В Нью-Йорке отметили 75-летие Бродского

  • 26 мая 2015
В "Самоваре" на юбилее Бродского Правообладатель иллюстрации V. Kozlovsky
Image caption В "Русский самовар" пришли друзья и почитатели Иосифа Бродского

В Нью-Йорке 75-летие Иосифа Бродского отмечали в легендарном ресторане "Русский самовар", совладельцем которого много лет был поэт.

В большой толпе друзей и почитателей Бродского, забившей весь первый этаж ресторана, были поэты Владимир Гендельсман, Алексей Цветков, Бахыт Кенжеев и Инна Близнецова, художники Михаил Беломлинский, Игорь Тюльпанов, Виталий Комар и Рита Бальмина

В "Русский самовар" пришли писатели Владимир Войнович, который сейчас выступает в США с серией публичных лекций, и приехавшая на юбилей из Бостона давняя знакомая Бродского Людмила Штерн.

По словам друга Бродского, бывшего ленинградца Романа Каплана, с первого дня являющегося лицом "Самовара", именно Штерн сыграла ключевую роль в том, что поэт неожиданно сделался совладельцем ресторана.

"В 87-м году Иосиф получил Нобелевскую премию, и у него появились деньги, впервые в жизни, - рассказал Каплан в начале вечера. - А у меня были проблемы с заведением, которое мы открыли в 86-м году. Дела шли очень плохо, и Люда мне говорит: "Позвони Иосифу!". Я подумал - как?! Ведь стать партнером в любом бизнесе – это большая ответственность. Я только сейчас начинаю понимать, какой невероятный шаг сделал Иосиф – а потом Миша (Барышников) вместе с ним – став партнерами в заведении под названием "Русский самовар".

Гендельсман заметил, что как и многие его сверстники, он когда-то читал Бродского на родине лишь в машинописных перепечатках, заявил, что любит его "за ясность мышления, за избыток чувств и совершенную технику" (по его словам, эта определение, данное искусству Чарли Чаплиным), и, не называя имен, прошелся по Эдуарду Лимонову, который как-то назвал Бродского "поэтом-бухгалтером".

Бухгалтерия стихов

"Если уж говорить о бухгалтерии, - заметил Гендельсман, - то ее начальником был Гомер с его перечислением кораблей или с описанием щита Ахиллеса, так что бухгалтерия - это славное место. Вряд ли взбесившийся официант может судить о бухгалтерских делах".

Правообладатель иллюстрации V. Kozlovsky
Image caption Иосиф Бродский и Людмила Штерн в ресторане "Русский самовар", 1993 год

Гендельсман прочел первый сонет Бродского к Марии Стюарт, а в заключение предложил аудитории сюрприз в виде четырех, по его словам, "хулиганских строчек", которые поэт написал на книге своему давнему перебургскому приятелю вулканологу Генриху Штейнбергу, работавшему многие годы на Камчатке.

Пока ты занимался лавой,

Я путался с одной шалавой.

Дарю тебе, герой Камчатки,

Сей путаницы отпечатки.

Если верить Гендельсману, это была премьера данного произведения Бродского. Озорных виршей поэта в этот вечер прозвучало немало.

"Что ты знаешь, когда эмигрируешь? - начал Алексей Цветков. - Надеешься, что твои стихи будут нарасхват, будут печатать книжки. Оказалось, что никто не хочет этих стихов, и книжек никто не хочет. Я оказался на полной мели и решил как-то менять полностью курс. К моему счастью, мои стихи попали в Мичиган, в издательство "Ардис".

"Очень добрый человек"

"Его хозяин Карл Проффер передал их Бродскому, который прочитал их и сказал: "Это неплохой поэт, надо издать". Там был мешок стихов, он сам их отобрал и оставил ровно на книжечку. Я его спросил: "А что делать с остальными?". Он сказал: "Ну, наверное, выкинуть", - рассказывает Алексей Цветков

"Я очень обиделся. Книжка вышла примерно в том виде, в каком он стихи отобрал, - вспоминает он. - Сейчас я только жалею, что он не выкинул и остальных".

"Если б не это, то я бы сейчас, наверное, чем-нибудь другим бы занимался, - резюмировал Цветков. - Ресторанным делом, что ли".

"Он был очень добрый человек, многим помогал, - сказала в своем выступлении Наталья Шарымова, знавшая Бродского много лет и сейчас комментировавшая уникальные видеозаписи, на одной из которых он распевает в "Самоваре" "Очи черные" с микрофоном в руках. – И если вы прочтете в журнале New Yorker, что он не общался с русскими эмигрантами, то все это полная ерунда".

На протяжении всего вечера на большом экране показывали редкие фотографии Бродского, сделанные его друзьями Львом Поляковым, Леонидом Лубеницким и Ниной Аловерт, присутствовавшими в зале.

Новости по теме