Посвящения брюссельским жертвам: Писающий мальчик отражает атаку

  • 23 марта 2016
Мальчик Правообладатель иллюстрации Jean Baptiste Rony
Image caption Писающего мальчика - одного из символов Брюсселя - обыграли в своих посвящениях жертвам трагедии многие художники

Сотни граффитчиков, уличных художников и карикатуристов отозвались на трагедию в Бельгии рисунками и шаржами, многие из которых использовали образ Писающего мальчика, одного из символов города.

В результате взрывов в аэропорту и на одной из станций метро Брюсселя во вторник погибли более 30 человек, еще более 200 человек получили ранения. Власти Бельгии квалифицировали взрывы как теракт.

Сильная бельгийская традиция комикса породила связанную с графическими изображениями реакцию на волнующие общественность события.

Наиболее известным бельгийским художником комиксов является Эрже (настоящее имя - Жорж Реми), нарисовавший 23 книги о похождениях Тинтина - вечно юного искателя приключений, которого сопровождал белый пёс Милу.

Художник работал над "Приключениями Тинтина" (более точное произношение Тентен в русской транскрипции не прижилось) с 1930-х годов до конца 1970-х, и эти комиксы до сих пор расходятся во всем мире миллионными тиражами.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Картинка с сочувствующим плачущему бельгийцу французом, нарисованная карикатуристом Плантю, стала очень популярна за прошедшие сутки

Скульптура же Писающего мальчика только в бронзовом виде существует с 1619-го года, но была известна и ранее: предположительно, она отражает средневековую легенду о приободряющем горожан ребенке, который писал на осадившие поселение войска неприятеля с городской стены (по другой версии - с дерева).

"Распыляй за Брюссель"

Писающий мальчик и Тинтин были не единственными символами, которое использовали в своих посвящениях погибшим и пострадавшим художники: также встречались цвета бельгийского флага, а некоторые уличные художники призвали устроить акцию Spray for Brussels ("Распыляй за Брюссель") по аналогии с выражением сочувствия религиозных людей Pray for Brussels (Молись за Брюссель").

Карикатурист Жоанн Сфар набросал ряд скетчей в память о жертвах трагедии, отразив все эти тренды.

"Неужели спокойно писать - значит просит слишком многого?" - вопрошает мочащаяся статуя на одном из рисунков художника.

" Charlie Hebdo, Брюссель... так мы поверим, что вы не любите комиксы", - рисует Сфар смертника, будто бы утверждающего: "Я не виноват, что рисую, как кусок дерьма".

"И у меня, капитан, иногда возникает желание перебраться на Луну", - говорит Тинтин другому постоянному персонажу комиксов Эрже -Капитану Хэддоку - на одном из рисунков Жоанна Сфара.

У молодой художницы Жюли Вуазен получилось куда более жесткое послание: на ее рисунке гигантский Писающий мальчик нейтрализует мочой двух боевиков.

Правообладатель иллюстрации Jean Baptiste Rony
Image caption "Тинтин, они за нас взялись", - будто бы говорит Милу - фокстерьер героя комиксов, которого нарисовал Жан-Батист Рони в знак уважения к трудам Эрже

Одним из неожиданных символов сопротивления террору стала реклама Burger King, где изображены вытянутых пять картофелин фри, сложенных в подобие человеческой пятерни; средний "палец" на картинке вытянут так, что наблюдатель легко считает послание.

Парижане и французы в целом очень живо солидаризировались с жителями Брюсселя: во многих постах, твитах и художественных работах содержались параллели брюссельской трагедии с парижскими массовыми убийствами в ноябре прошлого года, в которых погибло 129 человек.

Российская специфика картинки

В России на гибель более чем 30 человек в Брюсселе откликнулись массовыми соболезнованиями, но среди них практически не был графических посвящений.

Исключением стал известнейший карикатурист Сергей Ёлкин, опубликовавший рисунок с расколотой и окровавленной буквой S в середине слова Brussels ("Брюссель" по-английски) на чёрном фоне.

Как полагают культурологи, в России нет традиции комментирования резонансных событий в форме комиксов или граффити, а карикатуры, как правило, рассматриваются как инструмент политической сатиры.

"Сейчас очень много такого рода визуальной продукции, которую можно условно назвать комиксом. Это и рисованные романы, которые повествуют об очень тяжелых событиях - о Холокосте или о пребывании в лагере. Ничего особенного в таком типе высказывания самом по себе нет. Я думаю [...], что у нас нет привычки к такого рода изображениям и высказываниям", - заметила Русской службе Би-би-си старший научный сотрудник Института философии РАН, лауреат премии Андрея Белого Елена Петровская.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Скорбящие по жертвам выложили сразу несколько бельгийских символов-посвящений на площади: бельгийский флаг, статуэтку Писающего мальчика и бельгийское пиво

"Есть в этом смысле культуры, где пристойные нормы более широкие. У нас она менее широкая, но отнюдь не девственно-невинная", - при этом считает заведующий отделением культурологии Высшей школы экономики Виталий Куренной.

Карикатуристы разных изданий объясняли свою работу так: рисунок не всегда должен быть сатирой именно над тем, что на ней изображено.

Так, например, фламандский журнал Knack отреагировал на взрывы в московском метро в марте 2010 года, изобразив на своих страницах мрачный сюрреалистический пейзаж с гигантской головой, в чертах лица угадывался занимавший тогда пост премьер-министра России Владимир Путин.

В ответ МИД России упомянул журнал Knack среди изданий, опубликовавших оскорбительные, по мнению российских властей, карикатуры на тему московских взрывов, а тогдашний посол России в Бельгии Александр Романов отправил в журнал письмо с требованием принести извинения за картинку.

Главный редактор Knack Рик ван Каувеларт ответил, что рисунок символизирует рождение насилия из насилия и представляет собой комментарий к трагедии.

Новости по теме