Британия хочет покончить с "обществом надзора"

  • 19 мая 2010
Ник Клегг
Image caption Для вице-премьера Ника Клегга гражданские права - сфера особого внимания

Вице-премьер Ник Клегг представил планы правительства по проведению "самой глубокой реформы британской демократии" за почти два столетия.

Клегг - лидер британской Либерально-демократической партии, младшего партнера в правительственной коалиции - заявляет, что предлагаемые перемены коренным образом изменят отношения личности и государства.

По словам Клегга, их главная задача – восстановить примат личности над государством и повернуть вспять сползание к авторитаризму, которое, по мнению нового коалиционного правительства, было характерно для прежнего руководства.

Еще в 1832 году в Британии существовала политическая система, унаследованная от средних веков. Право голоса было только у 3% населения, а крупнейшие промышленные города были вообще лишены права голоса.

По сравнению с 1832 годом?

Это было время огромной социальной напряженности, которая в немалой степени подпитывалась событиями в революционной Франции. Британская политическая элита была тогда очень далека от устремлений людей.

Но можно ли сравнивать ситуацию в сегодняшней Британии с событиями середины XIX века?

Некоторые британские журналисты уже окрестили объявленные в среду изменения термином "The Great Reform Act", что можно перевести как "Закон о большой реформе". Именно под таким термином вошел в историю Билль о реформе парламентского представительства, принятый в 1832 году.

В числе мер, предложенных новым правительством:

- отказ от весьма спорных планов ввести обязательные удостоверения личности;

- запрет на хранение образцов ДНК людей, не привлекавшихся к уголовной ответственности;

- пересмотр порядка использования камер наружного наблюдения (более половины таких камер во всем мире установлены в Британии);

- запрет на снятие отпечатков пальцев школьников без согласия родителей;

- прекращение работы базы данных по всем британским детям, где хранятся подробные биографические и социальные сведения на каждого из них; стоимость создания базы составила более 220 млн фунтов, доступ к ней имеют более 300 тысяч человек.

Для некоторых зарубежных читателей будет шоком, что подобные вещи вообще существуют в такой стране как Великобритания. В значительной части это наследие прежнего правительства, которое приняло около 3 000 новых законов. Ник Клегг считает, что подобная законодательная прыть "превратила обычных людей в преступников".

"Большой брат"

Британская пресса неоднократно привлекала внимание к наиболее поразительным случаям применения новых законов.

Например, рассказывали о слепой женщине, которой грозили серьезные неприятности, когда ее собака-поводырь напачкала в общественном месте, а хозяйка сослепу убрала не ту "кучку". Жителям некоторых административных округов грозили огромными штрафами и даже вели за ними слежку на том основании, что они неверно сортируют мусор для сдачи во вторсырье.

Обсуждается также важный международный вопрос – срочной реформы законов о клевете. Сейчас британское законодательство дает одно из самых расширительных толкований "клеветы", поэтому многие иностранцы приезжают в Лондон, чтобы подать на кого-либо в суд за клевету: здесь гораздо проще выиграть такое дело.

Вопрос гражданских свобод вызывает в Британии жаркие споры. Хотя очень многие британцы приветствуют жесткие меры в борьбе с терроризмом, немало и таких, что считает, что всеобщая подозрительность зашла слишком далеко.

Скажем, фотосъемка в общественных местах может рассматриваться как потенциально подрывная деятельность, что приводит к крайне неприятным встречам фотографов и просто туристов с полицейскими и частными охранниками.

Такие перемены не нравятся миллионам британцев, которые никогда не чувствовали присутствия государства в своей жизни.

Политкорректный тоталитаризм

Впрочем, вопрос о том, что можно и чего нельзя делать в общественном месте, решить относительно несложно. Гораздо сложнее выработать отношение к понятию "преступление на почве ненависти" или к оруэлловскому "мыслепреступлению".

В условиях, когда государство стремиться развивать - если не насаждать - всеобщее равенство, совершенно невинные ранее мысли, выраженные вслух, становятся преступлением. Это происходит не только из-за принятия новых законов, но и на фоне преобладающих в обществе настроений.

В результате некоторые комментаторы правых взглядов стали называть Британию "политкорректным тоталитарным государством", где даже дети могут подвергнуться аресту за ребяческие реплики о расовых различиях друг друга.

Изменится ли все это с появлением нового правительства? Вероятнее всего нет. Новый премьер-министр Дэвид Камерон, придя к власти, заявил, что прежнее правительство сделало страну "добрее".

Серьезных разногласий в коалиции - между консервативным большинством и либерально-демократическим меньшинством - по предлагаемым мерам нет.

Сочтут предательством

Однако в чем две партии расходятся, так это в вопросе отмены Закона о правах человека и в замене его "Британским биллем о правах человека". Закон о правах человека переносит в британское законодательство всю полноту прав человека, представленную в Европейской конвенции о правах человека.

До прихода к власти британские консерваторы резко критиковали этот законодательный акт - в частности, на том основании, что он не позволяет депортировать иностранцев, подозреваемых и даже осужденных за террористическую деятельность, в страны, где им грозят пытки или смерть.

Либерал-демократы против отмены Закона о правах человека. Сейчас, по всей видимости, две партии ведут интенсивные переговоры в надежде найти компромисс.

Но многие сторонники Консервативной партии сочтут предательством, если ее лидеры не выполнят свое обещание отменить Закон о правах человека.

Новости по теме