Создатель скелетонов: технология - ключ к победе

  • 16 февраля 2014
Грант Шеффнер
Image caption Американский инженер Грант Шеффнер создает прочные, но управляемые сани

Накануне Россия впервые в истории завоевала золото в скелетоне. Победа досталась Александру Третьякову, который уже становился бронзовым призером Игр в Ванкувере в 2010 году.

Вид спорта, в котором человек несется головой вперед со скоростью 130 км в час, лежа на доске из стекловолокна, прикрепленной к полозьям, вызывает у многих ужас. Однако специалисты утверждают, что скелетон безопаснее спуска на санях и даже бобслея. Корреспондент Русской службы Би-би-си Анастасия Успенская побеседовала с американским инженером Грантом Шеффнером, разрабатывающим модель скелетона для сборной команды США.

Грант Шеффнер: В это трудно поверить, но скелетонист, действительно, лучше контролирует ситуацию, чем саночник, лежащий на спине. В управлении скелетоном активно участвует плечевой пояс, тогда как в санях больше задействована нижняя часть туловища.

Би-би-си: Скелетон выглядит, как наипростейшая конструкция. В чем состоит ваша задача?

Г.Ш.: В 2008 году американская федерация по бобслею и санному спорту обратилась в мою компанию с просьбой поработать с национальной сборной. Сани для скелетона, действительно, имеют довольно простую конструкцию, никакого механизма, они легче, чем сани других видов, но именно поэтому цена ошибки в скелетоне гораздо выше. Скелетон должен быть прочным, но при этом, как у нас говорят, гибким. Например, если спортсмену надо повернуть направо, он будет давить на сани левым плечом и правым коленом, при этом нагрузка на правые полозья будет значительно выше.

И здесь, если сани не "гибкие", они обязательно перевернутся и случится трагедия. Другая сложнейшая задача - все рассчитать с точки зрения аэродинамики. Когда спортсмен заходит в поворот, вес его тела увеличивается в 4-5 раз. То есть если он весит, скажем, 70 кг, то на повороте на санях лежит туша в 280 и больше килограммов. Управлять такой массой на скорости можно только за счет правильного положения в пространстве. Кроме того, сами сани должны быть очень прочными, но при этом управляемыми. Это одна из самых сложных и интересных инженерных задач.

Би-би-си: Означает ли это, что у каждого спортсмена индивидуальные сани с учетом его веса и роста?

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption На Олимпиаду в Сочи американские скелетонисты поехали со специально разработанными для Игр санями

Г.Ш.: В целом, дизайн саней общий для всех, размер самой доски тоже. Женские сани немного легче. А вот седло, в котором размещается торс спортсмена, делается для каждого индивидуально. Кроме того, учитываются особенности строения каждого спортсмена. Чтобы вес распределялся на сани равномерно, мы прикручиваем к раме небольшие грузила. Они съемные, их можно перемещать в зависимости от конституции скелетониста. Главное, найти точку баланса. Раньше это было сложнее, потому что сани не были сборными, все части были накрепко спаяны.

Би-би-си: А не сложно создавать что-то, не имея представления, как это что-то работает в действии?

Г.Ш.: Вы не поверите, но я имею представление. Когда мы только начали работать со сборной в 2008 году, я и двое моих коллег поехали на трассу в Лейк-Плэсид, и ребята преподали нам экспресс-курс скелетона. Два дня мы ползали где-то чуть выше финиша, а на третий день съехали с самого верха. Были все в синяках и ссадинах, но зато очень многое поняли. Самое главное, что я вынес из этого опыта - трасса очень бугристая.

Когда смотришь по телевизору, кажется, что они несутся по безупречно гладкой поверхности. На самом деле нет, их мотает нещадно. Тогда я загорелся идеей создать сани, которые бы амортизировали эти скачки. Долго мы крутили так и эдак и, наконец, сделали. Ребята проехались, и, действительно, качки было гораздо меньше. Но получилось, что мы сделали санный Кадиллак - удобный, мягкий, но очень медленный. Модель была очень красивая, но пришлось от нее отказаться. На ней сейчас тренируются начинающие скелетонисты. А для сборной мы разработали новую модель, на которой они здесь в Сочи и ездят.

Би-би-си: Сколько времени обычно проходит между тем, как вы начинаете работать над новым дизайном, и тем, как он попадает на трассу?

Г.Ш.: Обычно это вопрос нескольких месяцев. Каждую весну мы начинаем новые разработки, за лето они выходят из производства, и к осени, перед началом сезона, мы тестируем сани на трассах. Самый надежный тест - это мнение самих спортсменов. Они съезжают на новых моделях много раз, каждый раз обращая внимание на конкретный момент. Иногда мы ставим на сани всякие датчики, но это менее эффективное тестирование. Во главе угла, конечно, безопасность спортсменов. Страшно подумать, что на 90% она зависит от нас, разработчиков.

Би-би-си: Команды держат свои разработки в секрете или вы, наоборот, делитесь опытом?

Г.Ш.: Конкуренция очень сильная. Все держится в секрете. Иногда происходят какие-то утечки в той или иной команде, что-то появляется в интернете. Тогда мы тщательно изучаем эту информацию, анализируем, что и как сделано, почему. Но специально, конечно, никто ни за кем не шпионит.

Би-би-си: Значит, у всех команд разные сани?

Г.Ш.: Да, все отличаются. Но это началось не так давно. Скелетон ведь совсем недавно вернули в олимпийскую программу. Раньше во всем мире было всего несколько производителей скелетонов. Один из них, очень крупный, был в Дэвенпорте, США. Производство было хорошо отлажено, и почти все ездили на одинаковых санях. Но потом в разных странах появились специальные программы по усовершенствованию спортивного инвентаря, в частности скелетонов. И тут США начали от всех отставать: производство у нас было, а новых разработок не было. Великобритания, Германия и Латвия стали вкладывать в развитие технологий скелетона огромные деньги и очень быстро стали мировыми лидерами в этом виде. Без инвестиций ничего не бывает.

Би-би-си: То есть залог успеха в современном спорте - это инвестиции, не школа?

Г.Ш.: Безусловно, школа и тренерский состав очень важны. Но на сегодняшний день я бы сказал, что развитие технологий - это ключ к победам. Вероятно, не во всех видах, но в санных - точно. Например, с британской сборной работают научные институты. Я также слышал, что они привлекли разработчиков команды McLaren "Формулы-1". И вся эта группа людей делает фантастическую работу.

Би-би-си: Можно ли сказать, что появилось официальное понятие "спортивная инженерия"?

Г.Ш.: Безусловно, и Великобритания лидирует в этой области. Ведь речь идет не только об инвентаре, с которым спортсмены выступают на различных соревнованиях. Самое главное - это этап подготовки спортсменов: тренажеры, арены, программы физических нагрузок, спортивная медицина. Сейчас мы, США, делаем все для того, чтобы догнать британцев. Мы уже провели ряд переговоров с национальным олимпийским комитетом, они всеми руками "за", но только их силами мы не справимся - нужны инвестиции. Это большие деньги, но без них побед не будет.

Новости по теме