Любовники, бульдоги и совы оживляют пейзаж Бреста

  • 21 января 2015
"Любовник" в окне
Image caption "Любовник" удачно выбрал для своих похождений улицу Джезржинского

Необычная инсталляция – любовник, выбирающийся из окна, - появилась на одной из улиц белорусского Бреста.

Возможно, впрочем, что молодой ловелас в окно намерен забраться – именно так, по городской легенде, действовал некто Георгий столетие назад. В окно спальни на второй этаж балагур и любитель женщин забирался по водосточной трубе, пока почтенный муж-рогоносец почивал на этаже первом. Супруг, узнав об измене, подстерег парня и – как в легендах водится – выстрелил сопернику прямо в сердце, благо служил капитаном в польской армии и стрелять умел. А молодая супруга (говорят, муж был старше ее на целых 20 лет!) приняла смертельную дозу яда...

Постирушки для ловеласа

"Вся эта история - правда. У нас внизу живет сосед, он уже в возрасте – лет 70, а ему раньше рассказывала об этом женщина, которая тут жила. Да, был такой капитан "за польским часом", как у нас говорят, и была у него молодая жена, и погиб молодой любовник", - рассказывает Виталий Безносик, учредитель фирмы "Бюро праздников".

Именно в окна, где сейчас располагается эта фирма, всматривается герой-любовник, издали очень похожий на человека манекен в "семейных" трусах. На днях "Георгия" переодели в алую рубашку – прежняя, белоснежная, не выдержала январской непогоды.

"Обновлять его придется, может, чаще, чем мы предполагали. Как минимум, раз в недельку. Мыть будем, стирать – как сам ходишь, так и его обстирывать придется!, - улыбается Виталий Безносик. - Мой партнер был в Праге и увидел, что там из одного окна высовывается манекен с ножом в спине. Тоже, оказывается, есть городская легенда, и ею привлекают туристов. Чем Брест хуже Праги? У нас историй тут!.. Это – на благо родины, на приток туристов, во имя воспитания чувств, если хотите".

"Бюро праздников", работающее в пограничном Бресте уже более 10 лет, все чаще эксплуатирует местные городские легенды.

"Например, открывался новый магазин на Советской – мы вспомнили еще одну брестскую легенду и поставили на улице "сапог счастья". Горожане, проходя мимо, и фотографировались, и ногу вставляли в сапог, большой был ажиотаж. Или делали масштабное мероприятие при открытии торгового центра "Миллионный" - более пяти тысяч человек пришло. Конечно, традиционная ленточка для разрезания, "золотые" ножницы и шарики у нас тоже есть, но хочется, чтобы праздник был небанальным!", - рассказывает Виталий, признавая, что рекламный элемент в инсталляции с добравшимся к окнам фирмы манекеном тоже присутствует.

Ко Дню всех влюбленных, 14 февраля, "Бюро праздников" планирует установить чуть поотдаль от "Георгия" литое сердце.

"Пусть в Бресте появится еще одно место, где влюбленные и новобрачные дадут клятву любви, задумаются об ответственности - не все ж замочки на перилах мостов вешать!" - замечает Виталий Безносик, прикидывая, хватит ли оставшихся до праздника недель для согласования идеи с городскими властями.

Аллея фонарей

Image caption Все фонари на аллее - работающие

Городские власти, впрочем, всплеску народного вдохновения по украшательству брестских улиц не препятствуют. Критики даже советуют властям быть построже и "власть употребить" во имя соблюдения архитектурно-художественных канонов.

Под влиянием критики теперь уже экс-губернатор Брестчины Константин Сумар в ноябре прошлого года распорядился убрать с улицы Советской скульптурный знак, установленный областным департаментом охраны: сторожевую будку с бульдогом и грозную металлическую сову. "Сова с бульдогом", по мнению губернатора и ряда брестчан, "не вписалась" в городской ансамбль рядом с памятником в честь тысячелетия Бреста.

Граждане, архитектурно-художественными канонами не озабоченные, "сову с бульдогом" очень жалеют и ждут, пока знак перенесут на "аллею фонарей", как власти пообещали.

Эта аллея на бульваре имени Гоголя появилась ко Дню города в 2013 году и тоже вызывает отклики от восторженных до резко критических.

В тени старых деревьев к назначенной дате установили сразу 28 литых фонарей-композиций – до каждого следующего с десяток шагов. Работы выполнены по эскизам местных художников и креативных жителей – "Клоун" и "Ангел", например, созданы по эскизам учениц школы №10 Кати Оксютчик и Даши Мещадим. В подножии каждого фонаря – имя организации, фирмы или предпринимателя, проспонсировавшего воплощение идеи в металл.

По уже новой городской легенде, "аллею фонарей" задумывали посвятить Николаю Васильевичу Гоголю и героям его произведений. Но рядом с "Носом", "Птицей-тройкой" и печкой, в которую "летит" второй том "Мертвых душ" - фонарь-часы от Белорусской универсальной товарной биржи, скрипичный ключ, стилизованная швейная машинка, фонарь-фантазия с логотипом оператора сотовой связи...

Специалисты твердят о нарушении стилистики. А горожане и гости Бреста идут на "аллею фонарей" как в музей – всё рядом и всё интересно.

С десяток новых фонарей-композиций уже добавились и на бульварной улице Гоголя, и на других улицах старого центра.

Все фонари, кстати, в рабочем состоянии, приняты к эксплуатации "Брестгорсветом".

Местные журналисты который год пытаются докопаться, во сколько фонари каждому из спонсоров обошлись и не было ли создание композиции "принудиловкой" от городских властей. Фирмы и предприниматели называют разные цифры – самая большая около 10 тысяч долларов, но клянутся, что сделали это из любви к Бресту.

Фамилия в честь родного города

Image caption Не обошлось в Бресте и без гоголевского "Носа"

За океаном, в Америке, живет род Дебрестов – потомки известного в межвоенные годы публициста и издателя Дарлида Дебреста.

"На самом деле он - Виллинский. Но он так любил свой город, что взял себе фамилию Дебрест, по имени города родного. И все его потомки, родственники – все Дебресты", - рассказывает мне поэт Николай Александров, издатель газеты "Брестский курьер".

На протяжении четырех лет газета ведет рубрику "Фамильное древо Бреста" - более 200 имен и судеб вернулись в родной город с газетных страниц и плакатов, где размещены старые фотографии, рассказы, легенды.

"Мы ищем персоны-легенды, в составленной нами энциклопедии – тысячи имен и интересных историй, - рассказывает Александров. - Вот Михаил Абрамович Сарвер – сын предпринимателя брестского, который создал один из первых кинотеатров в городе, на нынешней улице Свердлова. И этот человек оброс стольким количеством легендарных деталей! Михаил Сарвер, например, ездил к Чаплину за новыми фильмами, сюда привозил. Или как он брестскому джазмену Лене Ратнеру из Парижа привез трубу!"

"Или сын почтового служащего по фамилии Могилко - в 30-е годы он был главным инженером Беломорканалстроя; сохранились фотографии брестского периода его жизни, в ателье местных сделанные. Или братья Цвикевичи – Александр и Иван, достойные герои белорусской истории. Но у нас и украинские имена, и польские имена. Четыре руководителя Израиля родом из этих мест! Шарон и Бегин из Бреста, Голда Мейер в Пинске детство провела, в Мотоле Брестской области родился первый президент Израиля Хаим Вейцман", - продолжает издатель.

О еврейских судьбах Бреста Александров с коллегами готовят книгу. В консульствах России и Польши, в галерее польского города Бяла-Подляска и, конечно, на брестских публичных площадках прошли выставки плакатов, созданных на основе газетной рубрики "Фамильное древо Бреста".

"Пожалуйста, продолжайте!",- самый частый отзыв в комментариях к публикациям новых историй.

"Я живу в городе, где столько легенд!" - со "смайликом" рекомендует взглянуть на городские фото брестчанка Вероника, на днях обнаружившая на нешумной улице имени чекиста Дзержинского нарушителя порядка - "любовника", зависшего у окна на втором этаже.

Новости по теме