Таджикские мигранты стали лауреатами "Золотой маски"

  • 26 апреля 2014
"Акын-опера" Правообладатель иллюстрации Anastasia Patlay
Image caption Главная тема театрального проекта "Акын-оперы" - судьба таджикских гастарбайтеров

Лауреатами престижной российской национальной театральной премии "Золотая маска" стали трое таджикских трудовых мигрантов. Абдумамад Бекмамадов, Покиза Курбонасейнова и Аджам Чакабоев в интервью Русской службе Би-би-си рассказали, что мечтают изменить отношение россиян к таджикам, вернуться на родину и заняться творчеством.

Специальный приз фестиваля мигранты-актеры получили за спектакль о жизни гастарбайтеров в России "Акын-опера", поставленный режиссером Всеволодом Лисовским в московском "Театре.Doc".

Приз фестиваля на сцене Большого театра получал только один из участников театрального проекта Абдумамад Бекмамадов. Его коллеги на вручение премии приглашены не были.

"Покизы и Аджама на вручении не было. Ребят не пригласили. Не знаю, почему. Ошибка? Забыли? Но мне очень не хватало их в тот незабываемый момент. Это была наша общая победа. Я плакал", - признался Абдумамад Бекмамадов.

Актеры - грузчики и строители

До того как попасть на церемонию вручения, Абдумамаду пришлось отпрашиваться у своего работодателя. Лауреат престижной премии "Золотая маска" работает грузчиком в одном из московских магазинов и очень не хочет потерять работу, которая помогает выживать ему и его семье.

В России лауреаты театральной премии "Золотая маска" заняты в сферах, далеких от искусства. Профессиональная таджикская певица Покиза Курбонасейнова работает уборщицей, актер Абдумамад Бекмамадов - грузчиком, а музыкант Аджам Чакабоев подрабатывает на одной из московских строек.

Это типичная история для многих сотен тысяч таджикских мигрантов, отправляющихся в Россию в поисках заработка.

На чужбине большинство из них берутся за любую черную работу. Заработанные деньги мигранты отправляют родным и близким на родину, фактически спасая их от голодной смерти.

Театральный проект "Акын-опера" московского "Театр.Doc" посвящен жизни мигрантов. Роли в спектакле, в основе которого лежат реальные истории из жизни гастарбайтеров, сыграны самими мигрантами. В России по разным данным трудятся до полутора миллиона таджикских граждан.

Слово "таджик" в сегодняшней России стало синонимом чернорабочего и во многом потеряло этнический смысл. Это такой собирательный образ представителя среднеазиатских народов, ставшего героем анекдотов и баек, над которым в основном насмехаются.

По мнению наблюдателей, такой образ сложился из-за того, что значительная часть таджикских мигрантов вынуждены браться за самую грязную работу, выходцы из сельской местности зачастую не имеют хорошего образования.

"Привыкаешь ко всему"

Мигранты Покиза Курбонасейнова, Аджам Чакабоев и Абдумамад Бекмамадов - уроженцы Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана. Они приехали в Россию несколько лет назад на заработки.

"В Москве я устроилась на работу в магазин уборщицей. Представьте себе, после работы на сцене, гастролей, карьеры певицы - уборка помещений в чужой стране среди незнакомых людей", - вспоминает Покиза Курбонасейнова.

"Первое время я находилась в состоянии шока. Неделю плакала. Мне было так больно, страшно, но потом привыкла. А что делать - это жизнь. Привыкаешь ко всему, тем более когда ситуация тебя вынуждает приспосабливаться и мириться с тем, что есть", - добавляет она.

Профессиональной таджикской певице пришлось принять непростое для себя решение, бросить сцену и уехать на заработки, когда сын поступил в институт. Нужны были средства для оплаты учебы. Денег, которые она зарабатывала в государственной филармонии, на жизнь катастрофически не хватало.

"Многие вынуждены уезжать и устраиваться как-нибудь. Ломаешь себя, наступаешь на собственную гордость, забываешь мечты. Но другого выхода жизнь не оставляет. Надо выживать, зарабатывать. У многих таджикских мигрантов, работающих в России строителями, рабочими, грузчиками и уборщицами, есть высшее образование. Это профессиональные люди, но без гражданства, прописки, связей, они не могут рассчитывать на большее", - подчеркивает Покиза.

За кулисами "Акын-оперы"

В театральном проекте "Акын-опера" мигранты сыграли самих себя. Они рассказали зрителям реальные истории о своей жизни в Москве, о радостях, горестях, нападениях скинхедов.

"Моя московская жизнь начиналась трудно. Проблемы были с жильем, с работой. Несмотря на трудности, тогда в России было проще устроиться, сейчас сложнее из-за ужесточения миграционных законов. Вместе со мной в Москве работают две мои дочери. Обе имеют высшее образование, но работают в магазине уборщицами. Другой работы нет, у нас нет российского гражданства", - делится актер-мигрант Абдумамад Бекмамадов.

В свое время Абдумамад постигал на родине актерское мастерство, но закончить институт ему помешала гражданская война в Таджикистане (1992-1997).

Он так же, как и его коллега по "Акын-опере" - музыкант Аджам Чакабоев - долгое время работал в Доме культуры на Памире, гастролировал, но потом любимое занятие пришлось бросить и уехать на заработки в Россию.

"Я всю жизнь увлекался музыкой. Сейчас работаю на стройке. Вся моя семья со мною в Москве. Я мечтаю о возвращении на родину, но там нет работы и достойной оплаты труда", - сказал Аджам Чакабоев

Предложение сыграть в "Акын-опере" Всеволода Лисовского таджикские мигранты получили случайно. На репетиции, которые продолжались два года, артисты-мигранты ездили по выходным, в свободное от основной работы время.

Незнакомцы, живущие бок о бок

Правообладатель иллюстрации Anastasia Patlay
Image caption Имя Покизы Курбонасейновой прозвучало со сцены Большого театра

Суть проекта в том, что от рассказов актеры переходят к исполнению национальных народных таджикских песен, так называемый древний жанр импровизационного песнопения, известного в Центральной Азии.

"Всеволод Лисовский нам сказал: "Садитесь и рассказывайте о своей жизни. Начинайте с того, как вы добрались до Москвы". Не было никакого сценария, декораций. Мы просто поведали свою историю жизни. Наши рассказы - это ведь история жизни миллионов мигрантов. Это наши чувства, переживания, эмоции, боль, расставания, унижение, страх", - говорит Абдумамад Бекмамадов.

"Наши зрители, в основном, россияне. Им очень понравилась национальная музыка, народные традиционные таджикские песни", - подчеркивает певица Покиза Курбонасейнова.

По замыслу создателей "Акын-оперы", спектакль должен был стать мостиком между москвичами и приезжими из Средней Азии, живущими бок о бок, но ничего не знающими друг о друге.

"Знаете, в чем основная проблема мигрантов? Она заключается в том, что их никто не слышит. То, что сейчас дали "Золотую маску", означает, что наших мигрантов услышали", - сказал на вручении приза автор проекта Всеволод Лисовский.

Те, кого не ждут дома

Я поинтересовалась у артистов-мигрантов, изменилось что-нибудь в их жизни после получения престижной награды, и попытаются ли они изменить свою жизнь после "Золотой маски"?

"Я не могла себе и представить, что когда-нибудь на сцене Большого театра прозвучит мое имя. Я ведь приехала в Москву на заработки, и запретила себе даже думать о творчестве, о профессии, о мечте вернуться на сцену. Но теперь я хочу вернуться на родину и снова выйти на сцену", - отвечает Покиза Курбонасейнова.

"Я второй день не могу попасть на работу. Меня постоянно вызывают то на вручение, то на фотосессии, то на интервью. Думаю, моя жизнь изменится, если меня уволят с работы. А если серьезно, я хотел бы вернуться на родину, если бы там была работа", - шутит Абдумамад Бекмамадов.

"Было бы неплохо получить предложение сняться в кино и театре. Я готов рассмотреть все предложения, особенно, если эти запросы получу от таджикских режиссеров", - сказал Аджам Чакабоев.

Однако проблема в том, что Аджама и других таджикских мигрантов в Таджикистане, скорее всего, не ждут.

Миграционный вопрос - самый болезненный для официального Душанбе. Таджикские власти обеспокоены тем, что массовое возвращение мигрантов на родину может спровоцировать социальный взрыв.

Новости по теме