"Пятый этаж": футбольные хулиганы - кто они?

  • 15 июня 2016
Английские футбольные фанаты, Марсель 2016 Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Столкновения между футбольными фанатами в Марселе продолжались несколько дней

Сборная России, проигравшая Словакии во втором матче европейского чемпионата по футболу, находится под условной дисквалификацией УЕФА.

После беспорядков на матче против англичан в Марселе европейские футбольные чиновники постановили: если столкновения на трибунах с участием российских болельщиков повторятся, команду снимут с турнира.

В Лилле, где встретились Россия и Словакия, обстановка также была напряженной. Уже были драки с участием российских фанатов. Правда, их противниками были не словаки, а все те же англичане.

Российские "ультрас" во Франции стали предметом всевозможных догадок, споров и, разумеется, теорий заговоров.

Кто же они - российские футбольные фанаты?

Ведущий программы "Пятый этаж" Михаил Смотряев беседует с социологом, cпециалистом по субкультурам Иваном Гололобовым и спортивным комментатором Федором Погореловым.

____________________________________________________________

М.С.: Можно ли футбольных фанатов, особенно российских, считать субкультурой?

Иван Гололобов: Можно. Это такая классическая субкультура в научном понимании этого слова. Она не совсем молодежная, но обладает всеми признаками субкультуры: внутренний кодекс поведения, кодекс поведения с нечленами группы, отношения с конкурирующими группами, комплекс специфических ритуалов, визуальная параферналия, иерархия и еще много чего.

Федор Погорелов: Футбольные хулиганы – российские, польские, сербские, английские, ирландские – субкультура со своим кодексом ценностей, системой приоритетов, которые отличаются от социологической нормы.

М.С.: Наблюдая за действиями этих субкультурных любителей футбола, возникает ощущение, что футбол как спорт им безразличен. С начала событий на чемпионате во Франции об этом говорили довольно много - французские газеты, британские газеты, на сайтах Би-би-си. Существует версия, что эти люди приезжают похулиганить. Если нужен компетентный источник – это член исполкома РФС Игорь Лебедев, который заседает в Государственной Думе.

Ф.П.: В Думе он заседает случайно, потому что сын Жириновского. Большая ошибка исполкома, что они берут таких странных людей, и цитаты из Игоря Лебедева нельзя обсуждать применительно к футболу.

М.С.: Если вы строго настаиваете на источниках, то - в силу принадлежности к исполкому - то, что говорит Игорь Лебедев, обладает определенным официальным весом. А спикеру Следственного комитета по роду службы полагается расследовать последствия действий футбольных фанатов, а не говорить о том, что происходит на поле или рядом с ним. Но действительно создается впечатление, что футбол – повод собраться и поколотить друг друга.

Ф.П.: Так было минимум последние 40-50 лет. Это придумали в первой половине 70-х. Это ритуализированное действие, которое предполагает необходимость формального места. А если мы будем обсуждать цитаты из Игоря Лебедева, следует помнить, что исполком российского футбольного союза придумал Фурсенко, который был в тот момент президентом МРФС, и придуман он был для другого. Последние годы все в футболе решает Мутко, поэтому то, что говорит Лебедев, значения не имеет. И это важно понимать, когда мы беседуем о футболе. Отвечая на изначальный вопрос – футбольные хулиганы встречаются во всем мире, чтобы подраться до, во время или после матча, и сам матч – просто повод.

М.С.: Понятно, что в молодежных субкультурах присутствует агрессия – играют гормоны, надо занять свое место в иерархии. Но возникает ощущение, что нефутбольные молодежные субкультуры в такой степени к криминалу не приближаются.

И.Г.: Я уже говорил, что это – не совсем молодежная субкультура. Там основной костяк – 25 лет и выше. Это в основном люди семейные, у них дети, там много бизнесменов – владельцев маленьких фирм. Так что гормоны тут особо не при чем. Насчет близости к насилию и криминалу – это неверно: музыкальная культура, хард-кор или панк-концерты также заканчиваются драками стенка на стенку между представителями разных политических взглядов. Культура скинхедов в целом вся построена на физическом взаимодействии, и в Западной Европе они часто пересекаются с футбольными фанатами.

М.С.: Футбольные фанаты и скинхеды часто встречаются в одном контексте. Насколько это справедливо для России и для Западной Европы? По моим наблюдениям, их расхождение в Британии произошло какое-то время назад.

Ф.П.: Футбольный хулиган в массе не имеет политических взглядов - их может заносить и вправо, и влево. Левые, например, болеют за клуб "Ливорно", где на трибунах присутствуют портреты Троцкого и Маркса. А есть и правые. Болельщики "Гамбурга" и "Сан-Пауле" дерутся еще и потому, что это средневековая традиция.

М.С.: А есть ли различия между турнирами внутри одной страны и чемпионатами Европы или мира, когда клубные распри должны быть отодвинуты на второй план после национальной гордости?

Ф.П.: История с национальными делами – важная. Мы знаем, что в марсельском порту дрались фанаты тех клубов, которые в России несовместимы. Драка болельщиков "Зенита" с "Андерлехтом" в брюссельском лесу не вызвала такого резонанса, хотя ее усмирение проходило с нарушением всех гражданских прав. А чемпионаты Европы и мира – большие события, к ним приковано внимание во всем мире. И это важная рекламная площадка.

М.С.: Насколько велик националистический компонент в обычное время, есть ли различие между Россией и Европой?

И.Г.: Было бы неправильно обобщать. Есть разные ситуации и клубы. Говоря о скинхедах, я имел в виду поколение 60-х, традиционных скинхедов. Они принципиально отрицают крайности - и правые, и левые - и идентифицируют себя как детей рабочего класса. Своими драками они противопоставляют себя элите в целом. В Англии после чемпионата 1996 года хулиганов сильно прижали, первым делом – националистическую часть. Из английского футбольного движения радикальные политические составляющие выдавлены очень успешно. А в России националистическая составляющая футбольных хулиганов на подъеме.

М.С.: Что можно сказать о связи между российскими футбольными болельщиками и властями? Приходится много слышать, что определенное влияние одних на других имеет место. Беспорядки на Манежной 2010 года этим радикально отличались от предшествовавших им беспорядков там же в 2002 году. Насколько серьезно можно говорить о существовании таких контактов?

Ф.П.: У Владимира Путина нет никакого взаимопонимания с футбольными хулиганами.

М.С.: Кроме него, в российской власти есть еще фигуры.

Ф.П.: Было бы ошибкой отождествлять Путина с российской властью. Центр "Э", несомненно, знает много про российских хулиганов. Многие российские хулиганы знают, где он находится в Москве, и знают адрес [в Санкт-Петербурге] - Литейный, 4. Было бы странно, если бы представители российской власти не знали бы ничего про российских хулиганов.

М.С.: Речь не о знании, а о попытках так или иначе использовать и организовать эту массу - вывести на митинг, например. Мы не говорим о диком предположении, что это было специально подготовлено, что их злой Кремль заслал в Европу, чтобы испортить праздник футбола. Я говорил о события 2010 года на Манеже, где стало ясно, что с ними лучше не связываться, что присутствовавшие там милиция и ОМОН успешно продемонстрировали. А то выдавливание экстремистских элементов из британских организаций футбольных фанатов как было достигнуто? Принудительно или воспитательно? У самых злостных отбирают паспорта, но о громких судебных делах в последнее время не слышно.

И.Г.: На это ушло довольно много времени, и в основном использовались своего рода пропагандистские методы. Флагманом этого движения выступил "Арсенал", который во все свои кампании рекламные, постеры стал включать представителей всех рас и народов, что стало нормализировать присутствие афроангличан и других рас на стадионе, что до середины 90-х было практически невозможно. Это подхватили другие клубы, телевидение, стали снимать фильмы, обсуждать эти темы в сериалах - с выводом, что футбол для всех, а не только для белых.

М.С.: Но это не сняло проблемы национализма в более широком смысле, потому что, чтобы болеть за Англию и драться с валлийскими фанатами, цвет кожи не важен. И действия предпринимались на клубном уровне?

И.Г.: "Арсенал" был локомотивом движения, и остальные многое потом скопировали.

М.С.: Какова политика клубного руководства в том, что касается России, при взаимодействии с болельщиками?

Ф.П.: Нет такого понятия, как российское клубное руководство. Я уверен, что руководство "Милуолла" очень специфически относится к программе толерантности и другим ценностям современной Европы. А российское клубное руководство объединяет такие города как Грозный, Махачкала, Самара, Москва, Ростов, Петербург – как они могут выступить единым фронтом? Этого нет ни в Англии, ни в России. В каждом клубе свои попытки, это жизнь – динамичная. Поскольку "Зенит" много играет в высшей лиге, руководство вынуждено реагировать на определенные требования современного европейского протокола. Там нет расизма и так далее. Они с этим хорошо справляются, этим занимаются несколько конкретных сотрудников. Я не уверен, что об этих проблемах задумывались в Грозном.

М.С.: Согласен, что всеобъемлющую формулировку здесь вывести сложно. Но из ваших слов я понял, что люди, которые поехали и не слишком хорошо вели себя последние несколько дней во Франции, - все это не выходит за рамки нормы. То же самое происходило бы на любой игре приличного калибра в России. И говорить о специальном злом умысле российских болельщиков не приходится?

Ф.П.: Сегодня на "Фонтанке" вышел текст известного в Петербурге футбольного болельщика. Он сказал лучшие слова по итогам драки в марсельском порту. Для социолога и антрополога очень важно, описывая ту или иную субкультуру, то или иное общество на тех островах, куда когда-то приехал Леви Стросс, не использовать оценочных суждений. Большой ошибкой было бы считать, что мы знаем, что такое хорошо и что такое плохо. Поэтому, когда мы видим, как 300 человек дерутся в марсельском порту - притом, что я никогда в жизни не дрался (я не уверен, что подтянусь один раз), мне не близка эстетика насилия, я не считаю, что надо бить другого человека, - тем не менее, те люди, которые приехали в марсельский порт, преследовали совершенно конкретные цели, и знали, что в марсельском порту они встретят тех людей, которые также преследуют эти цели. Поэтому то, что они подрались, нужно воспринимать исключительно как столкновение газообразных сущностей на Венере.

______________________________________________________________

  • Загрузить подкаст программы "Пятый этаж" можно здесь.

Похожие темы

Новости по теме