Лондон решает, что делать со своим "Охта-центром"

  • 27 января 2010
Местро строительства
Image caption Снос красного кирпичного паба The Light удалось предотвратить благодаря усилиям местных жителей

Жители лондонского района Шордич, куда в последние 10 лет съезжаются молодые художники, музыканты и дизайнеры, бьют тревогу. Расположенный по соседству центр финансовой активности города – Сити – воспрял от финансового кризиса и начал вкладывать деньги в строительство небоскребов, снося при этом все на своем пути.

"На соседнем здании, на этой же улице, видите, вывеска. На ней дракон какой-то нарисован и герб района Сити. Официально именно в этом месте район Сити и заканчивается, это своеобразная граница," – объясняет мне Мелин, бармен паба The Light.

Этот бар расположен на "линии фронта", разделющей огромные стеклянные небоскребы и населющих их банкиров и юристов от кирпичных двухэтажек, напичканных арт-галереями и барами.

Последние два года владельцы паба, название которого переводится как "свет", и жители района провели в неравной схватке с застройщиками и инвесторами.

Кирпичное здание 1893 года предлагали снести, а на его месте построить 50-этажный небоскреб, который здесь уже окрестили "Надгробный камень".

Петиция

"Да, была организована петиция, и всем желающим раздавали футболки с надписью "Спасите Свет", имея в виду наш паб, – продолжает бармен. - Идея по сути заключалась в том, чтобы не допустить разрастания небоскребов за пределы Сити. На самом здании паба, на его внешней боковой стене, местные уличные художники нарисовали огромные постеры с призывом спасти паб... но их уже закрасили".

Стену действительно закрасили, но борцам за сохранение архитектурного наследия города за эти два года кое-чего все-таки удалось добиться. А именно - полного пересмотра архитектурного проекта команды Нормана Фостера и внесение паба в число объектов, охраняемых администрацией.

Теперь стеклянный небоскреб построят прямо над этим зданием из красного кирпича, оставив от него только фасад, и символически размыв границу, разделяющую мир художников и хипстеров соседнего Шордича и мир финансовых рынков и успешных карьер.

"Но, судя по всему, если эту границу немного сдвинуть в нашу сторону, мэр получит немало денег", - считает Мелин.

Кто зарабатывает на новостройках?

"Да, деньги в этой истории играют немалую роль, – объясняет мне Билл Перри Дэвис, основатель сообщества Open Shoreditch, объединяющего людей, уверенных в необходимости сохранения исторического облика района.

Image caption План "Надгробного камня", предложенный застройщиками

"Администрация района Хакни, которой принадлежит земля, получит от этой сделки десятки миллионов фунтов. Мэрия получит от застройщика около 3 млн фунтов на строительство новой ветки метро. То есть эти суммы пойдут не в личные карманы чиновников, а будут потрачены на развитие инфраструктуры", – говорит он.

Принцип, как объясняет Билл, таков: если вы желаете построить здание для коммерческого использования, будь то офисы, магазины или квартиры на продажу, вы обязаны поделиться своим бюджетом с местной администрацией.

На эти деньги, в этом же районе будет построено жилье для малоимущих, улучшены дороги, общественный транспорт и так далее.

Но финансовый кризис заморозил строительство, а с ним и поток к денег в районные управы. Поэтому, по его словам, сейчас застройщики и девелоперы "обходятся малой кровью".

Власти слушают, но не прислушиваются?

"Вообще в Англии существует довольно эффективная система контроля над строительством, состоящая из нескольких уровней - национального, регионального и местного, - рассказывает Билл. – Решения принимаются на всех трех уровнях и - самое главное - предполагают консультации с местными общественными организациями, жителями окрестных домов и улиц. Но, как правило, в итоге мы мало на что можем повлиять".

На мою реплику о том, что в Англии в вопросах градостроительства с населением по крайней мере советуются, Билл Пэрри Дэвис отвечает: "Говорить-то с нами говорят, но вопрос в том - прислушиваются ли?"

"В итоге мы имеем города-клоны. Посмотрите на Пекин. Удивительной красоты исторический центр был разрушен. Теперь он выглядит как любой другой мегаполис", – заключает он.

"Власти нас слушают, когда им это надо, чтобы "погасить" скандал или внимание прессы", – говорит Клем Сесил, англичанка, которая шесть лет назад - после сноса здания Военторга, гостиницы Москва и пожара в Манеже - основала Московское Общество охраны архитектурного наследия.

По ее словам, в Англии в вопросах строительства просто не могут не посоветоваться с общественностью – так работает система. Здесь загодя всем соседям рассылают письма с просьбой сообщить о своих возражениях и пожеланиях к будущему объекту.

А стоит ли бороться?

Но стоит ли вообще бороться? Вопрос, кстати, отнюдь не праздный. Взять, к примеру, тот самый лондонский паб, построенный в 1893 году, на защиту которого встали местные художники с мировыми именами.

Вокруг здания - десятки маленьких магазинчиков, владельцы которых, как оказалось, совсем не против строительства.

"Да, мы - за, – говорит один из них. - Для нас - это бизнес, понимаете? Чем больше народа, тем больше у нас будет покупателей. Рано или поздно они и мой магазин выкупят, и, вы знаете, я не расстроюсь. Это огромные деньги. Я пойду и открою магазин в другом районе. Я думаю, мое здание еще лет пять-десять простоит, а потом его, скорее всего, снесут. А высотки, что? Пусть строят".

Идем дальше. Следующая дверь - агентство по продаже и аренде недвижимости. Я спрашиваю у ее менеджера, действительно ли из-за того, что Сити расширяется, цены на жилье здесь подскочили в несколько раз.

Ни одного "Старбакса"

"Цены? Я думаю, что они выросли не из-за Сити, а из-за того, что в этот район стали съезжаться со всего города молодые и креативные, – считает он. - Во всем районе нет ни одного "Старбакса", например".

"Люди, которые здесь живут, в первую очередь не хотят быть как все. Они в некотором роде бунтари, и меньше всего хотят упорядоченного и "нормального" образа жизни, который ведут банкиры по соседству" – говорит менеджер агентства.

Он считает, что шумиха вокруг строительства "Надгробного камня" уже скоро утихнет.

А те, кто не хочет жить в атмосфере "стерильной архитектуры", надеются, что ее 50 с лишним этажей не станут этим самым камнем на могиле уникальной атмосферы района и, если и будут отбрасывать тень, то не на решение местной администрации, а только на соседние здания.

Новости по теме