Тихая пенсионерка была героиней Сопротивления

  • 29 октября 2010
похороны в Торки
Image caption Айлин Нерн неожиданно для соседей оказалась национальной героиней

По существующим правилам, британские государственные архивы раз в год рассекречивают документы - по истечении сроков их секретности. Среди новой порции документов, только что открытых для просмотра, находится дело бывшего агента британской секретной службы в годы Второй мировой войны Айлин Нерн.

Она умерла в сентябре в английском городе Торки в весьма преклонном возрасте, но на ее похороны собрались сотни людей.

Айлин Нерн хоронили как национальную героиню. Под звуки волынок военного оркестра ее гроб, завернутый в британский флаг, опустили в могилу на кладбище Торки в присутствии сотен людей, прибывших из Лондона, Франции и Шотландии.

Image caption После войны Айлин работала в больнице и не рассказывала о своем прошлом

Соседи и не подозревали, что эта женщина, которая тихо жила на пенсию, в годы войны была агентом Управления по спецоперациям - британской разведывательной службы, которая засылала своих сотрудников в оккупированную Европу для связи с местным антифашистским сопротивлением.

Тихая женщина

Однако те, кто занимался историей сопротивления, знают, что Айлин была агентом по кличке Роза, и она вошла в историю британской разведки благодаря героическому поведению, которое продемонстрировала, оказавшись в руках врагов.

Выяснилось, что она нарушила молчание о своем прошлом 13 лет назад, когда согласилась дать интервью телепрограмме Би-би-си Timewatch, настояв при этом на том, что выступит под своей кличкой: Роза. И рассказала, как попала в лапы гестапо весной 1944 года. Ее тогда привезли в штаб-квартиру гестапо в Париже.

"Следователь мне сразу сказал: вы шпионка, и у нас есть способ заставить вас заговорить. После чего меня привели в комнату, где стояла ванна", - сказала Айлин. Ее пытали, добиваясь признания того, что она - британская шпионка. Самой страшной пыткой, по ее словам, было утопление - когда ее погружали в ванну с водой.

Строка в досье

Интересно, что британский разведчик, готовивший Айлин к заброске во Францию, оставил в ее деле записи, которые свидетельствуют о том, что он считал ее не очень подходящим материалом для разведывательной работы.

Image caption На похороны собрались ветераны, представители Британского легиона и развслужб

"Она не очень умна, не обладает твердостью характера и легко подпадает под воздействие людей", - писал он. Но эта оценка оказалась совершенно неверной.

"Когда меня доставили самолетом во Францию, я разговорилась с двумя агентами, которые возвращались в Англию. Они мне сразу сказали: девушка, возвращайтесь назад, здесь слишком опасно. Но у меня не было никакого желания возвращаться", - рассказывала Айлин.

Несмотря на пытки, она не созналась, продолжая утверждать, что является простой французской девушкой из провинции. Ее отправили в концлагерь Равенсбрюк, откуда она бежала и до прихода американцев укрывалась в доме пастора в Лейпциге.

Весной 1945 года Айлин сдалась американским солдатам. Ее истории не поверил, и офицер американской разведки, который вел ее дело, оставил такую запись: "Подследственная является явно неуравновешенной личностью, и ее рассказ представляется выдумкой от начала до конца".

И только через месяц ее освободил из заточения офицер британской разведки.

Скучная мирная жизнь

После войны Управление по спецоперациям, которое было вскоре распущено, попыталось как-то помочь Айлин устроиться в мирной жизни.

В ее деле сохранилось письмо, направленное Управлением, в котором оно рекомендовало Айлин для работы косметологом в частной компании. Мы не знаем, что из этого вышло, но в некрологе ее говорится, что она 30 лет проработала медсестрой в одной из английских больниц.

"Когда я вернулась после войны домой, мне, как и многим другим в моем положении, было очень скучно: все вокруг казалось таким обыкновенным", - вспоминала Айлин.

Среди в прошлом секретных документов, которые регулярно открываются Национальным архивом Британии, это дело выделяется по многим причинам.

Во-первых, оно показывает, как обычные английские девушки проявляли настоящий героизм, очень неброский и не демонстративный, но этот героизм мог противостоять настоящим профессионалам гестапо, которые могли сломить сопротивление сильных мужчин.

А во-вторых, люди, готовившие ее к работе разведчицы, не только неправильно ее оценивали, но почти ничего не знали о реальных условиях, с которым она столкнулась во Франции.

Новости по теме