Пресса Британии: три сценария для Египта

  • 2 февраля 2011

В обзоре британских газет:

На чью защиту встанет египетская армия?

Financial Times предлагает свои читателям рассмотреть три возможных варианта развития событий в Египте:

Медленное тление

Президент Мубарак, похоже, не осознает, что всех демонстрантов, бедных и богатых, молодых и старых, объединяет единое желание – свергнуть его режим. Однако его уход удовлетворит лишь некоторых, большинство же эта уступка не устроит, и они будут требовать большего.

После того, как Мубарак, впервые за 30 лет своего правления и, судя по всему, под нажимом армии назначил вице-президента, дав понять, что ни он, ни его сын Гамаль, не будут бороться за пост президента на выборах, казалось, что он может выиграть время.

Впрочем, народ дал понять, что не оставит за президентом последнего слова. Сейчас ближневосточные дипломаты опасаются, что если Мубарак попытается удержаться на своем посту до осени, это будет чревато новыми столкновениями демонстрантов с полицией, которая потом будет растворяться в толпе, оставляя вакуум и орды мародеров на улицах.

Сумерки

Армия, которую народ и оппозиция считают единственной законной организацией в стране, судя по всему, хочет найти достойный выход для президента. Разумеется, он мог бы просто сложить с себя полномочия, тем более что он уже пообещал на баллотироваться на следующих выборах.

Другая возможность – отставка по состоянию здоровья. Если после этого армия захочет сохранить остатки режима в лице правящей партии, то протесты продолжатся, как это произошло в Тунисе, где народ добился свержения президента Бен Али.

Для внешнего мира переход власти от Мубарака к его стороннику и очевидному преемнику премьер-министру Сулейману и последующие обещания конституционной реформы были бы предпочтительным вариантом.

Но настроения в народе уже таковы, что они не примут никого, кто связан с президентом.

В качестве кандидатов остаются генералы, тем более что в армии сегодня видят защитников народа. Однако сомнительно, чтобы военные избрали демократический путь развития, для них это противоестественно, считает Financial Times.

Народный выбор

Именно на это делают ставку представители оппозиции и демонстранты. Они хотят немедленно сформировать правительство национального единства, чтобы изменить конституцию и провести свободные и справедливые выборы.

Такой вариант кажется предпочтительным, но едва ли легкодостижимым. Не совсем понятно, кто представляет эти самые народные массы: средний класс, исламисты или люмпены... Им всем на руку смена режима, но с разной целью.

Оппозиционные партии и гражданские организации уже заявили, что сформировали коалицию, которая будет отстаивать народные интересы.

Важную роль в этой коалиции обещает сыграть Мохамед Барадеи, выразивший готовность участвовать в президентской гонке, однако его реальную популярность еще предстоит проверить на деле.

В коалицию входят также "Братья-мусульмане", но у них могут возникнуть непримиримые противоречия со светскими партнерами. Так что многое будет зависеть от умения политического лавирования, и в любом случае все будут смотреть на поведение армии, как незыблемой силы.

Мир и безопасность

"Внезапное решение короля Иордании Абдаллы отправить в отставку правительство едва ли успокоят опасения Израиля по поводу политических конвульсий, в которых бьется арабский мир", - пишет в редакционной статье Financial Times. После Туниса, президент которого бежал из страны, давно зажимавшиеся требования политических реформ вырвались наружу и теперь сотрясают Египет и отзываются в Иордании, а между тем с этими двумя странами – единственными в арабском мире – у Израиля заключен мирный договор.

В случае с Египтом, этот договор пережил целый ряд суровых испытаний, от израильского вторжения в Ливан в 1982 году до палестинских интифад и конфликта в Газе в 2009 году.

Но сегодня Израиль опасается, что беспорядки в Египте и Иордании усилят политическое влияние радикальных исламистов, а может быть и приведут их к власти. На этом фоне договоры о гарантиях безопасности с этими странами уже не кажутся Израилю незыблемыми.

И тем не менее, по мнению газеты, страхи Израиля, хоть и небезосновательны, но все же преувеличены. Народ Египта и Иордании вышел на улицы не для того, чтобы заклеймить умеренную политику своих властей по отношению к еврейскому соседу, а чтобы потребовать гражданских прав, социальной справедливости и свободных выборов.

Собственно, население этих стран требует ровно того, что израильтяне, живущие в условиях демократии, принимают как должное.

"Революция по сути своей непредсказуемое событие, - философствует Financial Times, - и перемены могут показаться рискованными, поскольку никто не знает, к чему они приведут. Но точно так же, как США и Европе не следует отказывать арабам в стремлении к экономическому процветанию и свободе, так и Израилю следует понять, что расцвет этой самой свободы в Египте и Иордании в долгосрочной перспективе пойдет ему самому на пользу".

"Доверие и дружба процветают между теми государствами, которые не подавляют свои народы, - подытоживает газета, – и Израилю пора отказаться от той точки зрения, что его безопасность зависит от репрессивных арабских режимов".

Особенности шпионажа по-китайски

Daily Telegraph рассказывает со ссылкой на просочившиеся в печать секретные доклады французской разведки о том, на какие уловки пускаются китайские шпионы, чтобы выудить очередной фирменный секрет.

В одном описанном эпизоде китаянка долго обхаживала ведущего исследователя одной из крупных французских фармакологических компаний. После ресторана с обильной выпивкой он оказался у нее в постели, а на следующее утро ему преподнесли неприятный сюрприз - видеозапись ночных развлечений. И исследователь быстро согласился на сотрудничество с китайскими шпионами.

В другом случае во французской компании слишком поздно хватились патентованной жидкости, которая пропала из лаборатории сразу после визита китайской делегации.

Как позже выяснилось, один из чересчур любопытных экскурсантов окунул в жидкость свой галстук и вынес образец, который был потом тщательно проанализирован и успешно скопирован.

По мнению экспертов, французские компании должны тщательно охранять свои секреты от 30 тыс. китайских выпускников, которые проходят у них стажировку.

Среди наиболее распространенных методов специалисты выделяют "Рыбу –прилипалу", "Грибную фабрику" и "Кто первый".

"Прилипала" заключается в том, что Китай объявляет международный тендер на привлекательный проект. Цель – привлечь внимание крупных компаний из развитых стран. Когда это удается, конкурентов начинают подзуживать, намекая, что другие предлагают кое-что получше.

В результате компании начинают предоставлять все больше информации о своей продукции в надежде на контракт, но все заканчивается тем, что китайцы благодарят всех участников и закрывают тендер, а сами используют полученную информацию для собственных разработок.

В "Грибной фабрике" французская фирма создает совместное предприятие с китайской компанией и передает ей часть своей технологии. Чуть позже у этого совместного предприятия возникает местный конкурент, который предлагает точно такой же продукт, а возглавляет компанию-конкурента не кто иной, как китайский директор совместного предприятия.

В третьем случае тактика заключается в том, чтобы самим первыми обвинить западную фирму в подделке или нарушении авторского права.

Обычно это происходит с тривиальными деталями или технологиями, которые никому не приходило в голову защищать патентом.

Ну и кроме всего прочего, остается старый как мир способ тривиального подкупа, как это случилось с тремя высокопоставленными сотрудниками корпорации Renault, которых обвиняют в продаже секретов компании китайцам, пишет газета.

Золотая жила гастрономии

Guardian сообщает о том, как 15 ведущих шеф-поваров Франции, вдохновленные решением ЮНЕСКО объявить французскую кухню частью мирового достояния, решили начать новую капанию по рекламе национальной гастрономии.

В ресторане, который расположен в другом национальном символе – Эйфелевой башне - 14 шефов и одна заслуженная повариха из ассоциации под названием Кулинарный колледж Франции на все лады расхваливают гастрономическое искусство, приносимые им удовольствия и даже экономические выгоды.

"Нет ничего зазорного или претенциозного в утверждении, что Франция по праву считается основой всей земной гастрономии, - заявил Ги Савой, владелец двух ресторанов и пяти Мишленовских звезд. - Это правда. Это факт. И пора прекратить этого стесняться." Как будто кто-то стесняется", - едко добавляет от себя газета.

"Во всем мире есть французские рестораны, - вторит коллеге Жоэль Робушон, когда-то названный шефом столетия, - а когда вы открываете ресторан, вы ищете французского повара".

"А французские вина, - подхватывает Саввой. – да они по мировым продажам равны 180 Аэробусам".

По мнению Guardian, у представителей Кулинарного колледжа в запасе столько же красочных эпитетов, сколько экзотических ингредиентов в галльской кухне, и лишь одной специи явно не хватало в ресторане Эйфелевой башни – скромности.

Когда один из журналистов позволил себе заметить, что вся идея рекламы традиционной кухни сильно отдает национальным шовинизмом, ответом ему был дружный хор голосов из кухни: "Мы французы, и гордимся этим".

Пришлось спешно признать, что Франция – родина кухни, подарившая это чудо всему миру, и без французов население планеты никогда бы не научилось вкусно питаться и погибло бы если не от голода, то от скуки, иронизирует Guardian.

Обзор прессы подготовил Леонид Лунеев, bbcrussian.com