Пресса Британии: Лебедева продолжают "кошмарить"

  • 19 февраля 2011

В обзоре британских газет:

Лебедева продолжают "кошмарить"

Правообладатель иллюстрации BBC World Service

В пятницу российские следователи в течение трех с лишним часов допрашивали Александра Лебедева, которого Financial Times называет "бывшим агентом КГБ, магнатом и владельцем газет", имея в виду российскую "Новую газету" и британские Evening Standard и Independent.

Эти действия, уточняет московский корреспондент FT Катрин Белтон, совершаются в рамках проверок деятельности банка "Российский капитал", перешедший осенью 2008 года под контроль "Национального резервного банка" (НРБ) Лебедева, который впоследствии объявил, что обнаружил неправомерные переводы огромных активов, совершавшиеся ранее "Российском капиталом".

В ноябре прошлого года, напоминает Financial Times, в НРБ был проведен обыск с привлечением спецназа. За этим, по словам Лебедева, последовало давление, которому подвергаются не только сотрудники банка, но и его родственники.

В пятницу бизнесмен обнародовал открытое письмо к российскому премьеру Путину. В нем он просит главу кабинета вмешаться в ход следствия и указывает на то, что ноябрьские и нынешние события слишком похожи друг на друга.

"В последние несколько месяцев меня не покидает ощущение дежа вю, - приводит газета Daily Telegraph выдержку из этого обращения. - Слава богу, пока обходится без гранат и пластиковой взрывчатки, однако сюжет аналогичен".

Это следствие, утверждает Лебедев, затеяно преступной группировкой, работающей в связке с высокопоставленными представителями спецслужб и МВД. "Полагаю, что мы имеем дело с организованной мафиозной группой, которая, прикрываясь "указаниями свыше", осуществляет бандитский наезд на мой бизнес, - цитирует бизнесмена Financial Times. - Дошло до того, что на, по существу, официальную встречу со мной [...] явился полковник управления "К" ФСБ и долго уговаривал уехать за границу - иначе, мол, посадят "в Бастилию".

После пятничного допроса в интервью газете Financial Times Лебедев отметил, что подобные произвольные атаки, совершаемые на бизнес органами правопорядка, заметно ухудшают инвестиционный климат. "Это тот климат, в котором мы живем. Любой находится в ситуации, в которой "оборотни в погонах" вместе с бандитами имеют неограниченную власть и могут преследовать, кого хотят", - сказал он.

"Это те же люди, которые преследовали Чичваркина и Магнитского, - продолжил Лебедев. - Это та же система".

ТНК-BP хочет в альянс BP и "Роснефти"

Руководство российско-британской нефтяной компании ТНК-BP объявило, что собирается присоединиться к предполагаемому альянсу британской BP c российской "Роснефтью". И это, как указывает Financial Times, выводит противостояние в связи с этой сделкой на новый уровень.

Это заявление было сделано в пятницу на прошедшем в Париже заседании совета директоров ТНК-BP, которое частично принадлежит BP и частично - четырем российским акционерам-миллиардерам, консорциум которых известен под названием AAR ("Альфа-Групп", Access Industries и группа компаний "Ренова").

1 февраля, напоминает газета британских деловых кругов, лондонский суд по иску AAR Нажать заблокировал договоренность BP и "Роснефти", предусматривающую обмен акциями на общую сумму 16 млрд долларов и совместную разработку гигантских нефтегазовых месторождений в российской Арктике.

В следующую пятницу AAR намерен провести внеплановое заседание своего руководства. Пока не ясно, будет ли присоединение к альянсу BP и "Роснефти" единственным вопросом в повестке дня этой встречи, заявил управляющий директор AAR Стэн Половец.

"Директора обеих групп акционеров, а также независимые директора, понимают, что когда они участвуют в заседании совета ТНК-BP, на них лежат функции попечителей ТНК-BP и они обязаны действовать в интересах ТНК-BP", - приводит слова Половеца Financial Times.

Юристы британо-российской компании, добавляет газета, уже указали в письменном виде одному из номинированных BP директоров предполагаемого альянса, что участием в переговорах с "Роснефтью" он нарушил свои обязанности, поскольку устав ТНК-BP предполагает, что именно эта компания обладает приоритетным правом совершения каких бы то ни было сделок с участием BP на территории России. Руководство BP, однако, отрицает нарушение каких бы то ни было договоров и положений устава.

В числе 11 членов совета ТНК-BP - четыре представителя BP и четыре представителя AAR. Еще трое - это независимые директора, среди которых - бывший канцлер Германии Герхард Шредер. "Именно их [независимых директоров] голоса могут решить проблему во время внепланового заседания, - указывает FT. - Сейчас они консультируются по этому поводу с независимыми юридическими и финансовыми советниками".

Месхетинцы вернутся в Грузию?

Журнал Economist обращается к судьбе месхетинцев.

"В ноябре 1944 года Сталин и его подручные рассматривали возможность наступления на Турцию, - пишет автор. - Чтобы не допустить возникновения пятой колонны, они распорядились депортировать в Среднюю Азию приблизительно 100 тысяч месхетинцев, советских граждан, живших на юге Грузии и подозревавшихся в связях с Турцией. Тысячи умерли в дороге. Выживших распределяли по спецпоселкам. Уход из такого поселка без разрешения считался преступлением, наказывавшимся лагерями на срок до 15 лет".

Впрочем, добавляет Economist, в этом не было ничего удивительного: ко времени своей смерти в 1953 году Сталин депортировал в удаленные районы СССР 6 миллионов человек, в том числе - целиком восемь этнических групп. Пять из них - карачаевцы, калмыки, балкарцы, чеченцы и ингуши в 1957 году вернулись в родные места. "30 лет спустя окончание холодной войны и крушение Советского Союза открыли путь двум другим: независимая Украина приняла обратно крымских татар, а поволжские немцы вернулись в объединенную Германию".

У месхетинцев же все куда сложнее. В 1989 году в Ферганской долине против них был устроен погром. Тогда 112 человек погибли, десятки тысяч бежали. США со временем приняли 11,5 тысячи из них. Но еще около 415 тысяч месхетинцев, по данным журнала, до сих пор разбросаны по Азербайджану, Казахстану, России, Украине, Узбекистану, Киргизии и Турции.

В 2007 году под давлением Совета Европы правительство Грузии приняло закон о возвращении месхетинцев. Однако условия достаточно жесткие, отмечает автор: заявления должны быть написаны на английском или грузинском языке, а не на русском, на котором говорит большинство месхетинцев. Заявители должны представить доказательства депортации, что почти невозможно на практике, поскольку в Грузии документы были уничтожены пожаром, а в Центральной Азии они разбросаны по самым разным странам. При этом закон не обязывает грузинское государство обеспечить прибывающих жильем или как бы то ни было содействовать им.

Тем не менее, продолжает Economist, это людей не останавливает. По данным Европейского центра по делам меньшинств (ECMI), Тбилиси получил около 12 тысяч заявлений, в основном, из Азербайджана.

Региональный директор ECMI Том Триер признает: многие хотели бы вернуться, но не вполне ясно, поедут ли они на самом деле. Уровень жизни большинства месхетинцев в Азербайджане достаточно высок, при том что родина их предков - грузинский район Самцхе-Явахети - весьма беден. С начала 1980-х в Грузию вернулись около тысячи месхетинцев - и большинство из них живет в других районах.

Срок подачи заявлений сейчас подходит к концу, и ECMI надеется, что официальный Тбилиси если не отменит полностью требования о документальном подтверждении факта депортации, то по крайней мере заменит его на что-то более практичное - например, заявления очевидцев.

"Если все пойдет по плану, уже осенью в Грузию могут приехать первые переселенцы, - пишет автор. - Их, наверное, будет немного - поначалу. Но даже в этом случае их возвращение будет символизировать официального признания прошлой несправедливости. А для переживших депортацию и для их потомков это дорогого стоит".

Московский "Гараж" по-новоголландски

"Архитекторы состязаются за право создания дворца культуры Романа Абрамовича", - в статье под таким заголовком Guardian рассказывает о проекте развития искусственного острова Новая Голландия в Санкт -Петербурге.

В XVIII веке здесь располагалась военно-морская верфь, а сейчас остров заброшен. Работы по его обустройству, по данным газеты, оцениваются почти в 400 млн долларов, а общее руководство проектом осуществляет подруга российского миллиардера Дарья Жукова, которую Guardian называет покровительницей искусств.

В Новой Голландии, пишет автор, до которой от Эрмитажа 20 минут пешком, Жукова намерена открыть филиал своей московской галереи "Гараж", ставшей центром российского современного искусства.

В числе потенциальных подрядчиков Guardian указывает британских архитекторов Джереми Диксона и Эдварда Джонса, которые десятилетие назад работали над масштабной реконструкцией Королевского театра в лондонском Ковент-Гардене, а также сэра Дэвида Чипперфилда, получившего престижную премию Стерлинга за проект реконструкции Нового музея в Берлине. Кроме них, за заказ борются архитекторы из Франции, Голландии, Соединенных Штатов и, конечно, России.

Решение о том, кому из них поручить реализацию проекта, будет принято уже весной.

За творческими идеями, добавляет газета, заказчики обратились и к художникам Илье и Эмилии Кабаковым, видным представителям московского концептуализма, живущим в США, лауреатам художественной премии императора Японии.

Между тем, как указывает Guardian, представитель бизнесмена Джон Манн опровергает сообщения о том, что проект предполагает обустройство некоего помещения, в котором будет демонстрироваться роскошная коллекция искусств, принадлежащая Абрамовичу, в которой среди прочего есть работы Люсьена Фрейда и Фрэнсиса Бэкона. "Это будет многоцелевой объект с коммерческими и культурными помещениями, и он будет открыт для публики", - подчеркнул Манн.

Джинсы для диктатуры пролетариата

Guardian публикует рецензию на книгу британской писательницы Дьюрдьи Бартлетт об истории моды социалистического лагеря, прекратившего существование 20 лет назад.

После революции 1917 года в России - а после 1945-го и в других странах за железным занавесом - любые наряды были драгоценностью, поскольку их было очень мало, они были лишь случайными субпродуктами идеологического диктата.

В 1976 году, пишет Бартлетт, в СССР "в соответствии с планом девятой пятилетки, предполагавшим увеличение производства товаров народного потребления, появились эти брюки, плохо сшитые из 100-процентного хлопка, ткани под названием "Орбита". Это была 56-я попытка наладить Советском Союзе выпуск джинсов; предыдущие 56 предпринимались с использованием ткани, в которой до 20% приходилось на шерсть.

Один молодой человек признался корреспонденту газеты "Комсомольская правда", что он вынужден покупать западные джинсы на барахолке у ненавистных фарцовщиков - только потому, что качество советских джинсов было настолько ужасающим, что носить их считалось попросту непатриотичным. При этом, подозревает Бартлетт, добычей этого парня вполне могли быть не американские Levi's по 20-кратной цене, а штаны под маркой Lee Cooper, выпускавшиеся по лицензии в Югославии.

"Власти не намеренно лишали пролетариат хорошей одежды, - продолжает автор. - После революции они постоянно обсуждали, что достойно новой, советской женщины: должна ли она быть "не хуже Парижанки"? или подчеркивать русскую эстетику (и в чем она состоит?)? Должна ли быть одежда геометрически скроена и пошита на фабриках, чтобы минимизировать индивидуальность, или изготовлена вручную - в пику капиталистической эксплуатации трудящихся? Не осуждали ли Маркс и Ленин моду как буржуазное упадничество? На эту тему с удовольствием дискутировали интеллектуалы - и выдавали на-гора конструктивистский дизайн и продукцию в таком количестве, что ее едва хватало на обладателей твердой валюты или блата".

В книжке приводится удивительный пример: стахановка Маруся Макарова со Сталинградского тракторного завода увеличила свою производительность (и заработок) на 900% для того, чтобы получить возможность купить эксклюзивную одежду: "туфли цвета слоновой кости за 180 рублей, крепдешиновое платье за 200 рублей и пальто за 700 рублей" - и власти одобряли этот выбор, особенно когда Маруся надевала все это на официальные приемы.

"Работа Бартлет о коммунистической моде представляет собой сюрреалистическое чтиво, - пишет критик Guardian. - В крупных городах СССР и столицах стран-сателлитов появились женщины, проходившие государственное обучение по высшим стандартам и умевшие изготавливать качественнейшие копии парижских нарядов для частной клиентуры, вооруженные всего лишь потрепанным экземпляром журнала Vogue и рулоном твида, привезенного какой-нибудь торговой делегацией".

Обзор прессы подготовил Ян Ледер, bbcrussian.com