ММКФ: готов ли зритель к "нетрадиционному" кино?

  • 26 июня 2013
Марсель Гислер
Image caption Швейцарский режиссер Марсель Гислер представил на ММКФ свою картину "Рози"

"Этот фильм ничего не хочет пропагандировать", - как будто отвечая российским законодателям, представляет свою картину "Рози" на сцене кинотеатра "Октябрь" швейцарский режиссер Марсель Гислер.

В этом году Московский международный кинофестиваль проходит на фоне принятого Госдумой и вызвавшего ожесточенные споры закона о запрете пропаганды нетрадиционных отношений среди несовершеннолетних.

Представители ЛГБТ-сообщества считают, что закон нарушает права человека и провоцирует насилие в обществе. По словам авторов закона, произведения культуры под запрет не попадут, однако не все склонны верить законодателям на слово.

"Под действие этого закона может попасть абсолютно все, что угодно. Вся мировая литература от античности до наших дней изобилует сюжетами, связанными с нетрадиционными сексуальными отношениями. Эти книги - предположим, если речь идет о книгах - всегда могут попасть в руки детей. Это еще совершенно не является поводом для того, чтобы уголовно наказывать великих писателей прошлого и настоящего", - говорит кинокритик Андрей Плахов, председатель отборочной комиссии ММКФ.

Режиссер Марсель Гислер в интервью Би-би-си предполагает, что с помощью новой законодательной инициативы российские власти пытаются отвлечь внимание людей от других проблем.

"Я показываю то, что существует, - говорит режиссер. - Это существует во всех обществах. Конечно, мы знаем, что во всех обществах это меньшинство, но мы должны судить об обществах и по тому, как они относятся к меньшинствам".

Фильм ничего не изменит

"Рози" - история сложных взаимоотношений с близкими известного швейцарского писателя-гея Лоренца Мерана, который возвращается к себе на родину из Берлина, чтобы помогать больной матери.

У себя на родине Лоренц встречает свою любовь - молодого человека Марио, соседа и поклонника его творчества.

В фильме показаны три поколения, которые связаны с гомосексуализмом – отец Лоренца, который по признанию его матери, был влюблен в соседа, но всячески это скрывал, сам Лоренц и юный Марио.

"То, что мы показали, что сейчас в маленьком городке в Швейцарии нет никакой гомофобии - это не совсем правда, но мне бы этого очень хотелось", - говорит Гислер.

Режиссер решил приехать в Россию, чтобы донести альтернативную точку зрения, но у него нет иллюзий относительно того, что фильм сможет что-то изменить в российском обществе.

"Мы здесь немного в интеллектуальной резервации, но я не думаю, что мой фильм что-то изменит в России, - говорит он. - Этот фильм для людей, которые понимают, которые приходят на фестивали, для тех, кто открыт и либерален".

По словам режиссера, тема гомосексуальности, тем не менее, не является главной в фильме - в первую очередь, речь идет о старении и индивидуализме.

Реакция непредсказуема

Image caption Андрей Плахов помнит, как в советское время боролись с "пропагандой гомосексуализма"

Откровенные фрагменты "Рози" вызывают смешки в зале. Журналисты на пресс-конференции задают вопросы о "голубой революции", происходящей в мире, и о том, "как они вообще размножаются".

"Все равно есть защитная реакция, подростки смеются, когда целуются на экране, это защитная психологическая реакция, против запретного или искушения, которое тебя посещает. Ты вдруг начинаешь это как-то осознавать, этому сопротивляться, - говорит программный директор фестиваля Кирилл Разлогов bbcrussian.com, - Когда человек не считает нужным защищаться, он реагирует на это нормально, аналитически".

Кинокритик Андрей Плахов считает, что судить о готовности российского зрителя к восприятию фильмов на тему однополых отношений нужно не по фестивалю, а по коммерческому прокату.

Например, фильм "Жизнь Адель", лауреат "Золотой пальмовой ветви" Каннского кинофестиваля, который осенью должен выйти на российские экраны, может стать таким показателем.

"Я думаю, это вызовет интерес и желание посмотреть этот фильм в том числе и тех людей, которые прокламируют свою поддержку этих странных законодательных инициатив, но какова будет их реакция, мы не можем предсказать, - говорит Плахов. - Может быть, дело даже дойдет до каких-то физических столкновений, потому что у нас люди очень эмоционально воспринимают эти проблемы".

86% россиян, по данным ВЦИОМ, выступают за запрет гей-пропаганды, при том, что сталкивались с ней всего 6%. По мнению Плахова, нужно с осторожностью относиться к опросам общественного мнения.

Полное издевательство

Критик вспоминает, что фильм "Горбатая гора" Энга Ли широко прошел в российском прокате, вызвал интерес публики и положительную реакцию критиков, в то время как скандалов в связи его демонстрацией не было.

"Когда наши вожди из Думы подталкивают людей в направлении гомофобии, естественно, это имеет определенный эффект, и начинается некая истерия в обществе", - говорит Плахов.

В советское время фильмы на гомосексуальные темы очень редко доходили до зрителя, а проблема "пропаганды гомосексуализма" в кино решалась традиционными методами советской цензуры.

Критик вспоминает, как итальянский режиссер Бернардо Бертолуччи приехал в 1987 году в Москву и попросил показать ему прокатный вариант своей картины "Конформист".

"Он был крайне удивлен, когда обнаружил, что там вырезаны все сцены, связанные с гомосексуальностью, с лесбийскими отношениями, что там вообще перемонтирован весь сюжет, который невозможно даже в результате понять, - рассказывает Плахов. - Ко всему прочему, фильм выпустили вместо цветного черно-белым. Это было, конечно, полное издевательство, над художественным произведением, но такова была реальность советской цензуры".

Новый закон о пропаганде нетрадиционных отношений организаторам ММКФ, финансируемого по большей части из бюджетных средств, проблем пока не создал. Вопрос, скорее, в том, как зрители будут воспринимать это кино.

"Люди разные, они по-разному на это реагируют, но мы в принципе не считали это особой какой-то чертой [...], потому что искусство эксплуатирует пограничные ситуации во всех смыслах, не только в сексуальном", - говорит Кирилл Разлогов.

Маттерхорн и Нуриев

Image caption Организаторам ММКФ новый закон проблем пока не создал

Другую картину нынешнего фестиваля, затрагивающую гомосексуальную тему, - голландский фильм "Маттерхорн" - критики, по словам Андрея Плахова, вообще признали одной из самых сильных в конкурсной программе.

Главный герой ленты - Фред, добропорядочный житель патриархальной голландской деревни, живущий в одиночестве после смерти жены и выгнавший из дома сына-гомосексуалиста. Однажды на пороге его дома появляется бродяга Тео, которого Фред решает приютить у себя.

Тео преображает скучную жизнь Фреда, между ними завязывается дружба, которая соседям Фреда начинает казаться гомосексуальной. В результате Фред решает помириться с сыном.

"Я хотел рассказать сказку. Это не реальная история, в ней все придумано. Фред - такой закомплексованный, застегнутый на все пуговицы, встречает другого человека, который даже разговаривать толком не умеет, но обладает эффектом физического присутствия", - говорит режиссер фильма Дидерик Эббинге.

"Уменя, как у режиссера, не было намерения сделать фильм, ломающий стереотипы. Это история освобождения изнутри, история человека, который осознает себя таким, какой он есть", - добавляет режиссер.

Помимо картин "Маттерхорн" и "Рози", так или иначе затрагивающих вопросы гомосексуальности, организаторы фестиваля решили представить зрителям ретроспективу, посвященную знаменитому танцовщику Рудольфу Нуриеву.

"Нуриев возник как представитель русско-татарского искусства, фигура крупная, но есть много крупных фигур, которые в той или иной степени связаны с бисексуальностью, - объясняет программный директор фестиваля Разлогов. - Не будем же мы отказываться от ретроспективы, посвященной творчеству Чайковского или от исполнения его произведений только потому, что в его биографии были самые разные, в том числе, и малоприятные эпизоды".

Новости по теме