают живших в ней Толстых, Трубецких, Одоевских и Тютчевых. Известный в России американский бизнесмен Борис Йордан также родом оттуда.

"Матриархом у нас была баронесса Врангель", - вспоминает выросшая в Си-Клиффе Марьяна Шульман, которая происходит из рода Долгоруких.

Комната для Алеши

44-летняя Мария Древинская, урожденная Шестопалова, родилась в Си-Клиффе и работает массажисткой.

56-летний Иван Древинский родился в Бельгии, приехал в США на учебу и здесь остался. Он рассказывает, что с 1989 по 1998 года жил в России и руководил строительством детской больницы в Иркутске. Сейчас он работает бизнес-консультантом авиационных компаний.

Летом 2011 года они с Марией задумали усыновить ребенка в России и с тех пор побывали там дважды, остановив свой выбор на пятилетнем Алеше, чью фамилию, по словам Ивана, они не знают.

Они говорят, что мать мальчика, как им сообщили, "была не совсем в своем уме", и в три года Алеша оказался на улице.

У мальчика есть какие-то недуги, обсуждать которые Древинские отказались, хотя в нашей беседе прозвучало слово "инвалидность".

Супруги уже выделили мальчику комнату в своем доме, бабушка Наталья Шестопалова отдала ему старинные игрушки, сделанные еще из железа, а Древинские запасли ему современные конструкторы "Лего".

"Это трудно объяснить"

По словам Марии, которую близкие зовут Мушка, они заготовили Алеше "одежку, зимние вещи" и ожидали последнего заседания в российском суде.

Супруги говорили со мной по-русски.

"Известие о прекращении усыновлений, очевидно, было для вас большим ударом?" - спросил я.

"Да, это было не очень хорошо", - лаконично ответил Иван.

"Даже еще сейчас ударяет", - добавила Мария.

"Всегда была надежда, - сказал Иван, - но когда мы увидели, что Путин подписал этот закон, это явно был, если можно так сказать, смертельный удар".

Древинские, как и другие американские семьи в их положении, возлагали надежды на тот пункт российско-американского договора об усыновлении, в котором говорится, что каждая из сторон должна за год предупредить другую о своем намерении его расторгнуть.

Идея была в том, что договор, вступивший в силу всего два месяца назад, будет действовать еще год.

"Мы так и понимали, - говорит Мария. - Но сейчас газеты пишут, что это, может быть, будет не так. Вот мы и волнуемся. Нам в голову в жизни не могло прийти, что это может случиться".

"Это трудно объяснить", - дипломатично соглашается ее муж.

Он продолжает надеяться, что "кто-то придет с умом" и скажет: "Господа, будем останавливать следующие заявки, но доведем до конца те, которые уже в процедурном процессе".

"Надеемся, что закон как-то пересмотрят, чтобы дать возможность продолжить усыновление за рубежом детей-инвалидов", - говорит Мария.

"Мы обещали, что вернемся за ним"

У американцев, готовых усыновить детей, помимо России, есть и другие варианты. Среди стран, из которых они привозят усыновленных детей, Россия занимает третье место.

Впереди нее идут Китай и Эфиопия. Пять лет назад на втором месте была Гватемала, но потом там запретили усыновление иностранцами.

Тем временем Вьетнам недавно подписал договор, облегчающий эту процедуру. Но выбор Древинских был с самого начала однозначен.

"Когда мы начали говорить об усыновлении, - вспоминает Иван, - мы сразу говорили об усыновлении русского".

Вся процедура может обойтись американской семье в 50 и более тысяч долларов.

"Это большие труды и большие массы денег", - сказал мне Иван, не назвав точную сумму.

Ее назвали живущие в Огайо профессор Майк Суини и его жена, бывшая москвичка Наталья Зимина, которые собирались усыновить тяжелобольного четырехлетнего мальчика по имени Константин, живущего в детдоме в Санкт-Петербурге.

Они летали в Россию пока всего один раз, но, как поведала семья местной газете Cincinnati Enquirer, уже потратили около 17 тысяч долларов.

"Это совершенно невыносимо, - сказал газете Суини. - У нас такое чувство, что мы подвели ребенка. Мы же обещали, что вернемся за ним".

Новости по теме