Переводчица Костюкович - о приезде Эко в Россию

  • 20 февраля 2016
Костюкович
Image caption Сама Костюкович является автором исторического романа "Цвингер" о Второй мировой войне

Скончавшийся в ночь на субботу итальянский писатель Умберто Эко стал широко известен в России в переводах Елены Костюкович - писателя, кулинара и даже бывшего литературного агента автора "Маятника Фуко" и "Острова Накануне".

В октябре прошлого года на московской лекции, которую посетил корреспондент Би-би-си, она рассказала, какое впечатление произвела на писателя Россия.

О прорыве к читателю

Мировой успех был для Эко залогом успеха на родине, а не наоборот.

"Имя розы" не имела никаких шансов быть проданной в Америке: она была сложная, издатель потребовал, чтоб из нее вычеркнули 100 страниц. Они очень хотели его облегчить, и роман стал бестселлером по случайности: в ту неделю чудом не вышла книга Джеймса Митченера "Польша". Этого автора длинных саг очень любили американцы.

Я же сопротивлялась не вычеркиванию латыни, а не соглашалась вычеркивать первую фразу. Если вы помните, роман начинается с "Пражской весны" - это придавало ему особое свободолюбивое значение. В 1984 году невозможно было себе представить, что в Советском Союзе была бы напечатана фраза: "В Прагу, в несчастный город входят советские войска". Пришлось сидеть с этой рукописью до 1988 года.

Об экранизации "Имени розы"

Когда Умберто Эко рассказывал здесь в Москве на лекции, что экранизация ["Имени розы"] Жан-Жака Анно отвратительная, он, конечно, может так и думает, но он сам участвовал в ее создании: говорил, как строить сцену, какой монах откуда выходит, чтоб обязательно был Джеймс Бонд [актёр Шон Коннери].

Церковь и всю декорацию из папье-маше для фильма он перевёз к себе на дачу. В этой церкви он играл на флейте.

О масштабе личности

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Эко до конца жизни любил сигары и вино

25 апреля [2011 года] на миланском пространстве удалось скинуть [ставленника Сильвио] Берлускони - победил мэр противоположного лагеря [Джулиано] Пизапиа. Огромная толпа на площади Дуомо. Кто-то выходит к микрофону и говорит: "С вами будет говорить самый известный человек в Италии". И тут толпа начинает скандировать: "Умберто, Умберто!" Я подумала, что это мне снится.

Эко хочется говорить так, чтобы было смешно. Эта фигура - приятная и любопытная. Эко представляет итальянскую интеллектуальность и итальянскую эстетичность.

О первой личной встрече

Я приехала впервые в Италию и впервые встретилась с Эко: он вышел мне навстречу с романом "Маятник Фуко" в руках. На, мол, садись, переводи.

О турне по России

Мы приехали в Россию 1997 году. FIAT обещал машину, но в "Шереметьево" приехали разбитые "Жигули". Нас выручили простоватые разбогатевшие молодые люди. Прибыл джип с татуированным бритоголовым водителем. Эко очень живо на все реагировал, это было очень бурно. В Санкт-Петербурге он упал в обморок, там была толпа с конной милицией, и ему не хватило воздуха.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption По слова Костюкович, писатель стал для Милана живым символом - почти как собор Дуомо

У него впечатление о России сложилось в детстве, когда на него больше всего повлиял Дмитрий Мережковский. Он у меня спрашивал, где можно купить тонкие русские сигареты - уж не знаю, из какого французского романа он их взял [такие, по описанию Мережковского, курила его супруга - также поэтесса и писательница Зинаида Гиппиус]. На круиз [путешествие Эко по России] было мало денег, у нас были билеты эконом-класса на "Аэрофлот". Но начальник "Аэрофлота" в Италии Луиджи Коломбо пересадил нас в бизнес-класс.

Эко запомнился закат на Красной площади, он дал 30 интервью в Москве и 12 - в [Петербурге]. Он тогда говорил, что Россия ему мало понравилась, там есть только Кремль и совсем нет времени.

Что такое подарок судьбы? Когда Умберто Эко нашел у тебя опечатки.

Новости по теме