Ева Грин в "Городе грехов" и другие роковые женщины кино

  • 5 сентября 2014
Ева Грин в "Городе греха" Правообладатель иллюстрации The Weinstein Co Dimension Films

Французская актриса соблазняет мужчин – а затем губит их – в новой экранизации графических романов в стиле нуар. Корреспондент BBC Culture рассказывает о современном воплощении наиболее сексуального голливудского архетипа.

Мужчины, берегитесь! В фильме "Город грехов 2: Женщина, ради которой стоит убивать" Ева Грин коварна, смертельно опасна и соблазнительна настолько, что способна обратить льды Антарктиды в пар. У ее персонажа есть имя – Ава Лорд, но ее вполне могли бы звать и просто Роковая Женщина. Ава Лорд продолжила славную кинематографическую традицию порочных героинь, которые обольщают зрителя так же легко, как и своих слабовольных жертв.

Привлекательность этого архетипа легко объяснить: кто откажется полюбоваться на то, как Ева Грин вьет веревки из Джоша Бролина? Однако задача роковой женщины – не только поманить аудиторию сладостью запретного плода.

Кэтрин О'Роу из Бристольского университета, редактор академического исследования на эту тему под названием "Роковая женщина: образы, истории, контексты", считает, что вымышленные соблазнительницы являются проекцией смешанных чувств, которые испытывает общество в отношении независимых женщин.

"Образ женщины-искусительницы появился одновременно с первой женщиной на Земле - Евой, - говорит О'Роу. - Однако нынешнее понятие роковой женщины относится к концу XIX века. Так называли знаменитых персонажей Серебряного века – например, Саломею (библейскую царицу, ставшую главной героиней пьесы Оскара Уайльда и оперы Рихарда Штрауса) и вампирш из книг Брэма Стокера. Поразительно, что подобные героини стали актуальными по мере нарастания тревоги в обществе, связанной с участием эмансипированных женщин в публичной жизни".

Аналогичное беспокойство публика испытывала и в период наибольшей популярности роковых женщин на большом экране. В кино всегда было место порочной красавице: так, в 1915 году первая голливудская женщина-вамп Теда Бара снялась в картине "Жил-был дурак", где ее героиня обольщает и губит уважаемого адвоката с Уолл-стрит.

Но лишь в 1940-е годы появились классические образцы фильма-нуар – "Джильда", "Убийцы", "Убийство, моя милая" и "Двойная страховка". Персонажи, сыгранные Ритой Хейворт, Авой Гарднер и Барбарой Стэнвик, стали эталонными воплощениями роковой женщины кинематографа – опасной и притягательной. Женщина-вамп в этих фильмах – руководствуясь то злым умыслом, то связью с мужчиной-злодеем – пользуется своей гипнотической чувственностью для достижения различных целей, в том числе для убийства.

Хотя подобные героини были плодом фантазии сценаристов, они олицетворяли актуальные для общества проблемы, полагает Эллен Райт, специалист по жанру "фильм-нуар" из Университета Восточной Англии.

Одна дома

"Во время Второй мировой войны, - говорит Эллен Райт, - множеству американских женщин пришлось выйти на работу, причем даже в тех сферах, которые раньше считались исключительно мужской прерогативой. Женщин отправляли в регионы, где возникала необходимость в труде на благо нации. При этом зачастую они могли рассчитывать на большие зарплаты, чем работницы минувших лет. Становится понятно, почему многие из них хотели наслаждаться свободным временем, а не сидеть дома – как было принято до войны. В результате женские досуг и сексуальность приобрели особую злободневность в Америке того времени: чем же занимались женщины, пока мужчин не было дома? Сколько среди них любительниц поразвлечься (с возможными последствиями в виде болезней), сколько неухоженных мамаш? В условиях всеобщей паранойи, как часто бывает в военное время, неудивительно, что образ роковой женщины приобрел такую популярность в кино".

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption На презентации "Города греха" Ева Грин выглядела немного доступнее. Чуть-чуть.

Какие именно выводы должны были сделать кинозрители 1940-х годов, наблюдая за роковой киногероиней – вопрос, изучением которого занимался профессор Марк Янкович, соавтор книги "Определяя культовое кино". "Существует феминистская точка зрения, согласно которой образ роковой женщины был попыткой демонизировать независимую работницу военных лет, - говорит профессор Янкович. - Его считали частью пропаганды, нацеленной на вытеснение женщин из традиционно мужских сфер занятости обратно в домохозяйки. Но я придерживаюсь ровно противоположной точки зрения. На самом деле в этих фильмах демонизируются женщины, которые не пошли работать во время войны. Роковая женщина – отнюдь не бойкая современная девчонка, которая трудится на заводе. Это ленивая никчемная домоседка, не готовая взять на себя какую бы то ни было общественно полезную функцию, слоняющаяся по купленному мужем дому в нижнем белье и живущая на деньги мужа".

Какой бы тип женщины ни демонизировался подобными шовинистическими пародиями, ирония заключается в том, что роковых женщин обожали, а вовсе не ненавидели – причем не только поддавшиеся их чарам мужчины-зрители.

"Мне как кинозрителю и женщине, - объясняет Эллен Райт, - подобная героиня кажется сильным, волевым персонажем, который не только играет ключевую роль в развитии сюжета, наслаждается собственной сексуальностью и выглядит сногсшибательно, но и понимает, как работает система – и наотрез отказывается принимать предписанное ей место. Вне зависимости от того, будет ли она наказана за собственные поступки (по правде говоря, наказание неизбежно), я все равно считаю, что ее образ стал для многих людей колоссальным источником вдохновения и энергии".

Оттенки серого

К началу 1950-х годов, когда в Америке улеглась тревожность военного времени, со сцены сошла и роковая женщина – хотя окончательное исчезновение ей не грозило. В 1966 году в ее честь была названа песня группы Velvet Underground, удостоившаяся многочисленных кавер-версий. В этой песне есть, например, такие строки: "Малыш, она с улицы / Ты проиграл, не успев начать..."

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Шарон Стоун на презентации "Основного инстинкта"
Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Певица Мадонна тоже не раз представала в образе роковой женщины
Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Актриса Деми Мур: еще одна из роковых женщин современного кино
Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Возможно, Николь Кидман внешне не очень тянет на роковую женщину - но попытка не пытка

Что касается кинематографа, роковые героини наводнили экраны в 1990-е годы – это и Шарон Стоун в "Основном инстинкте", и Мадонна ("Тело как улика"), и Деми Мур ("Разоблачение"), и Николь Кидман ("За что стоит умереть").

И вновь возрождение культа роковой женщины связывают со страхами того времени. В консервативной Америке, направление развития которой задавал сначала Рональд Рейган, а потом Джордж Буш-старший, Голливуд стабильно поставлял поучительные истории эмансипированных женщин. По словам Кэтрин О'Роу, в подобных историях "женщина непременно наказывалась за то, что переступила границы, установленные обществом".

Нельзя сказать, что с тех пор Голливуд отказался от сексизма, однако образ роковой женщины в голливудских фильмах стал возникать реже – в основном это происходит в ироничном контексте.

К примеру, сложно назвать совпадением тот факт, что героиню Евы Грин в картине "Город грехов 2: Женщина, ради которой стоит убивать" зовут так же, как и исполнительницу главной роли в фильме-нуар "Убийцы" Аву Гарднер. Новая картина – и другие ей подобные – в меньшей степени посвящены современным социальным проблемам. Они скорее отражают ностальгию по фильмам другой эпохи.

Возможно, подобных изменений стоило ожидать. В конце концов, сложно привлечь внимание к сюжету про тайную страсть, если развод стал обычной практикой. Не менее сложно стало преподнести ненасытную женскую сексуальность как нечто редкое и разрушительное, если на этом основаны стратегии продвижения наиболее известных поп-звезд. "Если поискать в Google "роковая женщина", - отмечает Кэтрин О'Роу, - первым результатом будет альбом Бритни Спирс 2011 года".

Возможностей полюбоваться на классическую роковую женщину осталось совсем немного, но это не значит, что в кино стало меньше таинственных, смертельно опасных соблазнителей, приключения которых вносят разнообразие в пресные будни их фанатов. Место женщин, ради которых стоит убивать, заняли Кристиан Грей в фильме "Пятьдесят оттенков серого" и Эдвард Каллен в "Сумерках" – последний еще и самый что ни на есть мужчина-вамп, то есть вампир.

Женщины, берегитесь! Роковой мужчина уже здесь.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Culture.

Новости по теме