Чагин: "Дакар" от переезда в Южную Америку не проиграл

  • 2 января 2012
Media playback is unsupported on your device

Самый титулованный гонщик в истории ралли "Дакар" Владимир Чагин одержал 7 побед в общем зачете - на одну больше, чем у чеха Карела Лопрайса и француза Стефана Петранселя. Пилоту команды "КАМАЗ-мастер" принадлежит также рекорд по количеству выигранных этапов самого престижного ралли-марафона - после "Дакара-2011" на его счету 63 победных финиша.

На очередной "Дакар", который 1 января стартовал в аргентинском городе Мар-дель-Плата, известный автогонщик впервые отправился в качестве тренера и тим-менеджера. После завершения карьеры 41-летний Чагин стал наставником для молодых пилотов, которые в этот раз будут находиться за рулем всех трех боевых машин "КАМАЗ-мастера" - Эдуарда Николаева, Айрата Мардеева и Андрея Каргинова.

"Дакар-2012", насчитывающий более девяти тысяч километров пути, возьмет курс на северо-запад по направлению к Чили, где после пересечения Анд продолжится в знаменитой пустыне Атакама, а заключительный отрезок гонки пройдет вдоль Тихоокеанского побережья Перу.

Перед отъездом в Южную Америку Владимир Чагин ответил на вопросы корреспондента Русской службы Би-би-си Рафаэля Саакова.

Би-би-си: В чем особенность предстоящего ралли-марафона?

Владимир Чагин: "Дакар" в Южной Америке стартует в четвертый раз после того, как гонка покинула Европу и Африку. В 2008 году, когда не была обеспечена безопасность участников ралли, "Дакар" был отменен вообще. Однако организаторы нашли новые, не менее интересные территории на другом континенте. Нынешнее ралли пройдет по территории Аргентины, Чили и Перу, которая добавилась в этом году. Финиширует ралли 15 января в столице этой страны Лиме.

Считаю, что "Дакар" от этого только выиграет - гонка будет интереснее и разнообразнее. Будет больше пустыни Атакамы - той самой, в которой много столетий нет дождей, очень безжизненный ландшафт, нет насекомых, нет животных, нет растений, только камни и песок. Такая, конечно, жуткая картина, но местами очень интересные пейзажи. К тому же очень жарко, потому что в Америке сейчас другое время года. У нас зима, там - лето, температура доходит до 50-55 градусов. Тяжело автомобилям - греются моторы, греется трансмиссия, тяжело и людям.

Би-би-си: Удалось ли ралли "Дакар" сохранить свой колорит с переездом в Южную Америку?

Владимир Чагин: "Дакар" от того, что переехал в Америку, считаю, нисколько не проиграл. Первый год, помню, все ностальгировали, говорили, что в Африке было лучше, но и первый блин комом, как говорится, получился. Проект 2009 года был не стопроцентным, а следующие "Дакары" вызывали только восторг и удовлетворение. И то, что сейчас он закрепился в Америке, это для всех очевидно.

Изюминка "Дакара" - это пустыня. Раньше была Сахара, которую мы, конечно, любим и по сегодняшний день вспоминаем, а в Южной Америке - Атакама, не менее суровая, не менее интересная, красивая. Местное население тоже имеет немаловажное значение в гонке, потому что приходится с ними общаться. В Америке, во-первых, континент более цивилизованный, чувствуешь гостеприимство аргентинцев и чилийцев. Они очень эмоциональны, испанская кровь говорит сама за себя, всегда готовы помочь. Задашь им один вопрос - они дадут десять ответов. Надеемся, что такая же открытая встреча гонки ждет нас и в Перу.

Молодость пилотов и опыт штурманов

Правообладатель иллюстрации Photo KAMAZ master
Image caption Победа на "Дакаре-2011" стала для Владимира Чагина последней в роли пилота

Би-би-си: Вы являетесь семикратным победителем этого ралли, однако приняли решение покинуть кресло пилота и стать тренером. Что вас побудило к этому?

Владимир Чагин: В команде "КАМАЗ-мастер" я с самого начала. Мне посчастливилось быть в первых рядах, когда много лет назад, в 1988 году, наш бессменный руководитель Семен Якубов решил принять участие в "Дакаре". Тогда, естественно, и речи не было о финише, хотя бы просто стартовать и посмотреть, что это такое. Мы долгие годы учились финишировать, учились строить автомобиль, который сможет это сделать, и в 1996 году пришла наша первая победа. А всего за 20 лет участия у нас теперь 10 побед в общем зачете. Сейчас я понимаю, как рисковал Якубов, когда доверил мне, молодому и неизвестному пилоту, столь важную позицию. Моя карьера продлилась 15 лет. В большом спорте невозможно находиться долго, показывая максимально высокие результаты.

Из любого дела когда-нибудь приходится уходить, и, посоветовавшись с Семеном Семеновичем после успеха на "Дакаре-2011", решили, что он для меня последний. Решению способствовало и то, что видны перспектива и потенциал нашей молодежи, которой мы активно занимаемся последние 5-6 лет. И, наверное, с моим уходом они быстрее окрепнут, быстрее обучатся и сумеют добиваться того, чего добивался я. Этот "Дакар" как раз переходный в нашей команде, в которой образовались смешанные экипажи с молодыми пилотами и опытными штурманами. Конечно, противостоять соперникам будет не так легко, они к этому году готовили новые машины, легкие, мощные. Было много заявлений о том, что в этот раз они не дадут "КАМАЗу" увезти "золотого бедуина" (статуэтка за победу в ралли-марафоне - прим. Би-би-си). В первый год на "Дакаре" просто доехать до финиша - уже успех, а попасть в "десятку" - вообще победа.

Би-би-си: Вам было всего 25 лет, когда вы дебютировали на "Дакаре" - какой путь удалось пройти за эти годы?

Владимир Чагин: Я пришел в команду именно с целью стать пилотом. Я всю жизнь с автомобилями, с шестилетнего возраста, когда папа посадил меня за руль "Жигулей" ВАЗ-2102. Совсем маленьким занимался картингом и мечтал стать чемпионом мира. Рад, что смог реализовать эту мальчишескую мечту. Как у человека из Набережных Челнов, у меня была одна дорога - в заводскую команду "КАМАЗ". До 18 лет, когда у меня еще не было водительских прав, я ездил механиком в команде легковых автомобилей, тогда еще на чемпионаты Союза. Если бы жил в другом городе, возможно, и автомобиль был бы другим. Однако судьба распорядилась иначе.

Би-би-си: Как строится работа экипажа на столь продолжительных соревнованиях, как ралли "Дакар"?

Владимир Чагин: Очень важная составляющая - слаженность экипажа, взаимопонимание, взаимопомощь, если это необходимо. Должна быть абсолютная коммуникабельность между собой. У пилота, штурмана и механика есть свои задачи, но результат получается только тогда, когда каждый профессионально выполняет свою роль. Во время движения в кабине нет никакой лишней речи, только штурман диктует то, что написано в роудбуке, и то, что нужно говорить пилоту - все повороты, ямы, трамплины. Это сплошная речь, четкая, краткая и емкая - минимум слов и максимум информации.

Очень много людей задействовано в подготовке автомобиля, в его ежедневном ремонте во время гонки. Механик отвечает за подготовку автомобиля в целом. Во время движения у него находятся все приборы, контролирующие техническое состояние автомобиля - температура, давление, ничего нельзя упустить. Роль каждого равна - по 33 процента. Если будет недостаточно квалифицированный штурман, не продиктует вовремя какую-то глубокую яму - в этой яме гонка и закончится. Так же, если не будет качественно подготовлена машина - не будет результата.

Би-би-си: Насколько велика зависимость пилота от машины в ралли-рейдах, ведь "КАМАЗ" доминирует в соперничестве с грузовиками MAN, Tatra, Mercedes?

Владимир Чагин: Когда мы только начинали выступать на "Дакаре", это был наш дебют в 90-м году, три автомобиля стартовали и ни один из них, к сожалению, до финиша не доехал, все три сошли. Такова участь новичка, большинство дебютантов, к сожалению, сходит, потому что "Дакар" - действительно тяжелая гонка и для машин, и для людей. Первая наша победа была спустя шесть лет, затем последовал четырехлетний перерыв и второй раз мы победили спустя 10 лет после дебюта.

Все эти годы были аварии, сходы, призовые места, и мы учились готовить машину и доезжать до финиша. Хотя после победного "Дакара-2000" был неудачный 2001 год, когда все наши четыре автомобиля сошли по техническим причинам. Это все годы труда, годы учебы, мы сами себя учили, потому что у нас не было этой "камазовской" школы, которая сейчас позволяет добиваться преемственности. Можно одному поколению передавать опыт другого, мы уже имеем автомобиль, который до финиша доезжает и способен победить, но на это ушло больше 20 лет.

На пирамиду от радости

Правообладатель иллюстрации Photo KAMAZ master
Image caption На счету экипажей команды "КАМАЗ-мастер" 10 побед в общем зачете "Дакара" за 20 лет

Би-би-си: Что было самым сложным для вас, как для пилота, на протяжении всех лет участия в "Дакаре"?

Владимир Чагин: Здесь же нужно рассчитать, в первую очередь, свои силы и возможности автомобиля. Просто можно выиграть первый день, выиграть второй день, а на третий день - все. Нужно ехать ровно, стабильно, по-марафонски, но быстро. Будешь ехать медленно, сразу обгонят. Должны быть абсолютная надежность и хладнокровие. Есть такое важное правило в ралли-рейдах - выигрывает не тот, кто быстро едет, а тот, кто не ломается. Тот, кто не теряет времени, потому что темп примерно у всех одинаковый. Остановился - и с первой позиции улетаешь на десятую и дальше. Очень большое значение имеют построение тактики гонки, ежедневный анализ, без которых не может быть побед.

Би-би-си: Если подводить итоги вашей карьеры пилота, какая из побед на "Дакаре" особенно запомнилась вам?

Владимир Чагин: Самая запоминающаяся, наверное, первая. В 2000 году старт был в Дакаре, а финиш в Каире, в Египте. Очень красочная церемония, последний спецучасток возле пирамид. Я даже от радости залез на пирамиду, а она же из огромных камней, не кирпичиков, каждая глыба метра 3 высотой - как я на нее залез, до сих пор не могу понять. Но счастье было неописуемое, потому что мы шли к этому очень долго, это была вторая победа команды и первая - моего экипажа. Казалось, что больше вряд ли удастся это сделать, но, как показала история, посчастливилось еще шесть раз быть первым на финише.

Би-би-си: Было ли вам страшно в какие-то моменты гонки, особенно когда приходилось пересекать африканские пустыни, в которых не раз захватывали и даже убивали участников "Дакара"?

Владимир Чагин: Автомобильный спорт вообще очень травмоопасный и, к сожалению, нередко уносит жизни людей. Существует печальная статистика "Дакара". За все годы проведения гонки - с 1979 года - погибло около 60 человек. Это перевороты, травмы, смертельные исходы после падений, также в Африке были нападения на спортсменов со стороны местного населения, их обстреливали, участники взрывались на минах. Между Мавританией и Западной Сахарой длительное время были военные действия, и на период прохождения гонки организаторы договаривались с воинствующими сторонами, чтобы они на это время прекратили боевые действия и разминировали специально для нас дорогу. По этой разминированной дороге мы ехали один день за гонку. В 90-е годы это был режим гонки с петляющей дорогой, с обгонами, и очень часто автомобили взрывались на минах - и легковые, и грузовики сгорали, люди погибали. Но после этого организаторы постарались применить максимальные меры безопасности и гонки в этот день больше не устраивались, нужно было просто по этому разминированному полю проехать.

Би-би-си: Когда, по вашим ощущениям, "Дакар" может вернуться в Африку, где зарождалось это ралли?

Владимир Чагин: Пока ничего этому не способствует. Никаких слухов нет ни со стороны организаторов, ни со стороны кого-либо. "Дакар" уже укрепился в Южной Америке, здесь очень хорошая поддержка местных властей - правительств Аргентины и Чили, и самое главное - безопасность обеспечена должным образом. Я не вижу желания со стороны участников вернуться в Африку, хотя Африка нам очень дорога, мы по ней очень много проехали. Сейчас, когда кручу глобус, то и дело нахожу ставшие родными селения, городишки. Когда ездили в Сахару для тестовых тренировок, провели шесть дней на границе между Марокко и Алжиром, там даже воздух другой, какой-то родной. Однако в целом гонка "Дакар" хорошо себя чувствует в Америке и не думаю, что в ближайшие годы вернется в Африку.

Новости по теме