Жизненно важные лекарства дорожают из-за кризиса

  • 7 февраля 2015
Пенсионерка в аптеке Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Речь идет не о дефиците, а о том, что лекарства станут менее доступными, говорят эксперты

Повышение цен на лекарства в России, спровоцированное падением курса рубля, сказалось и на жизненно важных препаратах - по данным министерства здравоохранения России, в январе они подорожали на 4%.

Перечень жизненно необходимых и важных лекарственных препаратов (ЖНВЛП) включает 608 наименований. Отпускные цены производителя на них регулирует минздрав, а субъекты федерации устанавливают размер предельных торговых надбавок.

Факты незаконного завышения цен на такие лекарства были выявлены в Москве, сообщил в пятницу прокурор города Сергей Куденеев. По итогам проверок в аптеках были возбуждены административные дела: в отдельных случаях превышение максимально допустимой наценки достигало 70%.

Министр здравоохранения Вероника Скворцова заявляет, что в целом цены на лекарства из перечня "держатся абсолютно в рамках зарегистрированных". Однако это не противоречит факту их роста, отмечает директор Центра социальной экономики Давид Мелик-Гусейнов.

По его словам, аптеки, которые раньше могли без ущерба для рентабельности продавать лекарства с наценкой ниже предельной, теперь подняли цены.

В свою очередь лекарства, которые не включены в список жизненно важных, становятся все менее доступными: в январе цены на них, по данным минздрава, повысились до 15% по отдельным наименованиям. Эксперты говорят об увеличении цен в январе на 10% на все лекарства, включая льготные из перечня.

Представители российских властей постоянно говорят о том, что важно не допустить подорожания жизненно важных лекарств, однако эксперты ставят такое решение проблемы под сомнение.

По словам специалистов, стремление государства сохранить дешевые лекарства дешевыми ставит в уязвимое положение российских производителей, которые и так пострадали из-за колебания курсов валют, и необходимы более фундаментальные антикризисные меры.

Очередь из проверяющих

"Распространены факты превышения предельных розничных цен на лекарства, включенные в перечень жизненно необходимых, на которые приходится реагировать прокурорам", - сказал Куденеев в пятницу на коллегии московской прокуратуры.

Согласно постановлению правительства Москвы 2010 года, предельная надбавка составляет от 15% для лекарств с отпускной ценой выше 500 рублей до 32% для препаратов дешевле 50 рублей.

По итогам проверок в московских аптеках было возбуждено 19 административных дел о нарушении порядка ценообразования, сообщала прокуратура Москвы ранее на этой неделе. В сообщениях о подобных нарушениях, опубликованных на сайтах как городской, так и окружных прокуратур, известные сетевые аптеки не фигурируют.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Проверки в аптеках регулярно проходят во времена кризиса, но это преимущественно политическое мероприятие, говорят эксперты

Подобные мероприятия проводятся и в других регионах России. Однако, например, в Санкт-Петербурге прокуратура не выявила нарушений в сфере ценообразования, зафиксировав рост цен на жизненно важные лекарства "в пределах нормы". Проверки чаще всего выявляют нарушения, касающиеся условий хранения препаратов, а также отсутствие отдельных позиций по обязательному минимуму лекарств в аптеках.

Проверки в аптеках - традиционное для кризиса явление, в 2008-2009 году выстраивались "очереди из проверяющих", говорит Сергей Шуляк, генеральный директор компании DSM Group, занимающейся исследованиями фармрынка. Однако эти мероприятия носят преимущественно политический характер, поскольку в большинстве аптек компьютеризированная система учета просто не позволяет установить наценку больше разрешенной.

Как объясняет Давид Мелик-Гусейнов, повышение цен на жизненно необходимых лекарств может быть совершенно легальным.

"До кризиса аптеки могли себе позволить работать с пониженной наценке - не на 15%, а на 8-9% и как-то выигрывать, привлекая спрос, демпингуя отчасти, работать в таких форматах как аптеки-дискаунтеры, - отметил он. - Сейчас случилась эта неприятная макроэкономическая ситуация, и все аптеки довели наценку до максимально возможной. Поэтому цены препараты, которые ходят в ЖНВЛП, начали расти".

По данным Росздравнадзора за 2014 год, в розничном сегменте цены на такие лекарства увеличились на 0,34%. Однако уже в январе по сравнению к декабрю года рост цен на ЖНВЛП составил около 4%, сообщил на совещании по антикризисным мерам в здравоохранении первый заместитель министра здравоохранения Игорь Каграманян.

Мелик-Гусейнов обращает внимание, что сам факт наличия препарата не гарантирует его доступности в аптеках. В перечень минимального ассортимента, который утверждается отдельно, входит лишь около 50 лекарственных средств.

Иностранное и важное

По данным министра здравоохранения Скворцовой, из 608 жизненно важных препаратов 67% "либо производящиеся в Российской Федерации, либо производящиеся на локализованных в Российской Федерации производствах".

В фонде помощи детям с нарушениями иммунитета "Подсолнух" ранее Би-би-си сообщали, что некоторые опасения связаны с импортными лекарствами из списка жизненно важных, которых, по данным Скорцовой, насчитывается 205.

"Повысить цены на лекарства из этого списка они не могут, а единственный выход, с их точки зрения, если это окажется нерентабельным, прекратить [поставки], - говорила в январе исполнительный директор фонда Екатерина Пескова. - Соответственно мы можем прийти к ситуации, когда родители будут вынуждены возить какой-то контрабандой лекарства из-за границы. Хочется надееться, что этого не произойдет, и мы найдем выход".

В министерстве здравоохранения заявляют, что контролируют ситуацию. Как заявила Скворцова в субботу, российские власти удерживают цены на иностранные препараты из ЖНВЛП от роста, а также "поддерживают отношения со всеми транснациональными корпорациями так называемого Big Pharma, и никто из этих корпораций не планирует уходить с нашего рынка".

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Цены на ЖНВЛП среднего и высокого сегмента пока не повысились до максимально разрешенных, сообщила Вероника Скворцова, но самые дешевые на грани этого

Правительство увеличило бюджетную дотацию на лекарства зарубежного производства на 2015 год до 16,3 млрд рублей, однако эксперты сомневаются, что этих денег хватит.

"В 2014 году только по госпитальному сегменту объем импортных препаратов составил 130 млрд рублей. Поэтому 16 млрд не спасут положение", - говорит Шуляк.

Давид Мелик-Гусейнов более оптимистичен. По его словам, эти деньги помогут регионам "хоть как-то выполнить обязательства", в первую очередь - по лечению тяжелобольных и людей с редкими заболеваниям, поскольку в России лекарств для них практически не производится.

Дорожает российское

Говоря о списке ЖНВЛП, опасаться нужно в первую очередь не за иностранные препараты, а за российские, подчеркивает Шуляк.

Он объясняет, что при составлении списка от российских производителей требуют максимально подробного обоснования стоимости препарата, тогда как для иностранных производителей эти требования ниже. Они получили возможность установить более выгодную отпускную цену, что подтверждает большой разброс на одни и те же препараты: например, слабительное "Сенаде" от российских производителей по документам минздрава стоит 7-15 рублей, а произведенное в Индии - 440.

В итоге из-за кризиса российские производители оказались крайне уязвимыми. Если иностранные компании, чтобы сохранить долю на рынке, могут себе позволить продавать препараты по старой цене, хотя их долларовая выручка уменьшается вдвое, поскольку могут компенсировать убытки в других странах, у российских компаний такой возможности нет.

"Российские препараты произведены из импортного сырья, на импортных технологиях, - описывает ситуацию Мелик-Гусейнов. - Они закупают ингредиенты в Китае и Индии, а Китай и Индия заключают контракты не в юанях и не в рублях, а в долларах и евро. Они закупают технологии, станки, "железо" в Европе и Китае - тоже за иностранную валюту. Они берут кредиты в долларах и в евро, которые им сейчас приходится отдавать на повышенных процентах в рублевом эквиваленте".

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption В декабре в аптеках зафиксировали повышение спроса: люди, принимающие препараты постоянно, покупали по нескольку пачек, опасаясь повышения цен

Цена, например, на фольгу, которую используют для упаковки лекарств, тесно связана с колебаниями цен на аллюминий, говорил на антикризисном совещании первый зампредседателя думского комитета по охране здоровья Николай Герасименко.

Как отмечают эксперты, многие производители также пытаются покрывать убытки от регулирования цен за счет тех препаратов, на которые цены не регулируются, дополнительно повышая на них цены.

"Если в 14-м году предприятие могло обеспечить поставку препарата по 13 рублей, то сегодня себестоимость препарата изменилась, и с учетом нового курса составляет 20 рублей, но предприятие не может повысить цену по закону. Получается, что 7 рублей для предприятия - прямой убыток, поэтому производителю выгоднее прекратить производство, а чтобы не прекращать, он должен увеличивать доход - повышать на прочий ассортимент цену, даже опережая рост валют", - объяснила в интервью РИА Новости директор некомерческого партнерства "Аптечная гильдия" Елена Неволина.

По словам Мелика-Гусейнова, российские препараты в целом дорожают быстрее иностранных. Однако, как отмечает Шуляк, бесконечно повышать цену на нерегулируемые российские препараты невозможно, потому что в какой-то момент они утратят способность конкурировать с иностранными.

Импортозамещение?

Нерегулируемые препараты подорожали гораздо более ощутимо, чем лекарства из списка ЖНВЛП. По данным Центра социальной экономики, рост цен на такие нельготные препараты из-за резкого падения курса рубля составил 30-40%.

В общей сложности, инфляцию на рынке лекарственных препаратов за прошлый год эксперты оценивают в 13-16%. Так, по данным DSM Group, инфляция цен на лекарства в аптеках страны увеличилась на 12,7% в рублевом выражении (при этом снизилась 30,2% в долларах США, поскольку курс валют рос быстрее цен).

Несколько экспертов сходятся в предположении, что в 2015 году стоимость лекарств повысится на 20%. Эту же оценку озвучил на антикризисном совещании премьер-министр Дмитрий Медведев. Хотя премьер заявил, что отчасти это будет связано со спекуляцией, эксперты фармрынка уверены, что для такого роста достаточно одного фактора валютных колебаний.

В рамках политики импортозамещения редставители властей говорят о планах запустить производство 10 субстанций в России, но эксперты, говорит Шуляк, ставят под сомнение целесообразность этого.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Никто не обязывает аптеки покупать именно дешевые лекарства из перечня 608 препаратов

"Слова о том, что у нас все так плохо, потому что мы не производим своих субстанций - это тоже неверно. Цена производства, допустим, 10 кг субстанции такая же, как условных 3 кг, которые нужны на год в России. Если мы будем производить их, они будут дороже, чем импортные, это напрямую отразится на цене лекарств, и тогда российские препараты не выдержат конкуренции с иностранными", - объясняет Сергей Шуляк.

К тому же, это токсичное производство, от которого развитые страны отказываются. Например, в США последнее предприятие по производству субстанций закрылось несколько лет назад.

Руководитель Федерального медико-биологического агентства России Владимир Уйда считает, что говорить об импортозамещении в фармакологии в принципе можно "лет через двадцать".

"Отстали мы, к сожалению. У меня есть коллеги, которые занимаются этим вопросом постоянно, и они говорят: если сейчас бросить весь бюджет на это, перевернуть всю страну и поставить это единственной задачей на ближайшие пять лет, то может быть, до десяти снизим этот срок, - заявил он на пресс-конференции в конце января. - Если это делать поступательным движением, то, конечно, это отставание сохраниться. Ведь никто нас не ждет, все идут дальше".

Проблема коснется всех?

В российском правительстве в качестве одной из антикризисных мер рассматривают заключение долгосрочных контрактов с производителями на фиксированную цену. Этот шаг эксперты одобряют, но другая мера - проиндексировать цены на самые дешевые препараты из списка ЖНВЛП в размере инфляции - по их словам, не решит проблемы.

Руководитель благотворительного проекта "Нужна помощь" Митя Алешковский предполагает, что самый тяжелый период в ситуации с лекарственным снабжением еще впереди.

"Отечественные препараты производятся из иностранных составляющих и на иностранной технике, так что не стоит думать, что они будут дешевле, они будут дороже, так что эта проблема коснется каждой бабушки в каждой деревне, а не только тяжелобольных и онкологических [пациентов]", - заявил он.

Сергей Шуляк считает такие опасения обоснованными, но отмечает, что само стремление сохранить дешевые препараты дешевыми идет во вред российской промышленности.

"Дешевые препараты все равно лет через 10-15 практически уйдут из рынка. Потому что "сохранить дешевые препараты" - это значит сохранить препараты, которые начали выпускаться в 60-70-х годах прошлого века. Нам давно надо переходить на современные лекарственные препараты, они эффективнее и лучше", - говорит Шуляк.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Система лекарственного возмещения поможет частично компенсировать рост цен на лекарства, говорят эксперты

По мнению экспертов, государство должно воспользоваться кризисной ситуацией, чтобы привести Россию к цивилизованной системе лекарственного возмещения, которую западные страны ввели уже десятки лет назад. Это позволит компенсировать удар по населению от роста цен.

Система лекарственного возмещения - когда лекарства по рецепту отдельные категории граждан могут получить бесплатно или со скидкой за счет дотаций - пока в России находится на стадии пилотных проектов.

Уже два года такой проект, в котором участвуют пациенты с сердечно-сосудистыми заболеваниями, проходит в двух муниципальных образованиях Кировской области, а в 2015-2016 годах такие же проекты должны начаться в других регионах. Власти Кировской области заявляют, что в этих районах снизилась смертность, а из-за сокращения числа вызовов "скорой помощи" и госпитализаций (на 24 и 27% соответственно) экономический эффект этой программы превысил затраты.

Речь о том, чтобы ввести лекарственное возмещение, идет уже семь лет, отмечает Шуляк. Даже без этой программы масштабного кризиса он не ожидает, но проблемы могут быть с препаратами из ЖНВЛП, которые производит только одна компания, если из-за убыточной ситуации она остановит производство.

"Здесь главное смотреть, чтобы российские производители не потеряли свою долю. Прежде всего, сейчас нужно не просто скопом увеличить отпускную цену на небольшой процент, а нужно радикально пересмотреть цены на российские ЖНВЛП, чтобы компании могли конкурировать" - говорит эксперт.

Давид Мелик-Гусейнов твердо уверен, что крупного кризиса на рынке лекарственного снабжения в России не будет. Рынок остается интересным для компаний, на нем продолжается рост, когда в США, Европе и Японии наблюдается стагнация.

"В государственном сегменте дефицита не будет, потому что на 2015 год государство, в принципе, уже обеспечило себя всем необходимым, - полагает он. - Что касается не льготного ассортимента, тут пахнет не дефицитом, пахнет просто недоступностью. Но лекарства - это же не майонез, от которого можно отказаться. Как бы цена не выросла, люди все равно будут покупать медикаменты".

Новости по теме