Искусство 2015: тюремная камера в залах Королевской академии

  • 4 января 2016
komar_right

Давно уже живущий в Нью-Йорке один из основателей и классиков соц-арта Виталий Комар самым ярким художественным впечатлением года назвал Венецианскую биеннале:

Событие это всегда невероятно интересное, но в этом году для меня тем более значимое, что представлять Россию было доверено моей старинной знакомой, художнице Ирине Наховой.

Впервые, насколько я понимаю, в истории российского павильона в Венеции этой чести была удостоена женщина. Женщины-художницы до этого участвовали в групповых выставках, но персональных выставок женщин пока не было.

Ирина Нахова – художник более молодого, чем я поколения, но мы с ней относимся к одному и тому же художественному направлению: Московский концептуализм или концептуальный поп-арт с элементами соц-арта.

Image caption Один из самых ярких образов в инсталляции Ирины Наховой в российском павильоне на Венецианской биеннале

Для меня было очень важно увидеть ее работы в контексте мирового искусства.

Куратор Маргарита Тупицына проделала совершенно фантастическую, как мне кажется, работу, и это было действительно очень интересное и яркое представление сегодняшней России.

В мультимедийной инсталляции Наховой были задействованы видеопроекции образов современной России, фотографии из ее семейного альбома и альбомов других людей, историческая кинохроника – я был просто в восторге от этой выставки.

Второе важное событие года произошло в Москве – это открытие музея "Гараж", куда я был приглашен и прочел там даже лекцию на основе своего опыта художника, прожившего полжизни в России и полжизни на Западе.

Мне очень понравилась публика: приехали люди со всего мира, и художники знаменитые, и даже такие звезды как Вуди Аллен.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Вот так инсталляция Эрика Булатова "Все в наш Гараж!" отражается в витрине только что открывшегося музея

Мой старый знакомый Эрик Булатов сделал на фасаде здания огромную инсталляцию "Все в наш Гараж!", и в целом от этого открытия осталось очень яркое впечатление. Я был очень рад, что одна из моих работ оказалась в коллекции Романа Абрамовича и Даши Жуковой – им удалось создать прекрасный частный музей в парке культуры и отдыха имени Горького. Не знаю, впрочем, может быть он теперь уже не имени Горького, а имени Сладкого какого-нибудь… но не Сахарова, безусловно.

Читайте также:

Следующее очень яркое и запомнившееся мне событие – Киевская биеннале. Я очень давно не был в Киеве, когда-то в детстве я ездил летом туда отдыхать, там жили родственники моих дедушки с бабушкой. Я увидел, как Киев изменился, но не почувствовал, как можно было бы ожидать, никакого воинственного настроения. Люди расслаблены, сидят в открытых кафе на улицах – Киев ведь очень красивый город, южный, на холмах – и едят борщи, вареники. Совершенно нет никакого ощущения, что в этой стране, в какой-то ее части, там, где-то на юге или на востоке, идут боевые действия, идет война.

Image caption Один из выставочных залов Киевской биеннале-2015

Меня просто поразил Институт [проблем] современного искусства в Киеве, где были выставлены мои работы и где я делал свою презентацию со слайдами и проекциями. Это самый высокий уровень, сопоставимый с лучшими выставочными помещениями на Западе.

Очень приятная и адекватная реакция молодых людей, художников – все они говорят на нескольких языках: русском, украинском, английском. Многие украинские художники сейчас активно выставляются в Европе.

Выставка была очень интернациональной. Кураторы [Георг Шоллхаммер и Хедвиг Заксенхубер] были приглашены из Австрии, было широкое интенсивное общение на всех языках, то есть настоящая интернациональная выставка, мне очень там понравилось.

Правообладатель иллюстрации Equipo Cronico
Image caption Фрагмент картины "Битва соцреализма и поп-арта" испанской художественной группы Equipo Cronica (1969) - один из экспонатов выставки The World Goes Pop в лондонской галерее Tate Modern

Ну и, наконец, выставка The World Goes Pop у вас в Лондоне, в галерее Tate Modern. Она была посвящена поп-арту, но не тому американскому поп-арту, который традиционно попадает в поле зрения знатоков и ценителей искусства, а поп-арту из самых разных стран мира. Впервые русские художники – наши с Аликом Меламидом работы - были представлены в контексте мирового поп-арта.

____________________________________________________________________________________________

Лора Камминг, арт-критик газеты Observer

Самое яркое впечатление – выставка портретов Гойи в Национальной галерее. Вместо традиционной самоуспокоенности, характерной для организации блокбастерных выставок старых мастеров, здесь кураторы сумели выявить странные причудливые аномалии, заставляющие нас по-новому взглянуть на творчество Гойи.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Восхищенные зрители перед картиной Гойи на выставке в Национальной галерее

Его подход самым радикальным образом меняется в зависимости от того, насколько хорошо Гойя знаком с тем, кто ему позирует, и как он к нему относится. В итоге мы получаем уникальное ощущение о художнике, как о живом человеке и вместе с ним путешествуем по его жизни и его времени, вместо того, чтобы оставаться пассивным созерцателем непознаваемого гения.

Там же, в Национальной галерее, порадовала выставка "Изобретение импрессионизма" и опять c нетрадиционным подходом. С одной стороны, набор работ всем известных Мане, Моне, Делакруа и Дега.

Правообладатель иллюстрации Archives DuranRuel
Image caption Главный герой выставки "Изобретение импрессионизма" в Национальной галерее - не художник, а арт-дилер и коллекционер Поль Дюран-Руэль. Здесь он на фотографии в своей галерее Dornac в 1910 г.

Но в центре повествования – не художник, а арт-дилер и коллекционер Поль-Дюран Руэль. Десятилетиями он содержал нищенствующих художников, покупал и собирал их картины, и без его непоколебимой веры в их искусство импрессионизма, как мы его знаем, скорее всего, просто не было бы.

Искусство может перенести нас куда угодно, в том числе и в тайную тюремную камеру, в которой Ай Вэйвэй содержался почти три месяца после его ареста в Китае.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Китайский художник Ай Вейвей в качестве одного из экспонатов своей выставки в Королевской академии художеств в Лондоне воспроизвел тюремную камеру, в которой он содержался в течение трех месяцев

До недавнего времени куда больше людей слышали об Ай Вэйвэе, чем видели его искусство, но выставка в Королевской академии художеств исправила эту ситуацию – по меньшей мере для нас, британцев.

Две выставки пытались исследовать взаимоотношение между образом и звуком. Но если работы американского художника и музыканта Кристиана Марклея в галерее White Cube поразили ярким буйством красок и сопутствующих им звуков, которые производил сам Марклей, то выставка "Звуковые пейзажи" в Национальной галерее, где музыканты и саунд-артисты создавали свое звуковое видение классических шедевров, разочаровала: слабая концепция и неубедительный результат.

Новости по теме