ЧМ по футболу 2018 и 2022: каковы шансы России?

  • 14 мая 2010

Россия и Англия представят в пятницу в штаб-квартире ФИФА в Цюрихе свои заявки на проведение чемпионатов мира по футболу в 2018 и 2022 годах.

Кроме этих двух стран, на право провести тот или другой турнир претендуют США, Австралия, Индонезия, а также пары Испания-Португалия и Бельгия-Голландия. В числе заявителей также Катар, Южная Корея и Япония, но они претендуют только на чемпионат 2022-го года.

Image caption Алексей Сорокин уверен в том, что Россия и футбол нужны друг другу

Решение о странах-хозяйках ФИФА примет 2 декабря этого года.

О шансах и надеждах России в интервью корреспонденту Русской службы Би-би-си Юрию Маловерьяну рассказал генеральный директор Заявочного комитета "Россия-2018/2022" Алексей Сорокин.

Би-би-си: Зачем России все эти хлопоты?

Алексей Сорокин: Коротко не сформулируешь. Это грандиозный проект, который охватывает всю страну. Это катализатор развития инфраструктуры, подготовки новых кадров, это воодушевление страны и, конечно, гигантский опыт, гигантский интерес к футболу и спорту в целом.

Ваше мнение

И конечно, люди совершенно по-другому начинают жить, ощущать себя после того, как в стране прошел чемпионат мира. Страна открывается совершенно по-новому. Происходит такой reinventing России - и это то, что нам нужно. Это в русле того, что в последние годы делают наши руководители, наше правительство, то есть попытка показать миру совершенно другую Россию.

Россия в значительной степени страдает от недоинформированности всего мира о том, как мы здесь живем, какие мы, как мы умеем принимать гостей, о том, что у нас тоже комфортно, тоже хорошо.

Би-би-си: За счет чего Россия может обыграть соперников? И кого из претендентов на чемпионат мира Вы считаете главным конкурентом?

А.С.: Мы не выделяем никого из соперников. Все эти страны обладают большими достоинствами и все обладают некоторыми недостатками, все так или иначе могут организовать абсолютно нормальный чемпионат мира. То есть откровенных слабаков в этой заявке нет.

Би-би-си: Англия – не фаворит? Многие говорят об Англии.

А.С.: Да здесь же нет какого-то сравнительного анализа или математического подсчета: кто фаворит, кто не фаворит. Что считать точкой отсчета? Букмекерские конторы? Непонятно, насколько это все корректно и объективно.

Есть ключевые факторы любой заявки: это государственная поддержка, наличие финансовых ресурсов, наличие инфраструктуры и так далее. То есть весь набор этих аргументов определяет качество заявки, и они практически все - с теми или иными шероховатостями - присутствуют в заявках и у Англии, и у Испании-Португалии, и у Бельгии-Голландии, и у нас - это если говорить только о Европе. У каждой страны есть свои гандикапы, свои сложности.

В общем, я бы не выделял фаворитов - нам просто кажется, что у нас хорошая заявка и мощная аргументация, которой мы надеемся убедить весь мир.

Би-би-си: ФИФА, по распространенному представлению, при выборе страны-хозяйки чемпионата мира исходит из двух главных соображений: с одной стороны, наличие инфраструктуры, техническая готовность, с другой – необходимость развития и популяризации футбола в стране или регионе. Россия в этом смысле сейчас как раз находится в невыгодном положении: инфраструктуры, хороших стадионов, почти нет, а пропагандировать футбол здесь вроде как не надо.

А.С.: Не совсем так. Мы как раз представляем собой оптимальный "сюжет" для ФИФА. С одной стороны, мы - уже футбольная держава, мы уже заявили о себе, уже имеем хорошее место в рейтинге ФИФА (в прошлом году было шестое, сейчас немножко пониже, но надеемся отыграть обратно).

С другой стороны, у нас есть гигантские возможности по продвижению футбола. Нельзя сказать, что у нас он находится на пике своего развития. У нас есть недостаток и в количестве занимающихся и количестве профессиональных игроков, и в инфраструктуре, естественно, которую мы обещаем построить в самом современном виде к 2018-му году.

С другой стороны, у нас такое количество интересующихся футболом людей и занимающихся футболом - 4% населения, - что у нас есть гарантия, что стадионы, оставшиеся после чемпионата мира, не будут пустыми. А в ряде стран это большая проблема.

Би-би-си: Сколько новых стадионов надо будет построить?

А.С.: Девять. Всего нужно 16. Один есть. Шесть уже начали строиться - ну, где-то началось строительство, где-то нулевой цикл, где-то проектная документация. Это Казань и Сочи: тут стадионы не могут не быть построены, потому что в одном городе будет Универсиада, в другом - Олимпийские игры. Кроме того, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Саранск. Два стадиона в Москве: уже пошло дело со строительством "Спартака" и уже началась реконструкция "Динамо".

Би-би-си: И в каких городах планируется построить девять оставшихся арен?

А.С.: Калининград, Нижний Новгород, Волгоград, Самара, Ростов-на-Дону, Краснодар. Москва и Московская область значатся в заявке как один регион с четырьмя стадионами.

Би-би-си: Помимо стадионов, что еще надо будет строить?

А.С.: Не столько строить, сколько приводить в порядок. Где-то надо привести в порядок аэропорт, где-то построить гостиницы - которые и так были бы построены, просто, может быть, не так скоро. Как, впрочем, и стадионы. Где-то надо будет дороги привести в порядок. То есть это работа, которая все равно бы делалась, только дольше. А так она "конденсируется" и выполняется за шесть лет подготовки. Все должно быть готово уже в 2017-м году: в 2017 году победившая страна должна организовать Кубок федераций.

Би-би-си: 2018-й год – это для России не слишком рано, учитывая то, что стадионов еще фактически нет? Может, лучше было бы рассчитывать сразу на 2022-й?

А.С.: Абсолютно не рано. Кроме того, в ФИФА есть настроения провести чемпионат-2018 в Европе. Соответственно, если в 2018-м чемпионат будет в Европе, то, значит, 2022-й – скорее всего, уже вне Европы.

Би-би-си: По вашим оценкам, во сколько обойдется все это строительство?

А.С.: Это сейчас прорабатывается, досконально все цифры нам сейчас неизвестны. Известно только, что строительство стадиона - это где-то от 3 до 5 тысяч евро за одно посадочное место. При этом в строительстве стадиона используются разные комбинации: где-то в качестве основного инвестора выступает государство, где-то частный инвестор, где-то - комбинация из государства, региональных властей и частных инвесторов. То есть мы не ожидаем, что все это целиком и полностью ляжет бременем на федеральный бюджет.

И, в конце концов, для себя же строим. Все это служит развитию футбола: начинают тренироваться команды, начинают ходить на футбол люди. Сейчас не самая высокая посещаемость, может быть, отчасти обусловлена тем, что людям не очень приятно на стадион приходить. А если будет стадион, сопоставимый, скажем с "Альянс-ареной", то люди будут приходить чаще, больше, и это будет настоящий футбольный праздник.

В общем, здесь трудно считать [расходы] как чистую потерю. Нет таких исследований.

Уж не говоря о том, что больше людей в результате занимается спортом, в здравоохранении, в охране труда появляются совершенно иные показатели, то есть появляются косвенные преимущества, которые никто подсчитать не может, но они есть.

Юи-би-си: Калиниград - Екатеринбург, Петербург - Сочи - как эта проблема расстояний может отразиться на судьбе российской заявки?

А.С.: У нас расстояния меньше, чем в ЮАР. При этом никто же не заставляет так составить расписание, чтобы команда один раз играла в Калининграде, а другой - в Екатеринбурге. Можно же сделать так, чтобы команды все свои матчи играли в пределах одного кластера, которых у нас четыре.

Мы предлагаем ротационную систему, когда болельщики и команда смогут посетить три города. Тогда они лучше почувствуют атмосферу чемпионата мира. Болельщики посмотрят и город, и культуру.

Би-би-си: Но у команд получатся гигантские "концы", усталость, плохая форма…

А.С.: В пределах одного кластера гигантских концов точно не будет. У нас самый длинный перелет будет 2,5 часа.

Би-би-си: Если Россия выиграет, как будет решена визовая проблема?

А.С.: Мы убеждены, что обеспечим для ФИФА такую же систему, какая была на финале Лиги чемпионов [матч мая 2008 года в Москве между "Манчестер юнайтед" и "Челси"], когда въезд в страну будет осуществляться по билету. Уже сейчас мы обещаем это для всех аккредитованных лиц - все въезжают без виз.

Би-би-си: Украинские проблемы с подготовкой к чемпионату Европы 2012 года - могут ли они подпортить отношение ФИФА к заявке другой постсоветской страны, России?

А.С.: Никакой связи. Во-первых мы почему-то уже автоматически сформировали негативное отношение к тому, как все будет обстоять в Украине и Польше. Может, это будет блестяще организованный чемпионат Европы. Да, есть кризисные явления, которые коснулись всех, но мы по-прежнему не сомневаемся, что чемпионат Европы будет хорошо организован. Мы, по-моему, стали жертвой сформировавшегося общественного мнения, которое, как ком, само себя поддерживает: кто-то один что-то сказал – и покатилось.

А во-вторых, это же абсолютно разные страны, и члены исполкома ФИФА достаточно компетентны, чтобы понять, что нельзя отождествлять нас с Украиной или, там, Белоруссию с Узбекистаном. Да, мы были одной страной, но пути разошлись, и теперь мы живем в совершенно разных условиях. Разная политическая система, разный уровень политической стабильности, разный экономический потенциал.

Би-би-си: Кстати, о стабильности: вы полагаете, сейчас в России можно быть уверенным в том, что будет через восемь или 12 лет?

А.С.: Можно быть уверенным, что руководители страны сделают все возможное, чтобы эту политическую стабильность сохранить. У меня лично есть абсолютная уверенность, что политическая стабильность - надолго.

Би-би-си: Проведение чемпионата мира для российской сборной сейчас – единственный шанс попасть в финальную часть чемпионата мира?

А.С.: Это не единственный шанс, но - гарантия. Это, кстати, тоже плюс для России в случае победы ее заявки - гарантированное участие в чемпионате мира.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.