Русский театральный авангард в музее Виктории и Альберта

  • 21 октября 2014
tatlin Правообладатель иллюстрации A. A. Bakhrushin State Central Theatre Museum
Image caption Владимир Татлин. Эскиз костюмов к опере Глинки "Жизнь за царя". 1913 г.

В лондонском музее Виктории и Альберта, одном из крупнейших и самых авторитетных в мире собраний прикладного и декоративного искусства, открылась выставка "Русский авангардный театр: война, революция и дизайн. 1913-1933".

Проходит выставка в рамках пусть и несколько смазанного политической напряженностью, но все же продолжающегося Года культуры России в Великобритании.

Русский и советский авангард первой трети ХХ века не нуждается ни в представлении, ни в рекомендациях.

Наряду с классической русской литературой и музыкой предшествующего столетия, он прочно вошел в обиход мирового художественного сознания, постоянно осмысляется и переосмысляется всем последующим современным искусством и регулярно выставляется в ведущих музеях мира.

Достаточно сказать, что нынешняя выставка в музее Виктории и Альберта проходит параллельно с грандиозной ретроспективой Казимира Малевича в лондонской галерее Tate Modern.

В этом смысле выставка театрального дизайна в V&A сенсацией не стала. Большая часть экспонатов небольшой, разместившейся в трех-четырех комнатах театрального отдела музея экспозиции хорошо известна.

Правообладатель иллюстрации Bakhrushin State Central Theatre Museum
Image caption Сергей Эйзенштейн. Эскиз декорации к спектаклю "Макбет" Центрального Детского театра, Москва, 1921-22 гг.

Тем более что привезены они все из Москвы и Петербурга, ведь лондонская выставка – плод сотрудничества с Московским Государственным центральным театральным музеем имени А. А. Бахрушина и Санкт-Петербургским государственным музеем театрального и музыкального искусства.

Но собранные в одном пространстве афиши, эскизы и макеты декораций и костюмов, кинофрагменты театральных спектаклей и отрывки из кинофильмов создают удивительно целостную и яркую палитру радикальных художественных поисков и экспериментов, которыми отличалось искусство пред- и постреволюционной России.

Временные параметры выставки определяют границы этого беспрецедентного эстетического новаторства, в точности совпавшего с грандиозным политическим и социальным экспериментом, охватившим в эти два десятилетия страну.

Правообладатель иллюстрации Bakhrushin State Central Theatre Museum
Image caption Александр Хвостенко-Хвостов. Эскиз декорации к спектаклю "Мистерия-Буфф". Героический театр, Харьков, 1921 г.

Точка отсчета – 1913 год. Год высшего довоенного расцвета Российской империи, год 300-летия Дома Романовых, время, когда мало кто еще мог предсказать те бури, которые стране придется пережить в течение следующих нескольких лет. И все же. Вглядитесь в эскизы Владимира Татлина к поставленной в этом самом 1913 году классически-верноподданической опере Глинки "Жизнь за царя". Татлин сам еще и думать не мог, что станет одним из главных художников советского революционного авангарда, что создаст проект так и нереализованной знаменитой Башни Третьего Интернационала. Однако придуманные им костюмы русских воинов Смутного времени поразительно похожи на форму солдат буденовской армии.

Правообладатель иллюстрации St. Petersburg Museum of Theatre and Music
Image caption Казимир Малевич. Эскиз декораций к спектаклю "Победа над Солнцем". Театр "Луна-Парк", Санкт-Петербург, 1913 г.

В том же 1913 году в Петербургском театре "Луна-парк" прошла премьера футуристической оперы "Победа над Солнцем". Музыка Михаила Матюшина, либретто Алексея Крученых, декорации и костюмы Казимира Малевича – одно перечисление этих имен превращает оперу в своеобразный манифест нового искусства.

Правообладатель иллюстрации Bakhrushin State Central Theatre Museum
Image caption Любовь Попова. Модель декорации к спектаклю "Великодушный рогоносец". Театр Мейерхольда, Москва, 1922 г.

После победы Октября новое искусство оказалось безраздельной художественной доминантой всего эстетического облика нового общества. "Сбросившие классику с корабля современности" недавние маргиналы Владимир Маяковский, Александр Родченко, Любовь Попова, Эль Лисицкий и их товарищи своей острой, яркой бросающейся в глаза новой образностью заполнили все – от плакатов и лозунгов до обложек книг, от оформления парадов и демонстраций до театра и кино.

Век этой доминанты оказалось короток. Уже в начале 30-х годов восторжествовавший социалистический реализм обрек авангард на забвение, а его художников – на смерть, эмиграцию или нищету.

Правообладатель иллюстрации Bakhrushin State Central Theatre Museum
Image caption Игнатий Нивинский. Эскиз декораций Тронного зала к спектаклю "Принцесса Турандот". Театр Вахтангова, Москва, 1922 г.

На Западе об этом искусстве никогда не забывали. В Советском Союзе об эстетическом наследии начала века вспомнили лишь в 60-е.

Выставка в V&A – дань ставшему классикой русскому авангарду.

Новости по теме