Адвокат Константина Ярошенко требует пересмотра его дела

  • 19 января 2015
Адвокат Алексей Тарасов
Image caption Адвокат Алексей Тарасов хочет нового суда над Константином Ярошенко

Алексей Тарасов, адвокат ростовчанина Константина Ярошенко, отбывающего в США 20-летний срок за сговор с целью контрабанды из Латинской Америки большой партии кокаина, предпринимает еще одну попытку добиться проведения нового процесса по делу своего подзащитного.

На минувшей неделе Тарасов представил в федеральный суд Южного округа Нью-Йорка 29-страничное ходатайство с 17 приложениями размером от одной до 46 страниц. Смысл доводов адвоката сводится к тому, что прокуратура утаила от защиты Ярошенко часть записей разговоров, незаметно сделанных тайным осведомителем DEA, американского управления по борьбе с наркотиками.

По версии Тарасова, эти записи теоретически могли содержать заявления, которые обеляют Ярошенко, и по закону должны были быть предоставлены его защите. Записи якобы были сделаны тайным осведомителем DEA, колумбийцем, фигурирующим в судебных документах под псевдонимом Сантьяго.

В доказательство Тарасов приводил заявления подельника Ярошенко нигерийского наркобарона Чигбе Питера Уме, который в прошлом уже отсидел в США 10 лет за героин, а сейчас был приговорен к 30-летнему сроку. Уме строит свои подозрения насчет Сантьяго в основном на его дизайнерской сумочке фирмы не то Balley, не то Monteblanc, с которой тот не расставался и в которой, как задним числом заключил Уме, могли находиться записывающие устройства.

14 ноября судья Джед Рейкофф, который председательствовал на процессе Ярошенко и которому впоследствии было отказано во въезде в Российскую Федерацию, приказал прокуратуре уведомить его под присягой, существуют ли эти записи. 20 ноября прокурор Рэндалл Джексон и следователь DEA Эрик Стауч под присягой заверили суд, что таких записей в наличии нет.

26 ноября Рейкофф обязал прокуратуру представить ему объяснительную записку от Сантьяго по поводу предположительно записывавшихся им разговоров. 10 декабря прокуратура направила в суд письмо, в котором говорилось, что Сантьяго больше не является тайным агентом DEA, и что она была не в состоянии с ним связаться.

В материалах дела нет указаний на то, что загадочный Сантьяго вообще встречался с Ярошенко в Либерии, где россиянин и Уме были арестованы в последних числах мая 2010 года и почти немедленно отправлены в США.

Правообладатель иллюстрации Southern Dictrict Court of New York
Image caption Константин Ярошенко уже отбывает 20-летний срок в американской тюрьме

Неутомимый Тарасов продолжал идти по следам Сантьяго, навещая в американских тюрьмах контрабандистов наркотиков, которые проходили по тому же делу, что Ярошенко. Их в общей сложности более 10, но пока Тарасов посетил двоих – Уме, сидящего в Аллендвуде в Пенсильвании, и колумбийца Марселя Асеведо Сармиенто, который признался в том, что был главным поставщиком кокаина из Колумбии и Венесуэлы в Западную Африку для возглавлявшейся Уме преступной группы и отбывает 12-летний срок в Янгстауне в Огайо.

Сармиенто, как оказалось, хорошо знал неуловимого Сантьяго и сообщил Тарасову его настоящее имя, которого адвокат так и не добился от прокуратуры, не желавшей раскодировать своего агента, - Вилфреда Альфредо Кинтеро.

Более того, вернувшись в Боготу из Либерии, куда Сармиенто посылал его к Уме, Сантьяго пришел к нему домой и добровольно признался, что является осведомителем DEA, которое заплатило ему за работу 8 тысяч долларов. Он предложил продать Сармиенто записи, которые он тайно сделал для американцев, и запросил 30 тысяч долларов.

Тот сказал, что даст ему 7,5 тысяч наличными и ключи от машины, стоявшей у него в гараже. Сантьяго согласился, достал небольшое устройство из пластика, похожее на электронный ключ от машины, вынул из него флэшку и вручил хозяину дома.

Тарасов пишет судье, что в его распоряжении имеется лишь одна видеозапись из этого накопителя. Сармиенто сообщил ему в тюрьме, что флэшка, купленная им у Сантьяго, в общей сложности содержит час или два записей. Из разговоров с его родными в Колумбии адвокат узнал, что сын Сармиенто держал видеозаписи Сантьяго в облачном хранилище, где они недавно были по какой-то причине стерты. Пока сын пытается их восстановить, у Тарасова есть одна лишь видеозапись, на которой, по его словам, изображено, как следователь DEA Джудит Салливан выносит из американского посольства в Боготе миниатюрную видеокамеру, вручает ее Сантьяго и объясняет ему по-испански, как ею пользоваться.

Адвокат приложил к своему ходатайству несколько кадров из этой видеозаписи и распечатку закадрового текста с английским переводом, который выполнила его жена Алиса Тарасова.

По словам защитника Ярошенко, вышесказанное означает, что Сантьяго тайно записывал разговоры в Колумбии и в Либерии. Это предположение разделяет и Уме, тюремные показания которого приложены к ходатайству адвоката.

Хотя Ярошенко не был в Колумбии и, насколько известно, не пересекался в Либерии с Сантьяго, Тарасов не исключает, что если бы записи, предположительно сделанные осведомителем, фигурировали на процессе Ярошенко, то присяжные могли бы вынести оправдательный вердикт. Адвокат по-прежнему уверен, что обвинение в нарушение закона утаило от защиты эти записи.

Поэтому он продолжает просить судью Рейкоффа провести новый процесс по делу Ярошенко. Такие процессы в США случаются, но в совсем исключительных обстоятельствах.

Следующий шаг – за прокуратурой.

Новости по теме