Сирийские армяне: трудный путь на родину

  • 27 декабря 2014
Шант Хаялян, ваделец компании Beauty Products
Image caption Хаялян: "Я не выбрал ни одну из сторон, моим выбором было уехать из страны"

Когда-то изготовление органического мыла было для Шанта Хаяляна лишь хобби. Сегодня – это символ его новой жизни в Армении, за сотни километров от Алеппо - города, где он жил более 35 лет.

Решение уехать из Алеппо он принял в 2012 году, когда понял, что ему придется занять одну из сторон в конфликте в той стране.

"Когда начались похищения людей и требования денег, мой отец сказал мне, что пришло время выехать из страны [Сирии], но я как-то не решался до тех пор, пока не пришли и не сказали, что мне нужно идти в армию, - рассказывает Хаялян. - С обеих сторон была эта проблема. А раз так, значит - настало время что-то предпринять, решать, что ты делаешь. Я не выбрал ни одну из сторон, моим выбором было уехать из страны".

Хаялян - один из тринадцати тысяч сирийских армян, живущих сегодня в Армении. Это примерно треть сирийцев армянского происхождения, покинувших страну после начала гражданской войны.

Армения с готовностью открывает двери для переселенцев из Сирии, но для многих переезд в страну, где около трети населения живёт в бедности, превратился в тяжелое испытание.

Дорога домой

Армянская община традиционно играла важную роль в сохранении армянского языка и культуры, и судьба сирийских армян с самого начала сирийского кризиса оставалась в центре внимания СМИ и общественности Армении.

По данным правительства Армении, в довоенной Сирии проживало около 80 тысяч сирийских армян, многие из которых являются потомками беженцев из Османской империи - территории современной Турции.

Сегодня в стране осталось около 40-45 тысяч, половина из них живет в Алеппо.

Media playback is unsupported on your device

За время конфликта около 15-20 тысяч армян, по данным правительства Армении, переехало в Ливан, примерно 13 тысяч - в европейские страны и США.

"До лета 2012 года массового переселения в Армению не было. Только в июне-июле, когда ситуация начала обостряться, особенно в Алеппо, люди, которые приехали сюда в летние отпуска, поняли, что назад вернуться они не могут", - говорит Лусине Степанян, начальник управления по связям с армянскими общинами Ближнего Востока министерства диаспоры Армении.

Для того чтобы помочь сирийским армянам переехать в Армению, правительство упростило процесс получения гражданства, а также позволило им получать паспорта не только в Армении, но и в Сирии и Ливане.

"Как говорит наш президент, армянин не может быть беженцем на своей родине. Это одна из самых главных причин упрощения процесса получения гражданства сирийским армянам. Они должны иметь те же права, что и мы, граждане Армении", - говорит Степанян.

По ее словам, всего с 2012 года гражданство Армении получили уже около 13 тысяч сирийских армян.

Кроме того, сирийские армяне, у которых нет гражданства Армении, смогли получать визы Армении прямо на пограничных пунктах и были освобождены от пошлин за получение вида на жительство.

Новая жизнь

Image caption По словам Вартана Марашляна, те переселенцы, которые понимают условия местного рынка, добиваются успеха

Для сирийских армян были введены льготы, в том числе в сферах образования и здравоохранения. К помощи сирийским переселенцам активно подключились неправительственные, церковные и международные организации.

По словам Степанян, более 700 семей получают помощь для оплаты жилья от различных организаций и частных спонсоров, а Национальный центр по развитию малого и среднего бизнеса Армении помогает сирийским армянам основать здесь свои предприятия.

Однако, несмотря на поддержку, многим переселенцам иногда приходится менять профессию или проходить переквалификацию для того, чтобы найти работу в Армении.

Некоторые жалуются на трудности ведения бизнеса в Армении: высокие налоги и отсутствие экономических перспектив.

"Основная проблема – это рынок. Они работали на большой арабский рынок не только в Сирии, но и в других странах. Фактически, они жили в 25-миллионной стране, в 6-миллионом городе. Здесь все намного меньше, это 3-миллионый рынок и перспектива выхода на страны СНГ, но они не знают, каковы особенности и вкусы в этих странах", - говорит Вартан Марашлян, исполнительный директор фонда Repat Armenia.

Кроме того, в Армении для того чтобы добиться успеха, требуется большая мобильность и обширные связи, говорит Марашлян.

"Те люди, которые соблюдают эти правила, достигают успеха", - говорит он.

От войны к бедности

Image caption Алин Касабджи: "Нам здесь так, как в Европе, не помогают"

После благоустроенной жизни в Сирии многим нелегко адаптироваться к жизни в Армении, где даже в случае трудоустройства их доходы в разы уступают доходам в довоенной Сирии.

38-летняя Алин Касабджи приехала с семьей в Армению четыре месяца назад. В Алеппо у её мужа был магазин, а она работала медсестрой.

"Мы жили не богато, но достойно. У нас было все необходимое. Мы не собирались покидать свой город, но уже 4 года шла война, смерть была перед глазами на каждом шагу. Кругом взрывались бомбы, каждую секунду мы могли погибнуть", - говорит Алин.

В Армении у ее семьи возникли проблемы с трудоустройством, а привезенные с собой деньги закончились.

"Нам здесь так, как в Европе, не помогают. Например, мы сняли квартиру и сами платим аренду, - говорит Алин. - Мы почти нищие. Уже два месяца, как у нас закончились деньги. И жить здесь невозможно, и вернуться в свой город не можем".

Муж Алин с другом открыли в Ереване магазин, но он нес убытки, и его пришлось закрыть.

Самой Алин трудно найти работу из-за незнания языка, так как она плохо говорит даже на распространенном среди сирийских армян западноармянском диалекте, и, в отличие от многих, ей нелегко дается общение с ереванскими соотечественниками.

В надежде найти работу она вместе с другими переселенцами из Сирии посещает уроки армянского, которые проводятся в фонде KASA при поддержке Агентства по делам беженцев.

Некоторые из сирийских армян признаются, что тяжелое экономическое положение в Армении вынуждает их искать пути на Запад, в более благополучные страны.

Но Алин хочет только одного - вернуться домой в Алеппо.

"Мы никогда не думали уезжать в Европу, мы всегда думаем о возвращении в свой город. Это очень хороший город, очень хорошие люди, все друг друга любили, все были едины", - говорит Алин.

Второй дом

Image caption По словам Анаит Айрапетян, координатора по внешним связям Агентства ООН по правам беженцев в Армении, большинство сирийских армян ждет того дня, когда они смогут вернуться назад и продолжить жизнь в Сирии

Несмотря на трудности, язык и эмоциональная связь с Арменией продолжают привлекать сюда все новых переселенцев из Сирии.

"Многие пытаются уехать на Запад, но им трудно адаптироваться к климату, который гораздо холоднее, чем здесь, к языку. В течение поколений они говорили на армянском, и сейчас выучить шведский, к примеру, нелегко, - говорит Анаит Айрапетян, координатор по внешним связям Агентства ООН по правам беженцев в Армении.

По ее словам, большинство сирийских армян ждет того дня, когда они смогут вернуться назад и продолжить жизнь в Сирии, где они оставили свои дома и предприятия.

"Они хотят вернуться назад, но и сохранить то, что у них есть здесь. Потому что многие говорят: это безопасное убежище для нас, это наша родина, это наш второй дом", - говорит Айрапетян.

Но для Шанта сирийский кризис стал очередным горьким уроком истории. По его словам, единственное, для чего он вернется в Сирию, когда там установится мир – это продать то, что у него там осталось.

"В конечном итоге мы, армяне, должны осознать: в 1915 у нас было много проблем, у нас были проблемы с Азербайджаном, иракско-кувейтская война, война в Сирии и другие проблемы. То есть, когда ты не в своей стране, даже если ты в ней живешь, и там твои корни, ты все равно должен помнить, что ты не в своей стране, - говорит он. – Поэтому я не хочу жить за пределами Армении. Мы должны оставаться в Армении, на своей земле, какими бы ни были проблемы, и как бы трудно здесь ни было".

Новости по теме