Режим экономии толкает Париж и Лондон на новую Антанту?

  • 2 ноября 2010
Французский авианосец "Шарль де Голль" (архивное фото)
Image caption В будущем у Британии и Франции останется по одному авианосцу

Сокращения бюджетов заставляют Великобританию и Францию объединять остающиеся у них стратегические силы.

И Париж, и Лондон хотят оставаться глобальными игроками, но ресурсов у них для этого все меньше.

Во вторник британский премьер Дэвид Кэмерон и французский президент Николя Саркози официально объявят о создании механизма "совместных экспедиционных сил", сообщил начальник британского генерального штаба генерал сэр Дэвид Ричардс.

Это будут не постоянные силы. Страны будут совместно принимать политическое решение о проведении военной операции и выделять для нее войска численностью до бригады (около 5 тысяч человек).

Смешанных англо-французских бригад не будет, сказал сэр Дэвид. Будет предусмотрено взаимодействие между бригадами обеих стран и над ними будет назначаться один общий командующий.

Сферы сотрудничества

Большинство договоренностей между Великобританией и Францией будут технического свойства, поскольку именно на этом уровне предполагается экономия военных расходов.

В частности, будут объединены разработки ядерного оружия, включая компьютерное моделирование ядерных взрывов. Технология для этого будет создаваться в Британии, а применяться во Франции.

Для обоих правительств жизненно необходима возможность испытывать боеголовки таким способом, поскольку и Великобритания, и Франция соблюдают запрет на ядерные взрывы. Контроль за самими боеголовками они сохранят за собой.

У Британии в будущем могут появиться лишние самолеты-топливозаправщики, и она поделится ими с Францией.

Также появятся возможности для совместного обслуживания военно-транспортных самолетов и объединения усилий в создании беспилотных летательных аппаратов, средств разминирования, спутниковой связи и средств кибервойны.

Общие авианосцы

В скором будущем как у Великобритании, так и у Франции останется только по одному авианосцу. В этой связи планируется использовать эти корабли совместно и координироваться с тем, чтобы один из них постоянно находился в море.

Это характерный пример того, как все решают деньги. Ни у Британии, ни у Франции нет финансовой возможности содержать два авианосца, поэтому у них будет два на двоих.

Что из этого получится на практике, увидим. Совместное использование авианосцев имеет практический смысл только в том случае, если обе страны участвуют в одном и том же военном конфликте.

Между тем, министр обороны Франции Эрве Морен подчеркнул, что любая из сторон будет иметь право "выйти из конфликта, в которых наши интересы расходятся". В Лондоне на это смотрят аналогично. Совместные операции могут состояться только с согласия обеих сторон.

При этом британская сторона дополнительно подчеркивает, что сотрудничество с Францией будет осуществляться вне рамок Евросоюза и не будет направлено на подрыв НАТО.

"Это не шаг в сторону армии ЕС, против которой мы выступаем. Я всегда считал, что оборона должна быть суверенным вопросом, и, следовательно, вопросом межправительственных отношений", - сказал министр обороны Великобритании Лиам Фокс.

Таким образом, Британия не прибегает к возможности, предоставляемой Лиссабонским договором. Это договор ЕС предусматривает "постоянное структурированное сотрудничество в области обороны": с одобрения Совета Евросоюза (глав государств и правительств 27 стран) можно организовать боевые части, способные выполнять задачи продолжительностью до 120 дней.

Эта идея родилась еще в 1998 году: на встрече тогдашних лидеров Британии и Франции, Тони Блэра и Жака Ширака, в Сен-Мало было решено, что "Европейский союз должен обладать возможностями автономных действий, поддерживаемых убедительными военными силами".

Это ни к чему не привело. Кончилось тем, что Франция вернулась в военную структуру НАТО. Сегодня Париж, возможно, хотел бы развивать сотрудничество с Лондоном в рамках ЕС, но британцы отказались, а французы решили не пытаться их переубедить.

Новая Антанта?

Image caption Маршал Фердинанд Фош командовал и французской, и английской армией

Лиам Фокс утверждает, что военное сотрудничество с Францией будет "теснее, чем когда бы то ни было", однако это спорное утверждение.

В прошлом у стран, возможно, не было общей военной инфраструктуры, но в общности боевых задач ничего нового нет.

В конце Первой мировой войны французский маршал Фош командовал и французской, и английской армией, за что благодарные британцы поставили ему памятник у вокзала Виктория в Лондоне.

А еще до той войны были так называемые "беседы" между генеральными штабами двух стран.

Они велись в строгом секрете, даже не всем членам правительств Британии и Франции было об этом известно. Предметом "бесед" были совместные действия в случае войны с Германией – Франция могла рассчитывать на британскую помощь в случае нападения на нее Германии.

Официальным итогом этих переговоров стало соглашение 1912 года о разделе сфер ответственности военно-морских сил: в случае начала войны и вступления в нее Великобритании, британский флот должен был контролировать пролив Ла-Манш, а французский – Средиземноморье.

Тогдашнее британское правительство подчеркивало, что это соглашение не обязывало Британию вступать в войну с Германией на стороне Франции, но и морально, и практически все предпосылки для этого сложились.

Новости по теме