Удастся ли сохранить в тайне свадебное платье Кейт?

  • 19 января 2011
Коллаж Правообладатель иллюстрации

До свадьбы принца Уильяма и Кейт Миддлтон осталось ровно 100 дней, и редакции британских газет гудят: кто первым узнает о том, каким будет платье невесты? Сможет ли Букингемский дворец сохранить за семью печатями эту почти государственную тайну?

Да-да, есть такой секрет, который, как зеницу ока, стерегут на высочайших уровнях британского государства. Секрет, который хотели бы узнать миллионы; за право узнать первым о котором журналисты едва не прыгают друг через дружку.

Эта информация хранится не в папке с грифом "Совершенно секретно", это не научный патент, который озолотит изобретателя. Это не лекарство от рака и не оружие массового уничтожения.

Это что-то шелковое, неяркое и, возможно, похожее формой на безе. Это свадебное платье, которое шьют для будущей принцессы Катерины.

Миллионы взглядов будут прикованы к ее наряду 29 апреля, в ее последние минуты в качестве мисс Кейт Миддлтон, когда она выйдет из машины и направится к Вестминстерскому аббатству. Как и в любом другом брачном обряде, платье невесты будет иметь статус, уступающий только статусу самой невесты.

Но это платье, конечно, представляет собой особый интерес для окружающих - интерес, усиленный тем ореолом, которым окружен имидж британской монархии. Уже сейчас, за 100 дней до свадьбы, поиск в Google по словам "Middleton wedding dress" (свадебное платье Миддлтон) выдает почти полмиллиона результатов.

Флит-стрит (обобщающее определение для британских газет, редакции которых когда-то находились на этой лондонской улице) задействует все свои резервы, бросает свои лучшие силы на то, чтобы узнать хоть что-нибудь если не о самом одеянии, то хотя бы о его создателе.

Недавние сделанные папарацци фотографии, на которых мисс Миддлтон с матерью сняты у бутика кутюрье Брюса Олдфилда, изучались вдоль и поперек: специалисты искали в них хоть какие-то зацепки, причем делали это с той же степенью профессионализма, с которой обычно анализируют видеозаписи Усамы бин Ладена.

Республиканцы (те британцы, что хотели бы отправить монархическую форму правления на свалку истории), а также люди, равнодушные к моде и к так называемой мыльной опере под названием "Дом Виндзоров", скорее всего, изрядно озадачены - или даже рассержены - тем, что такая глупость привлекает к себе столь пристальное внимание.

Но если состоявшиеся ранее королевские свадьбы не прошли бесследно для дворца, то нынешний интерес будет встречен тщательно продуманной кампанией, позволяющей сохранить свадебное платье от глаз посторонних.

Ночные охранники

Вряд ли кто-то знает обо всем этом больше, чем Элизабет Эмануэль. В 1981 году она и ее муж Дэвид оказались объектами пристальнейшего внимания со стороны прессы, как только было объявлено, что именно они работают над платьем для принцессы Дианы.

По словам Эмануэль, репортеры ковырялись в ее мусорных баках, умоляли ее сказать хоть что-нибудь, потому что иначе их уволят, они пытались подкупить ее сотрудников и арендовали офис прямо напротив дизайнерской студии, из которого вели за ней круглосуточное наблюдение.

И, говорит она, поскольку дворец не предоставил ей ни помощи, ни даже совета, она была вынуждена изобретать собственные меры безопасности. "Мы хранили наше платье в огромном сейфе, - вспоминает Эмануэль. - Его пришлось потом вытаскивать через окно. И у нас было два охранника, Джим и Берт, которые работали ночью, когда мы отправлялись домой".

"Давление было огромным, - продолжает дизайнер. - На тот случай, если вдруг произойдет утечка, в резерве было запасное платье. Оно было очень похожим, но с зауженными рукавами. Диана великолепно держалась, когда приехала в нашу студию. Она не подавала ни малейшего вида, что волнуется, но, наверное, это было нелегко".

За годы, прошедшие с начала 1980-х, Флит-стрит стала еще жестче в погонях за новостями, но, с другой стороны, дворец тоже стал более осторожным. Элизабет Эмануэль считает, что придворные - теперь, после эры Дианы, куда более осведомленные о хищнических наклонностях прессы, - на этот раз будут в гораздо большей степени контролировать процесс сокрытия платья Кейт Миддлтон.

Тем не менее, учитывая огромное количество людей, на разных стадиях участвующих в создании этого наряда, потенциальных целей для репортеров более чем достаточно.

С одной стороны, престиж, связанный с участием в столь заметном проекте, - для многих уже достаточная причина не раскрывать рта раньше времени. Но представители дворца, скорее всего, не ограничатся этим пониманием, а потребуют от каждого подписать соглашение о конфиденциальности.

Кроме того, как говорит опытный координатор свадебных мероприятий Шивон Крэйвен-Робинс, в рукаве у ее коллег есть множество трюков, позволяющих обвести стаю репортеров вокруг пальца. Можно, например, назначать встречи под вымышленными именами.

"Самое важное - чтобы у тебя на хвосте не висели папарацци, когда ты идешь на примерку, - говорит она. - Я думаю, что скорее дизайнер приедет к ней или во дворец, чем она пойдет в студию. В конце концов, у королевской семьи не должно быть проблем в том, что касается безопасности".

В целом это так: дворец в последнее время и сам научился оставлять журналистов с носом.

Бывший редактор королевского отдела газеты Daily Mirror Джеймс Уитакер подозревает даже, что фотографии Кейт Миддлтон с матерью у бутика Олдфилда могли быть вброшены в прессу самим дворцом - в рамках сложной кампании, направленной на отвлечение внимания.

"Я уверен, что сейчас редакторы пинают своих подчиненных в зады и приговаривают: "Я хочу знать, кто дизайнер платья", - говорит Уитакер. - И любой уважающий себя журналист попытается эту информацию добыть. Но это именно их работа, а задача дворца - хранить все в тайне. Я не знаю, смогут ли они добиться своего, но платье - это всегда последнее, о чем ты узнаешь".

Однако бывший обозреватель Би-би-си по делам королевской семьи Дженни Бонд считает, что даже в Британии 2011 года в распоряжении придворных имеется самое мощное оружие: почтение, которое сейчас, в XXI веке, может казаться старомодным.

"Они будут апеллировать к чести, - убеждена она. - Вам выпала честь создать королевское платье, а взамен от вас ожидают умения хранить секреты".

Кому, в самом деле, захочется быть невежей, испортившей главный день в жизни невесты? Пока этот вопрос имеет право на существование, у монархии есть шанс на то, что ей удастся сохранить самую красивую из всех государственных тайн.