Дневник из ЮАР: футбол, культура и обрезание юношей коса

  • 1 июля 2010
Ирина Филатова

Кто бы мог подумать – одновременно с чемпионатом мира по футболу в Южной Африке идет, оказывается, еще одно состязание – между спортом и культурой. Развернулось оно в Грэйамстауне – небольшом городке в провинции Восточный Кейп, не попавшем на карту футбольного чемпионата.

Здесь находится Университет Родса, один из лучших в ЮАР, с красивым зеленым кампусом. На зимние каникулы, в июне–июле, студенты и преподаватели разъезжаются, рестораны, магазины и гостиницы пустеют, общежития простаивают.

Вот и придумали предприимчивые отцы города проводить здесь в это время Национальный фестиваль искусств. Великолепная была идея: городок расположен примерно на равном расстоянии от всех крупных центров страны, компактен и оснащен всем необходимым.

К тому же в нем есть и огромный – не по масштабу города – концертно-выставочный комплекс, Мемориал поселенцев 1820 года, построенный здесь во времена апартеида в честь переселенцев, приехавших в эти места из Англии и освоивших эти только что отобранные у местного населения, коса, земли.

Сейчас фестивалю уже под сорок. Он приобрел свое лицо африканско-европейской разностильностью и стал крупнейшим в Африке культурным мероприятием такого рода. Каждый год сюда съезжается до 120 тысяч человек, почти столько же, сколько здесь живет.

В прошедший уикенд случай занес туда и меня. Это был не первый визит, сравнивать было с чем. Искусства, как всегда, для двух дней было многовато: с выставки на балет, потом на драму, оттуда на вернисаж, на другую выставку, на любительское представление.

А вот народу в Грэйамстауне в этот раз было необычно мало. Пустых мест немного, но привычных аншлагов и очередей в рестораны не было вовсе.

В чем дело? Отчасти, наверно, в сочетании климата и нехватки электричества. Грэйамстаун удален от побережья и расположен в гористой местности. Зимой здесь очень холодно, и когда в один из вечеров на несколько часов выключилось электричество, из города сразу потянулась вереница машин.

В Южной Африке ведь нет центрального отопления, а кухонные плиты в основном электрические, так что без электричества и не сготовить, и не согреться.

Но критики усмотрели и другую причину: футбол. Организаторы фестиваля рассчитывали, что между играми болельщики из недалекого Порт-Элизабета приедут в Грэаймстаун приобщаться к культуре. И просчитались.

Не такой болельщики народ, чтобы отвлекаться на искусство. Они ездят за своими командами, а если команда проиграла, смотрят самые интересные матчи. На посторонние развлечения у них просто нет времени, да и желания их посещать нет.

Один из организаторов фестиваля грустно сказал мне, что, наверно, футбольные болельщики и театрально–выставочная публика – просто разные люди. Да и многие из тех, кто обычно бывает на фестивале, уехали, скорее всего, из ЮАР, чтобы не сталкиваться с толпами болельщиков, или решили остаться дома.

Вот и пустуют места на представлениях Грэйамстауна, а в Порт Элизабете яблоку негде упасть, тем более, что в тот уикенд Уругвай играл там с Южной Кореей.

Но если бы болельщики все же поехали в Грэйамстаун и сделали это ранним утром, то их взгляду предстало бы зрелище необыкновенное. По дороге, то тут, то там, в предрассветном тумане они увидели бы небольшие группы идущих гуськом юношей–коса с копьями в руках и традиционными одеялами на плечах.

Кроме одеял, на них ничего нет, а лица их покрыты белой краской. Июнь–июль – время традиционной церемонии инициации коса.

Мальчик никогда не станет мужчиной и всю жизнь будет предметом насмешек своей общины, если не пройдет ее, кем бы он ни работал, и как бы ни был влиятелен, образован или богат. На нее-то и направляются сейчас тысячи молодых людей по всей стране.

Церемония не безопасная. В основе ее - обрезание крайней плоти. Без наркоза и антисептиков, порой тупыми инструментами и без какой бы то ни было санитарии. Как при предках.

Каждый год в результате церемонии в стране умирают многие десятки юношей, сотни попадают в больницы, многие остаются покалеченными на всю жизнь.

Белая краска вполне уместна: у африканцев белый цвет ассоциируется со смертью.

Традиционные вожди винят во всем прогресс. Обрезание, говорят они, зачастую проводят недостаточно подготовленные люди, а то и просто шарлатаны, которые наживаются на молодежи. Ведь за церемонию теперь надо платить, а контролировать, кто ее выполняет и как, при современном образе жизни невозможно.

Но как бы ни объясняли они эти смерти, и сколько бы ни арестовывала полиция уличенных виновников, каждый год в эту пору газеты снова пишут о неудачно проведенных обрезаниях, и каждый год тысячи юношей снова отправляются на инициацию.

2010 – не исключение. Традиционной культуре футбол – не соперник.

Автор - заслуженный профессор Натальского университета в Дурбане.