Декриминализация наркотиков: за и против

  • 20 октября 2015
Марихуана
Image caption Оппоненты считают, что легализация наркотиков приведет к превратному представлению о том, что наркотики не опасны

Согласно полученной Би-би-си информации, Управление ООН по наркотикам и преступности вынуждено было отозвать свою рекомендацию легализовать наркотики и исключить их хранение и употребление из списка уголовно наказуемых деяний.

Документ, подготовленный управлением и оказавшийся в распоряжении Би-би-си, призывал к легализации любых наркотиков, предназначенных для личного употребления, так как "лишение свободы за их употребление и хранение является слишком суровым наказанием".

Хотя в большинстве стран хранение даже небольшого количества наркотических препаратов "для личного пользования" является уголовно наказуемым, существует точка зрения, что отказ от уголовного преследования принесет больше пользы.

Существует, правда, и другой взгляд на проблему: "наркоман должен сидеть в тюрьме".

"Пятый этаж" пробует разобраться в аргументах сторон.

Ведущий Михаил Смотряев беседует с президентом фонда "Город без наркотиков" в Екатеринбурге Андреем Кабановым и сотрудником Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова Максимом Малышевым.

Михаил Смотряев: эта тема обсуждалась в ООН неоднократно в течение многих лет. В этой докладной записке много внимания уделялось тому, что люди, страдающие от наркотической зависимости, не только не имеют возможности от нее избавиться, но и избавившись, оказываются в заведомо неравном положении сравнительно с теми, кто наркотики не использует. Им неохотно дают кредиты, их неохотно принимают на работу, они на подозрении у социальных служб и так далее. Но о вреде наркотиков известно давно. И, если человек сделал свой выбор и начал наркотики принимать, то не надо обижаться, что государственные структуры к нему относятся неодобрительно.

Андрей Кабанов: Я с вами не соглашусь. Я 11 лет употреблял наркотики, и говорить "легкие" или "не легкие" наркотики – некорректно. Так же, как о пиве говорят как о безалкогольном напитке. В нашей практике люди от пива страдают больше от интоксикации, чем от водки, это доказанный факт. И я вот сейчас депутат, участвую в политической жизни - если человек бросает, на нем это не сказывается. Я против легализации наркотиков. У нас уже есть два легализованных наркотика – табак и алкоголь. Хватит. Мы от алкокоголя ежегодно теряем миллионы жизней, и от наркотиков потеряем столько же, и будет просто мировой коллапс. Я в 1994 году приехал в Амстердам, это страна, где легализован каннабис. Но под шумок продаются все виды наркотиков. Люди ходят по улицам, испражняются. В нормальной жизни человека наркотикам места нет. Да, у человека есть свобода воли, но выбирать, потреблять или нет наркотики, человек может только на необитаемом острове. А когда он живет в обществе, то не имеет права потреблять любой наркотик. Наркоман может оказаться пилотом, офицером стратегических войск, таксистом. И это не только в России, это мировая проблема. И пожалуйста, если оппоненты моей любимой России легализуют наркотики, пускай - они перестанут существовать как государства, воевать с ними не придется. Сколько лет пытались покорить Китай, а англичане ввезли туда опиумный мак – и страны не стало, пока Мао Цзэдун это не уничтожил. Сейчас там жесткое отношение к наркотикам и там все в порядке, самая сильная страна в регионе. У нас в 90-е, когда власти не боролись, тоже страну почти уничтожили.

М.С.: Судя по высказываниям высокопоставленных лиц, в нашей стране пока говорить об этом преждевременно, однако, в том, что касается декриминализации отдельных субстанций, есть, наверное, и положительные примеры?

Максим Малышев: Был приведен очень хороший пример об алкоголе и табаке, насколько они приносят вред обществу. Но давайте вспомним период сухого закона в СССР, и насколько больше было вреда, когда алкоголь был криминализирован. То же самое сейчас творится с наркотиками. В Амстердаме я тоже был, но никаких ужасов не видел. Страшнее того, что вижу в Москве, не наблюдал. И я не соглашусь, что наркоман – это преступник, потому что наркомания – это болезнь. Хотелось бы также провести грань между декриминализацией и легализацией наркотиков. То, о чем говорилось в начале – это декриминализация, и это – очень хорошая инициатива. Есть примеры, Португалия, скажем. В начале 2000-х там произошла декриминализация наркотиков, и оппоненты тоже опасались всяких ужасов. С тех пор прошло достаточно лет, и мы видим, что декриминалиация наркотиков работает. Количество потребителей наркотиков не выросло, оно снижается. И ВИЧ-инфекция, гепатит С в Португалии тоже пошли на спад. Теперь, что такое легализация? Оппоненты говорят, что это – полная безнаказанность, наркотики на каждом шагу, в школах. Это не легализация. Легализация – это регулирование существующих практик. Я – социальный работник. Я каждый день работаю с накропотребителями. На сегодня мы видим, что война с наркотиками бесполезна. Уже лет 50 война все ужесточается, берет все больше сил, средств, жизней и денег. Но война эта выгодна всего лишь двум сторонам: наркобизнесу, который получает огромные деньги, и, чем больше усиливается война, тем больше он имеет денег. И тем органам, которые борятся с наркотиками. Их растущие бюджеты и силы. В минусе – наркопотребители, которые не могут получить медицинскую помощь, а должны сидеть в тюрьме потому, что потребляли. Я не говорю о продаже.

М.С.: Давайте разберем поштучно. Что война с наркотиками проиграна, заявлялось уже на всех уровнях, и это заслуживает отдельного обсуждения. А можно ли выиграть войну с наркотиками силовыми методами?

А.К.: Приводя какие-то примеры, надо ссылаться на источники, а иначе это просто демагогия. Мы работаем с наркозависимыми уже 16 лет. Когда мы начинали, у нас в городе смертей от передозировок было до 30 в месяц. На сегодня таких случаев почти нет. В последнее время случился некоторый рост смертей от синтетических наркотиков – 1-2 в месяц. Все наркоманы – преступники. Они, когда приходят к нам на реабилитацию, пишут сразу отчет, у кого покупали, кому продавали. Денег на наркотики нет, они начинают торговать наркотиками, а это – преступление. Легализации наркотиков у нас в стране не будет никогда. Это выгодно наркоторговцам и таким социальным работникам, которые заинтересованы в наркоманах – на это выделяется бюджет, они придумывают всякие программы… Наш реабилитационный центр – некоммерческое предприятие, мы посчитали стоимость содержания одного реабилитанта – 15 тысяч в месяц.

М.С.: Ну, Фонд содействия защите здоровья и социальной справедливости тоже некоммерческая организация.

А.К.: Наркоторговцев надо расстреливать, а наркомана нельзя признавать больным человеком. Это не заболевание, а обыкновенная распущенность, мы это доказали.

М.С.: Но вы ведь тоже бывший наркоман со стажем? Сколько вы в тюрьме сидели?

А.К.: Я заявляю на весь мир, что, когда я был наркоманом, я был преступником. И на собственном опыте, и за прошедшие 16 лет я не видел ни одного наркомана, который не был бы преступником. Как вот недавний случай, где человек убил жену и двоих детей, жена, правда, жива осталась. Не рассказывайте нам про добреньких наркоманов. В нашей стране мы костьми ляжем, не допустим легализации. А в других странах – Португалии там, государство Израиль наступило на эти грабли- признали наркоманов больными, выделяли им тысячу шекелей в месяц, потом опомнились – сразу пошел рост наркомании. В Португалии тоже только через 20 лет будет ясно. А насчет сухого закона, мы делали анализ, за тот период, когда Горбачев ввел сухой закон, на два миллиона людей умерло меньше, чем за этот же период в другие года, когда его не было. Конечно, свинья грязи найдет, но когда у властей есть четкое отношение к наркотикам, что зло должно быть наказано, я только за ужесточение.

М.С.: Это мы поняли. Понятно, что дельцы, торговцы, распространители – особая порода, и во всех докуменах про них мягких слов нет. Что же касается простых потребителей, которые в медицинских кругах считаются больными, то здесь можно вспомнить, что "моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого". И пока наркоман никому не мешает, это может быть его дело, но действительно, для финансирования растущей зависимости сначала идут на мелкие преступления, потом на более крупные, наступая на свободу другого человека. Как здесь поможет декриминализация?

М.М.: Мой собеседник оперирует эмоциями, и я его понимаю. Я постоянно вижу членов семей наркозависимых. У меня тоже был опыт употребления наркотиков, я это знаю не понаслышке. Декриминализация поможет тем, кто употребляет наркотики эпизодически. Давайте посмотрим, сколько осужденный сидит по статье 228 в Российской Федерации. Это десятки тысяч людей, которых обществу не надо будет кормить после декриминализации. Человек покурил на улице – и на три года в тюрьму. А я плачу налоги, чтобы их там содержать. Второе, тюрьма – это не то место, где люди решают жить дальше по-другому. Выйдя из тюрьмы, эти люди не могут устроится на работу, у них клеймо на всю жизнь.

М.С.: Об этом говорится в докладе ООН, и это – один из спорных моментов. О том, что наркотики – зло, детям рассказывают во всех странах. Человек, который курит косячок, знает, на что он идет. Но вот его свобода соприкоснулась со свободой другого – ну так будь готов к последствиям?

М.М.: Да, продажа наркотиков для поддержания своей зависимости – явление частое, но надо разделять, почему это случилось. Продает человек наркотики, чтобы наживаться или чтобы выжить. Это результат войны с наркопотребителями, а ему надо оказать врачебную помощь. В какой-то форме – детоксикация, программа психотерапии. И то действие, которое совершено, оно совершено не по распущенности, а по причине болезни. Я не говорю, что это хорошо. Нужно делать скидку на то, почему человек это делает. Если мы легализируем наркотики, как это произошло относительно недавно в 20 штатах США, где легализовали марихуану, то у людей исчезает необходимость продавать наркотики. Можно пойти в магазин и купить.

Новости по теме