Олимпийцы-ветераны о своем прошлом и настоящем

  • 20 июля 2012
Приезд российских спортсменов Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Первые российские делегации и спортсмены уже прилетели в "олимпийский" Лондон

Олимпийские игры в Лондоне собирается посетить делегация из 80 российских спортсменов-ветеранов, которые добивались побед на Летних Играх прошлых лет.

Русская служба Би-би-си попросила известных гимнастку, борца, фехтовальщицу и волейболиста рассказать о том, как они завоевывали свои золотые медали и как олимпийские успехи повлияли на их дальнейшую жизнь.

Лариса Латынина, девятикратная олимпийская чемпионка по спортивной гимнастике в составе сборной СССР (Мельбурн-56, Рим-60, Токио-64)

- Каждая Олимпиада – это яркое воспоминание, запоминающееся чем-то своим. Мельбурн – моя первая Олимпиада, мы ехали в совершенно неизвестную страну, очень далеко. Мне удалось выиграть и в команде, и в индивидуальных соревнованиях – многоборье, моих любимых вольных упражнениях и на брусьях. Но мои личные завоевания померкли в сравнении с тем, как нас встречали, когда корабль подходил к Находке. Это было накануне Нового года, везде заснежено, а порт был абсолютно черный, потому что даже на крышах всех близлежащих домов был народ. После 20 дней на корабле мы ехали еще 8 суток на поезде от Владивостока до Москвы. Однако это не было испытанием, и я вспоминаю с радостью ту поездку. Путешествие со всей делегацией на борту было очень легким и веселым.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Латынина побеждала на трех Олимпиадах подряд, завоевав в общей сложности 18 медалей

- Победа на Олимпиаде в Риме была важна для меня, потому что я выступала после рождения дочки. Тогда многие считали, что я уже не вернусь в сборную, но я не только вернулась, но и выиграла многоборье, а также вольные упражнения. И, конечно, Игры в Риме запомнились тем, что наша женская сборная завоевала 15 из 16 разыгрывавшихся медалей, чего никогда больше не было и уже не будет. Только в соревнованиях на бревне первой стала Ева Босакова из Чехословакии, во всех остальных пьедестал почета целиком занимали наши спортсменки. Именно после этого Международная федерация гимнастики приняла решение не допускать в финальные соревнования больше двух гимнасток из одной страны. Такого количества советских гимнасток на пьедестале никто не мог пережить.

- Игры в Токио были последними для меня, там мы снова выиграли командное первенство, а я – вольные упражнения. На церемонии закрытия, когда опускался олимпийский флаг, у меня впервые покатились слезы, потому что я понимала, что больше такой картины я никогда не увижу. Однако судьба уготовила мне подарок в виде еще трех Олимпиад в качестве старшего тренера сборной СССР. Когда я стала тренером, мне было уже 32 года, я давно закончила институт физкультуры, имела диплом тренера-преподавателя. Конечно, возглавить сборную было очень ответственно для меня, но я к таким предложениям всегда относилась очень серьезно. В Монреале мы выиграли командное первенство и еще два снаряда, но проиграли многоборье румынке Наде Команечи – юной и очень талантливой гимнастке. С этим не могло смириться наше спортивное руководство, давались порой обидные объяснения, вплоть до того, что я, мол, "проповедую женственность и красоту, а сейчас все поменялось и нужны трюки". Я настолько устала это слушать, что написала заявление об уходе.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption По завершении карьеры Латынина работала в качестве тренера со сборными СССР и Москвы

- В это время как раз начинал работать оргкомитет Олимпиады-80, и я стала в нем главным специалистом по гимнастике. Игры в Москве, на которых я отвечала за подготовку и проведение гимнастического турнира, стали уже седьмыми для меня. Потом, уже в качестве туриста, я была еще на пяти Олимпиадах и сейчас готовлюсь к посещению своей 13-й Олимпиады в Лондоне. После московской Олимпиады у меня была очень сложная ситуация, потому что оргкомитет – временная организация, и когда она прекратила свое существование, всем сотрудникам просто сказали, что они прекращают работу. Никаких направлений на дальнейшее устройство не было. Мне пришлось довольно долго искать работу, но потом меня назначили старшим тренером сборной города Москвы. В конце 80-х начались трудные перестроечные годы. Когда железный занавес рухнул, многие тренеры решили, что можно ехать за рубеж и получать больше, чем они получали здесь. У меня таких предложений не было, потому что в основном приглашали личных тренеров, а я все же была больше организатором.

- В то время мне предложили работу в фонде "Милосердие", который возглавляла Тамара Пресс. Там я была, грубо говоря, попрошайкой, потому что все время выискивала каких-то богатых предпринимателей и выпрашивала деньги для фонда, который оказывал материальную помощь спортсменам-ветеранам, оказавшимся в бедственном положении. На пенсию, которую нам установило наше государство, прожить было совершенно невозможно. У меня пенсия тогда была абсолютно на равных с лифтершей, работавшей в подъезде. И мы все были благодарны Борису Ельцину, который прибавил по тысяче рублей всем олимпийским чемпионам. В какой-то момент мой супруг увидел, что на всех приемах и праздниках я не сижу за столом, а бегаю между столами и работаю. Он сказал "хватит", и я ушла на так называемый заслуженный отдых.

- В марте нас с супругом пригласили на встречу с Майклом Фелпсом, который оказался очень обаятельным и общительным человеком. Он рассказывал, что настолько устал от плавания, что после Олимпиады в Лондоне не просто завершит карьеру, но и ноги его в бассейне не будет. У него сейчас 16 олимпийских медалей в общей сложности, а у меня – 18, то есть ему надо завоевать всего три медали, чтобы опередить меня и установить новый рекорд. Мы эту тему в разговоре с ним поднимали, и я считаю, что он с этой задачей справится. Я всегда только радуюсь, когда вижу, что на земле появляются талантливые спортсмены. С огромным удовольствием смотрю, как бегает Болт, и неимоверно радовалась, когда Исинбаева преодолела пятиметровую высоту. Буду болеть за нее и в Лондоне.

Валерий Резанцев, двукратный олимпийский чемпион по греко-римской борьбе в составе сборной СССР (Мюнхен-72, Монреаль-76)

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Борец классического стиля Резанцев выступал в категории до 90 кг

- Вряд ли вы найдете спортсмена, который не помнит свои Олимпиады, пусть даже их, как у Карелина, будет четыре. Помню все с первой схватки до последней. До Мюнхена борцы у нас выигрывали по одной золотой медали – в Токио и в Мехико, но к этим Играм состав поменялся, в команду влилось молодое поколение борцов, моих сверстников. Спустя четыре года в Монреале я уже был капитаном этой сборной. Это были приятные хлопоты, потому что капитан, как и тренер, отвечает за подготовку ребят. Моей задачей было поддерживать их, потому что не все были одинаково настроены, и надо было выравнивать климат в команде, чтобы отношения у них друг с другом были человеческие. Да и ребята тогда были другие, совершенно из другого теста. Мы же не дрались за сотни тысяч долларов, за какие-то трансляции и прочее – мы рубились за золотую медаль для Союза, за наши флаг и гимн. Ну и, конечно, хотелось показать родным и друзьям медаль любого достоинства.

- Мне, конечно, сложнее далась вторая Олимпиада. Меня уже хорошо знали все соперники, я к тому моменту выиграл уже пять чемпионатов мира, был лидером сборной, никому не проигрывал. У моих соперников был большой стимул выиграть у меня, тем более на Олимпиаде. Все настраивались, мы уже хорошо знали друг друга. На Олимпиаду редко прорываются те, кто не находился на высокой позиции в мировом рейтинге, поэтому в Играх участвовали опытные борцы - болгарин Николов и поляк Кричинский, с которыми мы по 7-8 лет боролись, но у них ничего не получилось.

- После завершения карьеры никаких особых изменений в своей жизни я не почувствовал, ничего не изменилось. Я поработал несколько лет тренером сборной команды страны, получалось неплохо, но после Олимпиады в Москве я решил уйти. Не получалась работа с новым главным тренером сборной, который считал, что все должны делать так, как он говорит. А я всегда считал и считаю, что тренерская работа – это индивидуальный подход к спортсмену. Надо работать над качествами спортсмена, повышать слабые стороны и развивать сильные стороны. И не так важно, какой прием борец отрабатывает во время тренировки, над своей техникой надо кропотливо работать всегда, чтобы доводить приемы до автоматизма.

- У меня было два высших образования – военное и институт физкультуры, и я ушел в административную деятельность, стал заместителем председателя общества "Динамо" в Казахстане. Проработал там 8 лет, а потом меня перевели в Москву, где я начал работать главным тренером "Динамо". Одновременно с этим я судил соревнования. В общей сложности я был на восьми Олимпиадах – две "отборолся", на двух тренировал и еще четыре отсудил. Я уже не считаю чемпионаты мира и Европы. В этом году как раз исполняется 50 лет с момент моего прихода "на ковер". Сейчас я на пенсии, но по-прежнему сужу соревнования, только внутрироссийские. В этом году провел Гран-при Ярыгина в Красноярске и Кубок мира, проходивший в Саранске.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Кроме двух Олимпийских Игр Резанцев выиграл также пять чемпионатов мира

- То, что я двукратный олимпийский чемпион мало что значит. Все эти достижения должны немножко в стороне стоять. Спорт, особенно единоборства, дает самое главное – все те ребята, которые выступали со мной в Мюнхене и Монреале, никуда не делись, стали настоящими мужиками, имеют хорошие профессии. Мы часто встречаемся на турнирах, чемпионатах России, иногда сами собираемся. Единоборства дают упорство, характер, волю, и все это закаляется на таких турнирах, как чемпионаты мира и Олимпиады. Тех, кто прошел эту "мясорубку", в жизни очень трудно сломать – спины у нас мощные, шеи толстые, нас не согнешь просто так. А результат нашей команды говорит сам за себя – 7 золотых, одна серебряная и две бронзовые медали в Монреале, то есть все 10 человек приехали оттуда с медалями. Этот результат уже никто и никогда не повторит.

Галина Горохова, трехкратная олимпийская чемпионка по фехтованию в составе сборной СССР (Рим-60, Мехико-68, Мюнхен-72)

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Галина Горохова (слева) трижды побеждала в командном фехтовании на рапирах

- Я выступала на четырех Олимпиадах, но, конечно, наиболее памятна всегда первая, потому что это первые ощущения, первые впечатления. К тому моменту ты еще не осознаешь, что это огромный форум, за которым наблюдает весь мир, когда представители всех видов спорта собираются вместе, общаются, узнают много нового.

- Каждая победа одинаково важна. Я никогда не думала и не мечтала стать чемпионкой, просто ходила на тренировки на стадион "Динамо" и значок мастера спорта казался мне недосягаемым. Надо не только хотеть быть олимпийским чемпионом, но и уметь сделать это. Все получилось внезапно. Заниматься фехтованием я начала в конце 55-го года, когда мне было 17 лет, а в 57-м уже попала в сборную. В таком возрасте сейчас и не мечтают заниматься спортом.

- В 1972 году в Мюнхене мы понимали, что это наша последняя Олимпиада, и нам очень хотелось уйти победителями. Мы этим составом практически на 75% выступали около 8 лет, все были возрастные - 35-36 лет. В фехтовании, если спортсмен высокого класса, можно долго выступать, за счет мастерства и опыта. Из-за мюнхенской трагедии (захват в заложники и гибель сборной Израиля, вошедшие в историю как "Черный сентябрь" - ред.) поднимался вопрос об отмене Олимпиады. Провели день траура, после чего решено было продолжить соревнования. Я незадолго до Игр перенесла очень сложную операцию коленного сустава, который, конечно, не успел восстановиться, и я фехтовала практически на одной ноге. Поэтому, когда в индивидуальном первенстве я попала на пьедестал, к командным соревнованиям у меня так разнесло ногу, что лишний день перерыва помог мне хотя бы немного восстановиться.

- Каждая страна запомнилась мне по-своему. Мексика - колорит, экзотика необыкновенная. Но я была там раньше, на олимпийских неделях, поэтому достаточно хорошо изучила Мехико. В общей сложности я побывала на 12-13 Олимпиадах, в том числе в качестве гостя. Не понравилось только в Атланте в 1996 году, где был пустой стадион на церемонии закрытия.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Уже 20 лет Горохова занимается проблемами российских спортсменов-ветеранов

- Победы мою жизнь никак не меняли. Мой тренер говорил: выиграла и забудь, вот зал и начинай сначала. Конечно, было приятно, что ты олимпийский чемпион, но надо было двигаться дальше. Я в тот период училась в Академии общественных наук на кафедре истории советского общества, надо было обязательно защищать диссертацию, хотя совмещать спорт высших достижений с хорошей учебой очень сложно. Однако нам никакие трудности не были страшны, и в 1973 году я защитилась, после чего вернулась в спорт, став государственным тренером. В этой должности я проработала около 20 лет, до распада Советского Союза, после чего нас всех смахнули, как ГКЧП, из Госкомспорта. Так и разрушена была система подготовки спортсменов, потому что люди вкалывали, не думая ни о чем ином.

- Уже тогда нами была создана общественная организация, которая называется "Российский союз спортсменов". После этих событий я стала ее возглавлять, что и делаю 20 последних лет. Приходится заниматься всем, потому что многие из наших прославленных спортсменов одиноки, и когда они приходят к нам, чувствуют, что кому-то еще нужны. Каждый год мы организуем мероприятия, в том числе отдых на море, по 120 ветеранов у нас выезжает отдыхать.

Виталий Коваленко, олимпийский чемпион по волейболу в составе сборной СССР (Токио-64)

Правообладатель иллюстрации Vitaly Kovalenko archive
Image caption Коваленко (слева) и сборная СССР выиграли два кряду чемпионата мира перед Олимпиадой

- Олимпиада в Токио была единственной в моей карьере, к тому же тогда волейбол был впервые включен в программу Игр. Наше поколение как раз заканчивало играть, почти всем волейболистам основного состава было по 30 лет. Мы уже дважды были чемпионами мира и на протяжении пяти лет считались лучшими на планете, поэтому Олимпийские игры были для нас апогеем спортивной карьеры. Конечно, они отличаются от чемпионатов мира и континента, потому что на Олимпиаде присутствуют все виды спорта и представляем мы уже не просто свою команду, а всю страну в комплексе. Обстановка на Играх достаточно нервная, напряженная. Например, на церемонии открытия Олимпиады мы сначала шли вокруг стадиона, перед нами шли американцы, и местные жители, которые собрались возле арены, сопровождали шумом и криками выход спортсменов из США, которая в это время вела войну во Вьетнаме. Когда появились мы, зазвучали аплодисменты.

- Что касается самих соревнований, мы играли по круговой системе и важен был каждый матч. Всего их было 9, но один матч мы все же проиграли сборной Японии, а японцы уступили чехам, которых обыграли мы. В итоге у трех команд получилось по 8 побед при одном поражении, и чемпион определялся по соотношению партий. Поэтому мы старались все остальные матчи выиграть с "сухим" счетом, что нам в целом удалось. Игры были достаточно тяжелыми, к тому же волейбольный турнир проводился дольше всех - с первого или второго дня Олимпиады и до предпоследнего. Мы выиграли "золото", несмотря на то, что атмосфера в команде была не очень хорошая, потому что буквально перед Играми поменяли тренера – Клещев, который был вторым тренером, сменил Ахвледиани, возглавившего женскую сборную. В итоге мы проходили олимпийскую подготовку, как новички – с акробатами пытались делать сальто на батуте, с легкоатлетами бегали на пятикилометровые дистанции, а играть нам не давали вообще, все контрольные матчи были отменены.

Правообладатель иллюстрации Vitaly Kovalenko archive
Image caption С 2002 года Виталий Коваленко занимал пост проректора Московского института физкультуры

- Когда я демобилизовался из армии, пришел в родной ВУЗ, написал заявление с просьбой принять меня на должность старшего преподавателя кафедры испытания сооружений, но меня направили на кафедру физического воспитания. Именно тогда вступал в строй новый уникальный корпус спортивных сооружений на Ярославском шоссе (МГСУ). И я был членом государственной комиссии, которая принимала этот девятизальный корпус, и все оснащение корпуса и направление его развития шло через меня. Мы даже отправляли в ЮНЕСКО заявку на создание Международного студенческого центра на базе комплекса МГСУ, но, к сожалению, этого не случилось.

- Жаль, что и науку я не довел до завершения. Вот уже 10 лет я работаю в Московском институте физической культуры (МИФКиС). Сегодня ветераны-олимпийские чемпионы достаточно обеспечены. Мы сейчас получаем государственную стипендию как действующие игроки сборной, примерно в таком размере. Мягко говоря, я еду на машине на работу и не думаю о том, на что купить бензин.

Новости по теме