Шесть месяцев, которые навсегда изменили авиацию

  • 27 октября 2014
Fokker Eindecker Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Fokker Eindecker представлял собой феноменальный технологический рывок. В 1915 году он господствал в воздухе над Западным фронтом.

Война всегда подстегивает технологический прогресс, но начало Первой мировой оказалось особенным – именно тогда зародилась военная авиация. Сто лет назад, в октябре 1914 г., двое французских воздухоплавателей вошли в историю, первыми в мире сбив вражеский самолет. В течение последующих недель появились примитивные прототипы авианосцев, аэропланы начали практиковать ночные бомбометания, а в небе над линией фронта стали барражировать истребители. Как выяснил корреспондент BBC Future, все эти перемены произошли в течение каких-то шести месяцев…

5 октября 1914 г. французский двухместный самолет поднимается в воздух с аэродрома неподалеку от французского города Лери и отправляется на разведку и бомбардировку германских позиций на Западном фронте. Первая мировая война разразилась менее чем три месяца назад. Экипаж в составе летчика, сержанта Жозе Франца, и наблюдателя, капрала Луи Кено, не догадывается, что вскоре их имена будут вписаны в историю авиации.

Сброшенные самолетом бомбы – модифицированные артиллерийские снаряды, которые приходится кидать за борт вручную, – падают возле французского города Реймс. Через некоторое время французы замечают в воздухе германский двухместный разведчик Aviatik. Французский Voisin III – биплан из дерева и материи, максимальная скорость которого едва превышает 100 км/ч, – начинает сближаться с противником.

Как и многие разведывательные самолеты того периода, Voisin вооружен одним пулеметом, огонь из которого ведет сидящий впереди наблюдатель (двигатель и воздушный винт на этом типе расположены позади кабины). Экипажи частенько берут в полет винтовки или пистолеты, открывая огонь по вражеским самолетам, когда те приближаются на расстояние выстрела. Воздушные дуэли происходят на таких близких дистанциях, что можно разглядеть выражение лица противника.

Франц сокращает расстояние до 10 метров. Кено стреляет по противнику из пулемета, но после короткой очереди оружие заклинивает. Германский экипаж открывает по французам винтовочный огонь. Кено отстреливается из своей винтовки. Внезапно самолет противника переворачивается на спину, пикирует и взрывается при столкновении с землей. Франц и Кено становятся первыми в мире авиаторами, одержавшими победу в воздушном бою и оставшимися при этом в живых (несколькими неделями ранее российский пионер авиации Петр Нестеров уничтожил австрийский самолет при помощи воздушного тарана, но сам погиб).

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Немецкие дирижабли в начале войны представляли из себя серьезную угрозу... Затем с ними научились справляться.

Воздушная победа французского экипажа произошла спустя несколько недель после начала первого мирового конфликта в истории летательных аппаратов тяжелее воздуха. Стремление Антанты (Англия, Франция и Россия) и Четверного Союза (Германская империя, Австро-Венгрия, Болгария и Османская империя) обеспечить себе превосходство в воздухе стимулировало взрывной рост количества изобретений и рацпредложений. Обеспечивая потребности войны, конструкторы и летчики испытывали новые разработки на пределе возможностей. Технические достижения той эпохи до сих пор широко применяются в авиации.

10 декабря 1914 г.: рождение авианосцев

Канун Первой мировой войны был порой расцвета морской мощи мировых держав. Основой гонки вооружений между Германией и Британией, вскоре погрузившей мир в хаос военного конфликта, было строительство массивных, тяжеловооруженных и неповоротливых линейных кораблей класса "дредноут". Они предназначались для уничтожения тяжелобронированных надводных целей и установления контроля над морскими торговыми путями. Впрочем, дредноуты очень быстро устарели из-за стремительного развития технологий военного судостроения. Подводные лодки, успешно применявшиеся еще во время Гражданской войны в США, становились все более совершенными, а в первые месяцы Первой мировой флот столкнулся с новой опасностью – авиацией.

6 сентября 1914 г. японский самолет атаковал австро-венгерские и германские суда в китайском порту Циндао. Морские державы быстро сделали из этого события необходимые выводы.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Британский Ark Royal – первый в мире морской транспорт с подпалубным пространством для хранения самолетов

Стало очевидно, что для налетов на надводные цели авиация должна базироваться на морских платформах. Аэропланы, способные взлетать и садиться на водную поверхность, уже существовали, но скромная дальность полета не позволяла летающим лодкам удаляться на большие расстояния от запасов топлива и ремонтных мастерских на береговых аэродромах. Военно-морские силы начали переоборудовать суда для перевозки гидросамолетов.

Первые эксперименты в этом направлении были крайне примитивными: аэропланы просто швартовали на палубе, под открытым небом. Однако 10 декабря 1914 г. на воду спустили британский Ark Royal – первый в мире морской транспорт с подпалубным пространством для хранения самолетов. Проект строительства Ark Royal стал важным шагом на пути к созданию более совершенных авианосцев, которые в течение последующих десятилетий полностью изменили доктрину ведения боевых действий на море.

"Ввод в строй гидроавиатранспорта Ark Royal ознаменовал собой важную веху в развитии морской авиации, дав возможность Королевским ВМС обеспечивать поддержку флота с воздуха, – говорит Росс Махони, официальный авиационный историк Музея королевских ВВС и секретарь группы по вопросам военной авиации Королевского общества аэронавтики Великобритании. – С этого корабля начался эволюционный процесс, в результате которого на смену линейным кораблям в качестве флагманов военно-морских сил во всем мире пришли авианосцы".

21 декабря 1914 г.: первая ночная бомбардировка

Воздушная победа французов Франца и Кено не изменила концепцию применения фронтовой авиации в одночасье. Большинство самолетов в течение 1914 г. продолжали заниматься рекогносцировкой вражеских позиций, при необходимости сбрасывая на противника свой скромный запас бомб. Впрочем, производились уже и первые групповые бомбометания по военным и промышленным целям в тылу врага.

В первую неделю войны немецкие дирижабли нанесли бомбовые удары по бельгийским городам Антверпен и Льеж. В сентябре того же года Британия ответила налетами на немецкие базы дирижаблей в Кельне и Дюссельдорфе, а в ноябре три британских биплана Avro совершили дерзкий рейд на фабрику дирижаблей на берегу Боденского озера в южной Германии, на удалении 200 км от аэродрома вылета (итог операции, впрочем, оказался не слишком впечатляющим – поврежденный цех и несколько выбитых оконных стекол).

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Британские бипланы Avro 504 долетели аж до Боденского озера на юге Германии. Впрочем, с неочевидным успехом.

В декабре 1914 г. британский летчик решил применить новую тактику – ночную бомбардировку. К тому времени авиации обеих сторон уже противостояла довольно мощная противовоздушная оборона: артиллерийские орудия, переделанные для ведения зенитного огня, не давали самолетам-рекогносцировщикам покоя на нормальной для них высоте полета, а спустившись ниже, летчики попадали в зону поражения пулеметов и винтовок пехоты.

А вот под покровом ночи засечь и сбить вражеские аэропланы становилось гораздо труднее. Подполковник Королевских ВВС Чарльз Сэмсон уже прославился в 1912 г. в качестве первого британского летчика, совершившего вылет с корабельной палубы. Теперь же он повел французский биплан Farman на бомбежку германских целей в оккупированном бельгийском Остенде. Задача не из простых, учитывая, что у самолета Сэмсона была открытая кабина, а летная одежда того времени едва ли защищала от пронизывающего холода на высоте.

"Тот вылет, по всей видимости, оказался довольно трудным, поскольку ночной навигации в начале Первой мировой уделялось недостаточное внимание, – говорит Махони. – Как часто случалось на заре авиации, летчик применил совершенно новую тактику выполнения боевого задания на свой страх и риск".

Спустя годы после окончания войны Сэмсон описал свой вылет в газетной статье: "Я периодически бросал взгляд на приборы, подсвечивая их карманным фонариком. Постепенно мой Farman набрал высоту в 1500 метров. На территориях, оккупированных немцами, не скупились на ночное освещение, и я легко различил Остенде и Зеебрюгге". Самолет спланировал над ярко освещенными улицами города.

"Я неторопливо летел над крышами домов, а расчеты немецких ПВО слепо всаживали снаряд за снарядом в ночное небо. Люди подо мной метались в разные стороны. Потом луч одного из вражеских прожекторов случайно высветил батарею крупнокалиберной артиллерии. О таком подарке можно было только мечтать!"

Сэмсон сбросил бомбы и благополучно вернулся на базу. Ночная мгла защитила самолет от ожесточенного огня с земли.

1 апреля 1915 г.: первая воздушная победа первого истребителя

Но и при свете дня у авиаторов хватало проблем - они как могли модифицировали свои неуклюжие деревянные аэропланы для схваток с вражеской авиацией. Воздушные бои в те времена велись практически вслепую: летчику необходимо было или активно маневрировать, чтобы постоянно удерживать наблюдателя в зоне эффективного обстрела самолета противника, или самому стрелять из пулемета, установленного над диском воздушного винта, не теряя при этом управления аэропланом.

Наипростейшим решением представлялась установка вооружения по направлению полета – в этом случае можно было бы нацеливать на врага сам самолет. Однако гашетки пулеметов необходимо было расположить в пределах досягаемости летчика, а это означало, что стрелять пришлось бы сквозь вращающийся воздушный винт.

Учитывая, что лопасти винтов в те времена изготовлялись из дерева, это могло привести к катастрофическим последствиям для атакующего самолета. "О проблеме стрельбы "через винт" задумывались еще в 1912 г., но решение было найдено лишь в 1915-м", – говорит Махони.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Французский авиатор Ролан Гаррос оснастил внутренние поверхности лопастей воздушного винта металлическими щитками для отклонения пуль

Первым к проблеме обратился французский авиатор Ролан Гаррос (его именем назван известный теннисный комплекс в Париже). Он оснастил внутренние поверхности лопастей воздушного винта металлическими щитками для отклонения пуль.

Первый боевой вылет с новым изобретением на борту Гаррос совершил на моноплане Morane-Saulnier 1 апреля 1915 г., сбив немецкий рекогносцировщик Albatros. "Хотя подобные опыты и иллюстрируют экспериментальный подход к ранним потребностям военной авиации в эпоху Первой мировой войны, некоторые из решений, зародившихся в ту пору, используются и по сей день", – отмечает Махони.

"Решение установить на лопасти отражающие щитки было, конечно, довольно примитивным, но оно кардинально изменило тактику воздушного боя", – говорит Питер Джaкаб, главный куратор Национального музея авиации и космонавтики в Вашингтоне.

Описанные выше технические достижения в области военной авиации стали лишь вершиной айсберга; по мере разрастания вооруженного конфликта авиаконструкторам пришлось решать множество других задач. Изобретение Гарроса очень быстро устарело.

Уже в июне 1915 г. в небо поднялся новый немецкий истребитель – моноплан Fokker Eindecker, оснащенный синхронизатором стрельбы сквозь диск воздушного винта. Благодаря этому устройству пули, выпущенные из бортовых пулеметов, пролетали между вращающимися лопастями, не повреждая винт. Eindecker, экземпляр которого можно увидеть в Лондонском музее науки, представлял собой настолько феноменальный технологический рывок, что период его господства в воздухе над Западным фронтом стал известен как "Бич Фоккера". Авиации Антанты потребовалось нескольких месяцев, чтобы восстановить баланс сил.

Вскоре произошла специализация летательных аппаратов по характеру выполняемых задач. "Одной из вех в развитии военной авиации времен Первой мировой войны стало появление специализированных самолетов", – говорит Джакаб. Аэропланы становились более скоростными и долговечными, на них устанавливались все более мощные и надежные двигатели.

По словам Джакаба, "Первая мировая война стала своеобразной лабораторией для выработки тактики воздушных операций и создания соответствующей техники; Впоследствии – во время Второй мировой и в послевоенные годы – эти достижения составили основу принципов применения военной авиации".

Какой урок мы можем извлечь из этой страницы истории? В условиях войны мирные изобретения зачастую превращаются в орудия массового убийства. С другой стороны, военные действия стимулируют технический прогресс, плоды которого становятся очевидными после восстановления мира. Боевое применение авиации вписало новую кровавую главу в историю военного искусства, но без этой главы многие из удобств авиационного транспорта, которые мы сегодня принимаем за данность, появились бы гораздо позже.

Изобретения времен Первой мировой привели к созданию более скоростных и надежных самолетов, способных летать на дальние расстояния, а со временем авиацию стали применять для перевозки пассажиров и грузов.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Новости по теме