Сочи-2014: родители об экстремальных увлечениях детей

  • 20 февраля 2014
Стефан Присадов Правообладатель иллюстрации Getty

На олимпийских трассах в Сочи произошло несколько несчастных случаев. Российская фристайлистка Мария Комиссарова сломала позвоночник во время тренировки по ски-кроссу. Ей уже проведены две операции в России и в Германии.

Болгарский горнолыжник Стефан Присадов был эвакуирован с трассы на спецсанях. Норвежский сноубордист Торстейн Хогмо выбыл из соревнований с переломом и сотрясением мозга. Был еще ряд случаев.

В программе Олимпийских игр в Сочи впервые представлены девять новых дисциплин. Часть из них - разновидности уже существующих видов, как, например, смешанная эстафета у биатлонистов или прыжки с трамплина среди женщин, а часть - совершенно отдельные и очень экстремальные виды спорта: слоупстайл во фристайле, слоупстайл в сноуборде, командный параллельный слалом в сноуборде.

Отец Марии Комиссаровой Леонид Комиссаров заявил, что был категорически против участия дочери в Олимпиаде: "Я изначально не хотел, чтобы Маша ехала, отговаривал. У нее с 2003 года три серьезные травмы правой ноги: кости ломала, связки рвала. Теперь еще это".

Жизнь на валидоле?

Русская служба Би-би-си спросила у некоторых родственников спортсменов, принимающих участие в экстремальных видах спорта, как они относятся к увлечению своих близких.

Я убеждена, что волнение - непродуктивная эмоция. Джулия выбрала для себя такую жизнь, и я могу себя хоть до инфаркта довести - это не поможет. Это во-первых. А во-вторых, я знаю изнутри, как она шла к тем скоростям, которые демонстрирует сегодня: сначала были более низкие и простые склоны, маленькая скорость, множество тренировок. Я доверяю ее опыту.

Он уже столько лет этим занимается, а я все не могу привыкнуть. Вижу его на трассе - и сердце замирает. Но я стараюсь держать свои волнения при себе и никогда его не отговаривал.

В женском хоккее в принципе нет такой силовой борьбы, как в мужском. Мы больше переживали по поводу того, что это не очень женский вид спорта. Думали, может фигурное катание ее привлечет или конькобежный спорт, но нет - выбрала хоккей.

Сначала я говорила, что никогда и ни за что не поеду с ней на соревнования, чтобы вживую не видеть этот ужас. Но потом я поняла, что вживую мне легче. Ощущение того, что я здесь, рядом, если не дай Бог что, помогает мне лучше справляться с эмоциями. Те секунды, что она проводит на трассе, я не живу.

Я сам бывший саночник и знаю, как это на трассе, поэтому я не очень за нее волнуюсь в смысле безопасности, но ужасно переживаю за ее эмоциональное состояние - жуткая самоедка, ей, в случае неудачи, требуется большая поддержка с моей стороны.

Сначала никто не думал, что его увлечение перерастет в профессиональный спорт, но когда это случилось, я нормально к этому отнесся. А мама Марка - не очень. Увеличились нагрузки, риски, количество тренировок, и маме все это перестало нравиться, но деваться некуда - ездим с ним по мере возможности, поддерживаем, ну и гордимся, конечно.

Дочки-матери по-американски

Правообладатель иллюстрации Getty

На любых Олимпийских играх особое внимание организаторы уделяют "олимпийской семье" - это родственники и друзья спортсменов, которые находят время и силы сопровождать их на самые важные соревнования в жизни. Поддержка родных и друзей для многих спортсменов явялются очень важной составляющей успеха. Есть спортсмены, для которых присутствие родителей на трибунах - обязательно.

В интервью Русской службе Би-би-си мать известной американской горнолыжницы, олимпийской чемпионки Джулии Манкузо Андреа Манкузо-Веббер рассказала, какую роль она сыграла в карьере дочери и какие эмоции испытывает, зная, что дочь занимается очень травмоопасным видом спорта.

Андреа Манкузо-Веббер: Вся наша семья катается на лыжах, я с детства этим занимаюсь. Джулии было два года, когда я поставила ее на лыжи. Мы жили тогда возле горнолыжного курорта и всей семьей катались несколько раз в неделю. Конечно, в то время я не думала, что она станет участницей Олимпиады. Ее старшая сестра к тому времени уже участвовала в соревнованиях местного значения, и Джулия тоже постепенно вошла в эту группу - ей было шесть лет, когда она начала соревноваться.

Би-би-си: Когда ваша дочь решила заниматься этим профессионально?

А.М.: Решения как такового не было, это было само собой разумевшееся развитие ситуации. Любые соревнования в США проводятся в рамках Американской лыжной федерации. Попав туда ребенком, человек развивается внутри этой организации, получает квалификации.

В 13 лет она впервые участвовала в международных состязаниях в Италии, а в 14 в Канаде выиграла супер-гигант. Там она соревновалась с теми же девочками, которые и сейчас участвуют в Кубке мира. После этой победы федерация включила ее в юношескую сборную и начала финансировать.

Би-би-си: Что вы чувствуете, когда наблюдаете за ней, несущейся по склону?

А.М.: Я убеждена, что волнение - это непродуктивная эмоция. Она выбрала для себя такую жизнь, и я могу себя хоть до инфаркта довести - это не поможет. Это во-первых. А во-вторых, я знаю изнутри, как она шла к тем скоростям, которые демонстрирует сегодня: сначала были более низкие и простые склоны, маленькая скорость, множество тренировок.

Это ведь не вдруг все произошло, поэтому я доверяю ее опыту, ее подготовке, ее тренерам. И потом, Джулия никогда не падает - вот просто не падает и все. Я не боюсь ее физических травм, я больше переживаю за ее психологическое состояние: как она справится с волнением, как оценит свое выступление.

Би-би-си: А она тяжело переживает поражения?

А.М.: Она очень повзрослела, и сейчас, даже если она не поднимается на подиум или не занимает хорошего места на Кубке мира, она все равно за все благодарна и воспринимает все очень позитивно.

Би-би-си: На этой Олимпиаде в программе появилось сразу несколько весьма экстремальных дисциплин, таких как слоуп-стайл, ски-кросс или женские прыжки с трамплина. По вашему, олимпийская медаль оправдывает риски, на которые идут эти спортсмены?

А.М.: Безусловно. Представьте эти ощущения, которые они испытывают в воздухе, этот полет. И потом все они тоже начинали с малого и учились всему постепенно. Эти ребята находятся в отличной форме, ходят в спортзал, тренируются, и вероятность какой-нибудь роковой неудачи очень невысока.

Единственные виды, в которых я, как мать, не хотела бы видеть своего ребенка - это параллельный .... Потому что там не все зависит от тебя самого, рядом на дикой скорости едут другие люди, и ты не знаешь, как они поведут себя в следующий момент. Как раз в этом виде и сломала позвоночник российская спортсменка.

Би-би-си: Какова ваша роль в карьере Джулии?

А.М.: Думаю, что без меня она, возможно, не стала бы большой спортсменкой и олимпийской чемпионкой, просто по тому, что ее надо было возить. В детстве она тренировалась шесть дней в неделю, я забирала ее из школы, и мы ехали в горы. Добавьте к этому соревнования каждые выходные, на которые тоже надо было возить, а это подъем в 5 утра.

Тогда еще не было повсеместной компьтеризации и, приехав на место, надо было вносить свое имя в специальный журнал и ждать, времени уходила масса. То есть быть родителем будущего спортсмена - это полноценная, ненормированнная работа.

Би-би-си: В России родители начинающих спортсменов настоятельно просят своих детей не забрасывать учебу, получить диплом, потому что век спортсмена короток, результаты не гарантированны, а значит деньги и слава тоже под вопросом. Как с этим обстоит в США? Вы обращали внимание на успеваемость Джулии в школе?

А.М.: В Америке ситуация в последние лет 20 очень изменилась. Сегодня - особенно в лыжном спорте - можно заработать очень хорошие деньги даже со средними результатами. Если вы смотрите этапы Кубка мира, вы замечаете, что спортсмены похожи на рекламные щиты - логотипы споносоров везде: на комбинезонах, на шлемах, на очках, на инвентаре. И даже на Олимпийских играх, где реклама запрещена, брэнды изготовителей лыж все равно видны.

За каждую такую надпись спортсмену платят очень хорошие деньги. После школы Джулия пыталась ходить в колледж, но совмещать оказалось невозможным. Она участвует во всех четырех горнолыжных дисциплинах, что далеко не все спортсменки делают, и у нее больше ни на что нет времени. 90% ее жизни занимают лыжи. После завершения карьеры я бы очень хотела, чтобы она стала спортивным комментатором, но она еще не решила.

Би-би-си: То есть на времяпровождение в формате "мать-дочь" у вас времени не бывает?

А.М.: Мы стараемся находить время. Она живет на побережье, и я люблю навещать ее. Мы ходим в горы, плаваем в океане, занимаемся серфингом, любим в четыре руки приготовить ужин.

Би-би-си: Что ест олимпийская чемпионка по горным лыжам?

А.М.: Горнолыжники не могут быть слишком легкими, им нужен вес для скорости на спуске. Но это должны быть только мышцы, никакого жира. У Джулии очень здоровый рацион, диета тщательно продумана. Она ест только органические продукты - фрукты, овощи, мясо, курица.

Би-би-си: Что вы посоветуете родителям других спортсменов, которые занимаются опасными видами спорта?

А.М.: Детей необходимо поддерживать словом и делом. Про дела я уже подробно рассказала, но также очень важно все время говорить своему ребенку, какой он молодец, как вы им гордитесь. И доверяйте своим детям - они профессионалы своего дела.

Новости по теме