Шери Блэр хочет, чтобы 21-й век стал веком женщины

  • 5 марта 2011
Шери Блэр Правообладатель иллюстрации PA
Image caption Шери Блэр - видный юрист и мать 4 детей

Накануне Международного женского дня 8 марта Шери Блэр, супруга бывшего премьер-министра Великобритании Тони Блэра, дала интервью Китайской службе Би-би-си.

Би-би-си: Вы мать четверых детей и при этом известный адвокат и общественный деятель. Как вы справляетесь со столь разными ролями и какая из них сама сложная?

Шери Блэр: Мне кажется, что труднее всего быть женой и матерью. Самая трудная задача - воспитывать детей. Работающие матери обычно думают, что они недостаточно хорошо справляются с обязанностями одновременно и матери, и работника. Это жалко, потому что на самом деле почти всегда мы делаем нашу работу фантастически хорошо.

Би-би-си: В ваших мемуарах о жизни на Даунинг-стрит, 10 вы пишете, как трудно женщине в мужском мире, в особенности в общественной жизни. Почему так? И улучшается ли сейчас эта ситуация?

ШБ: Наверняка сейчас стало лучше. Не скажу, что стало идеально. Когда я начинала в качестве адвоката, в этой области было очень мало женщин. В тот год, когда я получила диплом, впервые число женщин-юристов превысило десять процентов. Сейчас моя дочь изучает в университете право, и у нее на курсе соотношение мужчин и женщин 50:50. Это означает, что мы добились прогресса. Но путь еще предстоит долгий, еще нет достаточного количества женщин-адвокатов моего уровня: я старший судебный адвокат, так называемый королевский адвокат. Только 10% из них женщины, и только 10% судей - женщины. Так что путь нам предстоит еще долгий, но мы определенно движемся в правильном направлении.

Би-би-си: В этом году Международный женский день проходит под лозунгом равных возможностей в образовании, учебе, науке и технологии. Насколько важную роль может играть технология в пропаганде равенства полов?

ШБ: Я большой поклонник технологических инноваций. Я не смогла бы продолжать свою профессиональную карьеру, воспитывать детей и жить на Даунинг-стрит, 10, если бы не гибкость, которую мне дала технология. Я впервые стала ею пользоваться в 1988 году, когда родилась моя дочь - мой третий ребенок. Кто-то научил меня пользоваться компьютером Оливетти. В течение двух лет я стала председателем комитета по информационным технологиям ассоциации адвокатов и стала рассказывать своим коллегам, почему IT имеет большое значение для юристов. Сейчас, в моей нынешней жизни, у меня тоже есть свой Женский фонд. В его основе лежит уверенность в том, что женщинам необходимо предоставить экономическую независимость. Если женщина сама может зарабатывать себе на жизнь, это дает ей больше возможностей. Кроме того, мы в нашем фонде убеждены, что благодаря технологии у женщин тоже появлется больше возможностей и больше гибкости в их выборе - будь то использование в делах сотового телефона или интернета. Мир вдруг оказывается таким маленьким, а это дает огромные возможности женщинам всего мира для общения друг с другом.

Би-би-си: Поговорим о ситуации в Британии. В настоящее время здесь около 12%-13% женщин являются директорами компаний, а вы хотите довести эту цифру до 25-30%. Но до этого, судя по всему, еще очень далеко?

ШБ: Не думаю. Потому что есть экономическая причина этих изменений. В последние десять лет люди начали задаваться вопросом, улучшается ли бизнес, когда женщина входит в дирекцию компании? Мой ответ - громкое "да". Это меняет ситуацию в лучшую сторону. В дирекции половины всех компаний входит значительное число женщин, и это не символическая цифра 1, а обычно две или даже три. И они превосходят другие компании по продажам, по возврату инвестиций и по другим показателям. И это весьма убедительно. В чем причина? Да в том, что разнообразие имеет значение. В бизнесе, как и в жизни, разнообразие важно. Если все имеют одинаковое происхождение, одинаково думают, это снижает творческий потенциал. Мужчины и женщины, люди разного происхождения и разных рас делают мир более творческим. По-моему китайцы называют это "инь" и "янь".

Би-би-си: Вы несколько раз бывали в Китае. Каковы ваши впечатления от китайских женщин?

ШБ: Я встречала целый ряд потрясающе динамичных китайских женщин, но я твердо верю, что мужчины и женщины всего мира имеют гораздо больше общих характеристик, чем отличий. У нас одни стремления. Я знаю это, потому что бывала в Китае. Я разговаривала со многими китаянками о сочетании работы и быта - о том, как они воспитывают своих детей и как реализуются в труде. Я бывала в китайских университетах и видела юношей и девушек, которые задавали весьма сложные вопросы, и они могли бы быть студентами в Лондоне, Нью-Йорке или где угодно в мире. Но я также знаю, что есть и другой Китай, который мне доводилось часто видеть, и это отсталый Китай. У вас есть такие центры влияния, как Пекин, Шанхай и Гонконг, районы бурного развития, но есть и другие части Китая, где женщины все еще живут в условиях развивающихся стран. А там их возможности гораздо более ограничены.

Би-би-си: Значит, существует разница между городским и деревенским Китаем?

ШБ: Да. И это ставит еще одну сложную задачу перед Китаем. Китаю удалось в последние десять лет переселить большое число людей из сельской местности в города. Это большой проект. Но, возвращаясь к вашем вопросу, я считаю китаянок очень способными, очень умными и всегда напоминаю, что самым богатым человеком в Китае является женщина.

Би-би-си: Би-би-си сейчас передает серию программ под названем Extreme World, посвященных тому, что нас всех в мире разделяет. Где же, по вашему мнению, лучшее место в мире для женщины, а где худшее?

ШБ: Лучшее место, и не только по моему мнению, но и согласно цифрам, представленным на Всемирном экономическом форуме, лучший континент в этом смысле Европа, в особенности Скандинавия - в том что касается максимального равенства полов. Хотя это не означает, что мужчины и женщины в Скандинавии полностью равны. Худшие места - это, к сожалению, такие страны, как Афганистан, Пакистан и другие, где женщины не считаются равными с мужчинами. А что касается Афганиствана, то там у женщин даже нет равных прав на образование.

Би-би-си: Но если заглянуть на год вперед, в каких основных районах мира мы должны пытаться улучшить положение женщин?

ШБ: Прежде всего мы должны признать, что мужчины и женщины равны, и когда они работают бок о бок, равно достойные и равно уважаемые, то все оказываются в выигрыше. Если у женщин нет равных возможностей, то страдают не только они, но и мужчины, потому что это лишает мужчин партнеров, которые помогали бы им выполнить свое предназначение, что очень важно. Конечно же, женщины должны получать образование. Ведь две трети неграмотных людей в мире составляют женщины, часто потому, что семьи принимают решение не давать образование девочкам. Если женщинам давать образование, они будут рожать меньше детей, и дети получат лучшее образование, детям будут делать прививки, и у них будет более крепкое здоровье, и тогда они, в свою очередь, смогут больше дать миру. Так что образование женщин должно стать приоритетной задачей, и это, конечно, одна из целей нынешнего тысячелетия. Кроме того, мне кажется, что просто давать женщинам образование недостаточно. Мы должны дать им возможность использовать это образование для того, чтобы они реализовали свой потенциал, а на этом пути еще слишком много барьеров. Они приводят к тому, что, хотя многие девочки в университетах получают хорошие дипломы, но тем не менее через пять лет мальчиков в ведущих компаниях становится на 15% больше, чем девочек, а через 20-30 лет - только 12% таких компаний имеют женщин-директоров. Очевидно, что подобную ситуацию надо менять.

Би-би-си: Спасибо за интервью.

ШБ: Будем надеяться, что 21-й век станет веком женщин.

Новости по теме