Почему "Игра престолов" так популярна?

  • 18 апреля 2014
Голова дракона из сериала "Игра престолов" Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Драконы - не самое страшное в этом мире

"Игра престолов" возвращается на экраны. Уже четвертый сезон телеканал HBO демонстрирует, как можно сделать массовый телевизионный продукт из поединков, распутства и брызг грязи. Да, романы Джорджа Мартина "Песнь льда и пламени", на которых основан сериал, были бестселлерами. Но для прибыльного телевизионного проекта нужно несколько больше, чем читательская аудитория эпического фэнтези.

Труднопроходимые заросли героев и сюжетных линий Мартина: рыцари в помятых доспехах, грудастые девицы, попавшие в беду, выводок драконов прямиком из сказок - все это не так-то просто продать.

Говорят, что писатель и продюсер Винс Гиллиган, предлагая телесети AMC идею сериала "Во все тяжкие", использовал формулировку: "Учитель-мямля превращается в "Лицо со шрамом". Если так, "Игру престолов" при продаже HBO можно было бы описать как "Клан Сопрано с мечами".

Строить сериал на основе средневековой Европы, как бы отраженной в кривом зеркале, было рискованно, но исполнительные продюсеры Дэвид Беньоф и Дэниел Вайс понимали, что делают. Они проявили мудрость, добавив в блюдо ингредиенты триллера и обильно приправив его соусом обнаженной натуры.

Наглядное изображение порока собрало большую аудиторию, и к концу третьего сезона "Игру престолов" каждую неделю смотрели 5 миллионов человек.

Но кровь и голые тела сами по себе ещё не объясняют превращение шоу в медиа-феномен. "Игра престолов", при всей своей мрачности и жестокости, представляет собой возвращение старого доброго эскапизма. Сериал приглашает вас погрузиться в мир, где все проблемы можно решить с помощью меча.

Возвращаясь к пройденному

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Фанаты сериала ценят его за отсутствие исторических корней

Эксплуатируя желание зрителя убежать от реальности, "Игра престолов" возродила жанр, по которому, в общем-то, мало кто скучал. Сага типа "в сандалиях и с мечом", некогда популярный подвид кино, породила как серьезный эпос вроде "Бен-Гура", так и примитивные анимированные фильмы Рэя Харрихаузена про монстров. Этот жанр, как и его двоюродный брат, средневековый эпос "с мечом и в кольчуге", часто отдавал пошлостью и китчем.

Телепродюсер Роберт Таперт в 1990-х годах обыграл эту тему в сериале "Зена - королева воинов". В "Игре престолов" есть и удалой оттенок классических "Приключений Робин Гуда" 1938 года — шутки уровня популярного тогда актера, пьяницы и развратника Эррола Флинна, встречаются не реже, чем отрубленные головы.

Мартин не совсем писатель в классическом понимании этого слова, он скорее создает лоскутное одеяло из переплетенных эпизодов и сюжетных линий, и, благодаря выбранному тону, это идет на пользу сериалу.

В отличие от уводящего от реальности стиля "Игры престолов", обычно костюмированная драма опирается на исторические факты, которые назойливо жужжат в голове у зрителя, заставляя вспоминать школьные уроки истории. Это утомительное следование реальности прошлого затормозило или вовсе завело в тупик сериалы вроде "Рима" или "Спартака".

"Игра престолов" же — чистая фантазия, и в своем свободном полете она может извергать языки пламени, как это делают драконы принцессы Дейенерис в исполнении Эмилии Кларк.

Правообладатель иллюстрации thinkstock
Image caption Фильмы в жанре фэнтези подкупают простотой решения проблем

Прекрасный актерский состав придает каждому персонажу яркую индивидуальность. Особенно выделяется на общем фоне, конечно, Питер Динклэйдж. Его Тирион Ланнистер — сладкоречивый дьявол с неутолимой тягой к женщинам, вину и мести. Услышав очередную насмешку над своим ростом, он не обижается, а сводит счеты — мечта всякого, кто когда-либо бывал мишенью травли. Динклэйдж играет его как Грязного Гарри, который остается чистеньким, заставляя других выполнять его волю.

Менее известные актрисы Мэйси Уильямс в роли отважного сорванца Арьи Старк и Лена Хиди в роли королевы обмана Серсеи Ланнистер тоже быстро обрели многочисленных поклонников. А присутствие таких заслуженных актеров, как Чарльз Дэнс ("Драгоценность в короне") и Диана Ригг (девушка агента 007 в фильме "На секретной службе Ее Величества") показывает, что авторы позаботились о том, чтобы сериал наверняка вошел в историю шоу-бизнеса. Причудливые истории Мартина адаптированы для телеэкрана тщательно и искусно.

В этом и состоит секрет притягательности сериала. Можно запутаться в переплетении персонажей и сюжетных линий Мартина, но моральная простота "Игры престолов" (в отличие от другого сериала HBO, трагикомедии Лоры Дерн "Просветленная", съемки которой были свернуты) привлекательна для зрителя.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Актер Питер Динклейдж - один из тех, кто делает сериал незабываемым

Если ваша главная задача - сберечь голову на плечах (или не быть съеденным, как в "Ходячих мертвецах", другом шоу, обращающемся к нашим инстинктам), все другие заботы перестают казаться такими уж важными.

Люди боятся разозлить босса, потерять работу, с трудом наскребают на очередной платеж по ипотеке, а в сериале можно просто разрубить начальника от плеча до седла одним точным ударом. От этого захватывает дух.

Нам очень хочется верить, что эта фантазия о мести и торжестве над противником реальна. Даже если мы знаем, что никогда не будем повелевать драконами.

Об авторе: Кен Такер — писатель и критик, сотрудничает с New York Times, Entertainment Weekly и другими изданиями

Новости по теме