Де Моубрэй, охотник за советскими "кротами", заговорил

  • 26 января 2010
Стивен Де Моубрэй
Image caption Стивен Де Моубрэй был уверен: "крот" сидит на самом верху

30 лет Стивен Де Моубрэй, охотник за советскими "кротами", добровольно хранил молчание о своей карьере в британской контрразведке МИ5 и, в частности, о тех годах работы, которые считаются одними из самых противоречивых в истории спецслужб Ее Величества.

В 1979 году он ушел из спецслужб, поскольку считал, что к его предостережениям не относятся с надлежащей серьезностью. Де Моубрэй утверждал, что агенты КГБ окопались на самом верху руководства британской разведки.

В 60-е годы прошлого века было разоблачено немало шпионов, но Стивен Де Моубрэй считал, что на чистую воду вывели далеко не всех. Однако, как выяснил Де Моубрэй, никто из руководства контрразведки и никто в правительстве не хотел его слушать.

"Люди думали, что я либо сумасшедший, либо делаю это с каким-то злым умыслом", - вспоминает он о тех временах.

Три десятилетия спустя Де Моубрэй решил прервать молчание - после того, как прочел вышедшую в октябре прошлого года авторизованную историю контрразведки МИ5.

В книге утверждается, что слухи о предателях, сидевших в высоких кабинетах, не имели под собой оснований.

Теория заговоров?

Утверждениям Де Моубрэя в книге отведена специальная глава под названием "Параноидальные тенденции", где рассказывается о работе не только его, но и двух его коллег - Артура Мартина и Питера Райта (автора неоднозначно воспринятого "Ловца шпионов").

В авторизованной истории приводится цитата директора МИ5, якобы сказавшего: "Участие в контрразведывательных операциях в некоторой степени провоцирует развитие паранойи".

Де Моубрэй по имени не называется, он просто упоминается как главный апологет теории заговоров в спецслужбе. "Это про меня", - говорит он сейчас.

Стивен Де Моубрэй был взят на работу в контрразведку вскоре после окончания Второй мировой войны, а в 60-е годы участвовал в расследованиях операций КГБ.

Британский истэблишмент тогда сострясали скандалы, связанные с разоблачениями тех фигур в верхах, которые, как выяснилось, работали на противника.

Image caption Питер Райт придерживался того же мнения, что и Де Моубрэй

Де Моубрэй принимал участие в деле Анатолия Голицына, резидента КГБ в Хельсинки, попросившего в 1961 году убежища в американском посольстве. (Голицын захватил с собой информацию о деятельности советских агентов в западных странах и утверждал, что Москва разработала план стратегической дезинформации Запада.)

К Голицыну у западных разведок отношение не однозначное, хотя Де Моубрэй утверждает, что перебежчик дал несколько важных наводок. Критики Голицына говорят, что тот был склонен - по понятным причинам - к преувеличениям.

По данным Голицына, на Западе, в том числе и в западных контразведках, было гораздо больше предателей, работавших на советскую разведку, чем Запад мог себе представить.

К такому же заключению - независимо от Голицына - пришли два других сотрудника МИ5, Мартин и Райт. Они считали, что советские "кроты" сидят на самом высоком уровне британских спецслужб, и обратились за помощью. В ответ им выделили Стивена Де Моубрэя.

"Кто-то все же делал это"

"Тогда стали происходить необыкновенные вещи, - вспоминает Де Моубрэй. - Люди Мартина работали против Советов, но все операции срывались".

Image caption Де Моубрэй и сейчас уверен: темная тайна не раскрыта

Тем временем подслушивающая аппаратура Питера Райта, установленная в помещениях советских миссий по всему миру, не приносила никакой ценной информации.

Об этих операциях знал только ограниченный круг лиц в руководстве МИ5.

"Я был напуган до смерти одной только мыслью о том, что такое может происходить", - вспоминает Де Моубрэй.

Когда Райт, Де Моубрэй и Мартин узнали о заявлениях Голицына, они решили, что "крот" работает на самом верху - это мог быть либо Грэм Митчелл (второй человек в МИ5), либо его босс Роджер Холлис.

"И я поклялся себе, что никогда не брошу это дело", - говорит сейчас Стивен Де Моубрэй.

В своей истории МИ5 Кристофер Эндрю пишет, что расследования относительно Холлиса и Митчелла были одними из самых болезненных эпизодов в истории британских спецслужб.

За Митчеллом и Холлисом следили, их телефоны прослушивались. Но ничего не было обнаружено.

"Были подозрения, - говорит Де Моубрэй. - Подозрения были сняты. Но кто-то все же делал это".

"Кампания КГБ"

В 1964 году Де Моубрэя отправили в Вашингтон, работать с Голицыным и его куратором в ЦРУ Джеймсом Джизесом Энглтоном. Энглтон был убежден, что КГБ ведет широкомасштабную кампанию дезинформации против Запада, пытаясь скрыть истинные намерения СССР.

В итоге Энглтона уволили из ЦРУ. Его критики говорят, что своими расследованиями он нанес ущерб организации. "Крот" в ЦРУ так и не был найден.

В книге по истории МИ5 Голицына обвиняют в параноидальных наклонностях. Де Моубрэй не согласен с такой характеристикой и утверждает, что Голицын дал немало важных ниточек в руки спецслужб Британии и США.

Де Моубрэй, крайне раздосадованный отсутствием действий со стороны руководства, неоднократно жаловался "наверх" на протяжении 70-х.

Его отстранили от расследования. Он считал, что МИ5 не смогла как следует прочесать собственные ряды, и обратился к главе секретариата кабинета министров сэру Джону Ханту (позднее - лорду Ханту). Тот направил Де Моубрэя к своему предшественнику на этой должности лорду Тренду, а Тренд, просмотрев материалы, пришел к выводу, что обвинениям Де Моубрэя не хватает доказательств.

"Не ждите, что из-за этого я разорву Уайтхолл в клочья", - сказал, по воспоминаниям Де Моубрэя, лорд Тренд.

Де Моубрэю было сказано, что работу в контрразведке он больше не получит, и вскоре тот ушел на преждевременную пенсию.

Сначала он уехал в США, чтобы помочь писать Голицыну книгу о советской кампании дезинформации, а позже помогал перебежчику работать над его так и не опубликованными мемуарами.

Он молчал 30 лет, но до сих пор убежден - темная тайна прошлого так и не раскрыта.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.